просмотров 1460

Дмитрий Певцов: я не спился, не прыгнул с моста, не улетел на Гоа

Опубликовано: 21 Октября 2019 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Дмитрий Певцов: я не спился, не прыгнул с моста, не улетел на Гоа
Дмитрий Певцов / TvKultura.ru

В этом году российский актер Дмитрий Певцов отмечает 35-летие своей творческой деятельности. В Москве состоится его концерт, но, по признанию артиста, ему важно не отметить какую-то дату, а поговорить со зрителем.

– Почему, на ваш взгляд, именно в период цензуры талантливых художников насчитывалось намного больше?

– В cоветское время были люди, обладающие художественным талантом, и при этом они являлись личностями. Им было что сказать. Конечно, они пытались говорить о том, чего нельзя. Сейчас же все стало можно. Но получается, что сейчас сказать либо некому, либо не о чем. Сложно снять что-то, где ты будешь говорить о чем-то светлом, добром, говорить о любви, если этого внутри нет, если ты не любишь людей, к которым обращаешься. А снять какую-то гадость – это несложно. Такой прием любят на Западе, за что режиссеры, его использующие, и получают премию. Это проблема и театра, и шоу-бизнеса.

Звезда фильма «Любовь и голуби» провел творческий вечер
читайте далее

– Будут ли в программе вашего концерта песни из фильмов Марка Захарова?

– Да. Мы хотим посвятить эти два концерта памяти Марка Захарова. Сначала я упустил из виду фильм «Обыкновенное чудо», но уход Марка Анатольевича изменил программу. Марка Анатольевича я воспринимал как своего отца. Он хорошо понимал меня и очень душевно ко мне относился. Я помню, раза два он называл меня Димой, что считалось знаком особой нежности. Он знал весь театр по имени-отчеству… Первое слово, пришедшее мне в голову, когда я узнал о его уходе, было «конец».

– А какая у вас любимая песня?

– «Я возьму этот большой мир». Это о душе. А что касается кино, то я очень люблю фильмы «Тот самый Мюнхгаузен» и «Старший сын», хотя в них не так много музыки. Видимо, я и пошел в эту профессию, потому что меня поразило существование великих актеров в предлагаемых обстоятельствах.

– Вы неоднократно сотрудничали и с режиссером Глебом Панфиловым. Какую роль он играет в вашей жизни?

– Глеб Анатольевич делал мне подарки в кино. Я снялся в его фильмах «Мать», «В круге первом».

Для меня Панфилов – шаман. Когда мы делали спектакль «Аквитанская львица» в Театре Ленком, он все время говорил со мной. Вначале эта роль была для меня «на вырост». Мы играем этот спектакль уже 10 лет, и я понимаю, что это одна из моих любимых ролей. Глеб Анатольевич приходит на спектакли и делает концептуальные замечания. Он что-то такое вкладывает в свои работы, что на это реагируют мои мозги. Конечно, я благодарен Глебу Панфилову за то, что мы встретились.

– В современном обществе все чаще озвучивается мнение, что актерская профессия девальвируется. Что вы об этом думаете?

– Я помню, как после спектаклей у служебного входа в Ленком стояли около 20 поклонников разных артистов. Сейчас же один-два зрителя хотят сфотографироваться. Я чувствую это и по изменениям внутри Института современного искусства, где преподаю. Туда приходят люди, которые действительно хотят попасть в актерскую профессию, но не понимают, что это такое, а потом уходят, столкнувшись с физическими и моральными трудностями. Да и количество желающих попасть в творческие вузы уменьшилось в десятки раз, поскольку есть другие способы жить хорошо.

– Россия выдвигает на «Оскар» фильм «Дылда». Что вы можете сказать о картине, если смотрели ее?

– Не смотрел. А что касается «Оскара», то любое соревнование в искусстве – это хрень собачья. Это ангажировано, это политика, это деньги. Однажды директор Театра Ленком Марк Варшавер попал на один кинофестиваль и сказал: «Я понял, для чего он нужен – чтобы в конце все напились». Я вообще ко всем этим премиям отношусь скептически. Как можно сказать, кто круче: Де Ниро или Янковский? Это же не спорт, где важную роль играют килограммы, секунды, метры или количество ударов по башке. Мне гораздо больше нравятся успехи нашей армии и спортсменов, чем кинематографистов.

– К каким выводам вы пришли за 35 лет творческой деятельности? Что влияет на выбор ролей?

– Вообще, актерская профессия провоцирует человека на эгоцентризм, ощущение себя центром мира, на постоянное внимание людей. В этом смысле я отношусь к нашей профессии очень настороженно, особенно после того, как несколько лет назад пришел в храм Божий. Потому что после трагедии, происшедшей в моей семье, пропали все смыслы моего существования (в результате несчастного случая погиб сын Певцова Даниил. – Авт.). И только потому, что я пришел в храм, я, очевидно, сижу сейчас здесь. Я выжил, не спился, не прыгнул с моста, не улетел куда-то на Гоа, чтобы остаться там с наркоманами. Я без кокетства говорю, что мне много лет неинтересно, что и как я сыграю как артист, чего достигну в профессии. Мне гораздо важнее, что я несу зрителю. Иногда я соглашаюсь на работу, хоть там роль ругательная, но история говорит о любви, вере, надежде, терпении. Вот об этом я готов беседовать с людьми, именно по этому критерию я выбираю или не выбираю тот или иной проект.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале