просмотров 1066

Евгений Дятлов: пьянствовать – это не моя история

Опубликовано: 28 Мая 2018 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Евгений Дятлов: пьянствовать – это не моя история
Евгений Дятлов / izhlife.ru

В этом году на киноэкраны выйдет фильм российского режиссера Игоря Зайцева «Тобол», одну из главных ролей в котором сыграл известный актер Евгений Дятлов. За постановку трюков в этой картине отвечала каскадерская группа из Казахстана под руководством Жайдарбека Кунгужинова. Евгений дал очень высокую оценку работе нашего коллектива.

Жители постсоветского пространства смогут увидеть костюмированную ленту «Тобол» по одноименному роману Алексея Иванова в конце ноября. А до этого времени график Евгения Дятлова расписан практически по минутам. И основное место в нем занимают сольные концерты, на которых актер исполняет романсы. Так, недавно Евгений выступил в киноклубе «Эльдар», где пообщался со зрителями и спел романсы на стихи Афанасия Фета, Владимира Высоцкого, Александра Вертинского, Евгения Красавцева и многих других поэтов. Также прозвучали и авторские произведения Евгения Дятлова. Но самым пронзительным стало его исполнение песни «Казачья» а капелла. После концерта артист дал эксклюзивное интервью «ЭК».

Евгений Дятлов в фильме Тобол.jpg

– Евгений Валерьевич, существует такое понятие, как гений места. Вы выступаете в клубе, наполненном энергетикой кинорежиссера Эдьдара Рязанова. Вам важно, на какую сцену вы выходите?

– Сначала мне казалось, что для меня не имеет значения, где выступать. Я пел на разных площадках: в ресторанах, на светских мероприятиях и даже в колонии строгого режима. И в итоге обнаружил, что не теряюсь даже на больших сценах, они меня не пугают. Я вдруг понял, что могу петь и перед многотысячным залом. Другой вопрос, что мой репертуар на это не рассчитан.

Когда-то Эльдар Рязанов заочно пригласил меня выступить в своем клубе. Мы познакомились прямо на концерте. Я имел радость общаться с ним на протяжении нескольких вечеров. Он дарил мне свои книги, какие-то воспоминания, очерки.

– Вам лучше поется, когда вы в хорошем настроении или когда душа болит?

– Есть степень боли, которая позволяет петь. Существует экзистенциальная боль, а есть боль вины, которая петь не позволяет. Боль за утрату смыслов, за нарушение, которому ты сопутствуешь, сопереживаешь, особенно когда не в силах повлиять на ситуацию. Эта боль может дать мощную волну. Ну а когда ты счастлив, петь очень легко.

– К вам на концерты, наверное, ходят ваши постоянные зрители… Кстати, какой самый необычный подарок вам преподносили?

– 9 мая я выступал на одном предприятии, мне там подарили шкуру медведя. А однажды я привез кистень одного из соратников Ермака, участвовавшего в столкновении с ханом Кучумом.

– Недавно на фестивале «Виват кино России» вы получили приз как актер, завоевавший немеркнущую зрительскую любовь. Вручая ее вам, режиссер Сергей Снежкин сказал, что награда находится в руках героя нашего времени. А кого бы вы сами могли так назвать?

– Каждого, кто способен преодолеть испытания без потери собственного я. Ныне многим приходится платить за то, чтобы иногда просто выжить. Поэтому героем можно назвать того, кто успевает сохранить или обрести в себе человека.

– Как вам работалось с каскадерской группой Жайдарбека Кунгужинова на съемках фильма «Тобол»?

– Это просто потрясающая команда, которая посвятила своему делу всю жизнь. Они прекрасные ребята. И самое главное, что для их работы оставили много места. Бывает, каскадеры внесут в фильм большую лепту, а сцены с их участием просто вырежут. При этом им говорят: «Героиню нужно провести по длинному фокусу минуты полторы. Поэтому мы и вырезали ваши кусочки». Но это не тот случай.

– В актерской профессии, на мой взгляд, много мистики. Кто-то рассказывает, что видит вещие сны…

– Это больше свойственно моей жене Юлии. Ей снятся то Чкалов, то Высоцкий, то Путин. И периодически сны супруги сбываются. Иногда она мне говорит: «Мне кажется, тебя возьмут туда-то и туда-то». А потом все так и происходит.       

– Недавно вы сыграли в сказке «Последний богатырь». Каким волшебным даром вы бы хотели обладать?

– Это, конечно, жуткое искушение. Иногда хочется иметь шапку-невидимку, а порой и ковер-самолет.

– А вы бы хотели иметь возможность возвращаться в прошлое и менять его?

– Чьи-то судьбы мы отслеживаем, хотя вроде бы у нас нет ничего общего с этим человеком. Но потом выясняется, что он шел тем же путем, что и ты. Допустим, я собирался поступать на переводческий факультет, но накануне поссорился с завучем. И в итоге мне не дали грамоту по французскому языку… И когда я поступал на переводческий факультет, я набрал одинаковое количество баллов с одним парнем, мы шли оценка в оценку. Но один человек был лишним, и им оказался я, потому что у меня не было той самой грамоты. И если бы я попал в эту десятку поступивших, сейчас я бы стал военным переводчиком. Или, возможно, служил бы во внешней разведке, а может, занимался журналистикой. Но какие-то вещи я бы, конечно, исправил. Есть определенные события, благодаря которым я другой.

– В одном из своих интервью вы говорили на тему упущенных возможностей. В частности о том, что в свое время не снялись в фильме Веры Глаголевой…

– Я думаю, что боги были на стороне тех, кто в итоге там снимался. Аналогичная история вышла у меня с фильмом «Возвращение» Андрея Звягинцева. Я разговаривал с режиссером и вроде был готов сняться в его картине, но в это время труппа театра, в котором я играл, отправилась на гастроли в Омск. И получается, что я должен был забрать оттуда документы. А вдруг Андрей Звягинцев мне все равно бы отказал? Я даже не знаю, где бы тогда оказался. А Константин Лавроненко благодаря этому фильму изменил свою судьбу. Также я не снялся и в фильме Веры Глаголевой.

– Вы храните верность Санкт-Петербургу, где постоянно живете. А многие актеры переезжают из города на Неве в Москву…

– Однажды мне поступило предложение войти в состав труппы МХТ им. Чехова, куда меня приглашал Олег Павлович Табаков. Но я понимал, что это перемена судьбы. Я посидел, подумал и отказался от этого предложения. Ведь я уже перевез в Санкт-Петербург маму, брата, жену. А значит, мне нужно было бы все менять снова.

– Кто на вас повлиял?

– Мама. А отец погиб рано. Своим настоящим педагогом я считаю Семена Яковлевича Спивака – художественного руководителя театра на Фонтанке. Благодаря ему я выработал свой взгляд на актерскую профессию. Вообще, на меня влияет вся среда, благодаря которой я делаю для себя определенные выводы, пометки на полях. Думаю, что без определенных знаков и людей я быстрее бы раскис, сдался, проповедовал бы чужие вещи, лишившись своего голоса. Если бы на меня повлиял только один человек, я бы исповедовал только его принципы и был бы его клоном. Бывает, что вокруг крупного режиссера группируются определенные люди, которые говорят слово в слово то же, что и он. Они пытаются быть такими, как он, но не могут.

– Каковы ваши ближайшие планы?

– Я хочу поиграть рок-музыку, находить маленькие залы и петь свои песни, но желания прыгать с молодежью у меня нет. Нужно отдавать себе отчет в том, что мы не собираемся становиться рок-кумирами.

– Как вы отметили свой 55-летний юбилей?

– На гастролях. Уже не первый и не второй год я отмечаю свой день рождения концертом. И это, кстати, неплохо. Сидеть за столом и пьянствовать – это не моя история.

– Какое из своих достижений вы считаете самым значимым?

– Они разного порядка. Есть актерские победы, а есть касающиеся повседневной жизни. Последнее достижение – это то, что я перевез из Украины брата и собираюсь ассимилировать его, помочь ему найти себя в Санкт-Петербурге. Достижение творческого порядка – это то, что моих концертов становится больше.

– От каких иллюзий вы избавились в течение жизни?

– Со временем иллюзии просто трансформировались, но окончательно я с ними так и не расстался. К тому же важно понимать, что мы конкретно можем называть иллюзиями. Например, я верю в то, что человек человеку друг, товарищ и брат. Возможно, это тоже иллюзия. Однако я убежден в том, что человек должен ждать не подтверждения этих слов от другого, а сам во что бы то ни стало оставаться на этом берегу. Пускай даже окружающие пытаются опровергнуть такую теорию.

– Этот вопрос обычно задает своим героям ведущий Борис Корчевников в финале передачи «Судьба человека». Что бы вы, ныне известный актер Евгений Дятлов, посоветовали самому себе молодому?

– Не жди с моря погоды и учись говорить нет. Иногда люди произносят это слово так, будто сейчас произойдет землетрясение, убийство или с ними приключится неизлечимая болезнь. А считать так не нужно. Быстрее вставай и иди вперед навстречу себе. Сначала ты будешь много сомневаться. Но помни, что все нехорошее, чего ты боишься, за тебя сделают. Главное – не делай этого сам.