просмотров 2319

Никита Михалков: из номеров наших американских друзей доносился запах марихуаны

Опубликовано: 19 Апреля 2019 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Никита Михалков: из номеров наших американских друзей доносился запах марихуаны
Никита Михалков / moscow-baku.ru

18 апреля торжественно открылся 41-й Московский международный кинофестиваль (ММКФ). На кинофоруме зрители увидят 1 012 фильмов, среди которых есть и казахстанские. В частности, в основную программу вошла лента «Тренинг личностного роста» Фархата Шарипова.

На церемонии открытия ММКФ по красной дорожке прошлись председатель жюри основного конкурса, южнокорейский режиссер Ким Ки Дук, российская актриса Ирина Апексимова, также вошедшая в состав судейской комиссии, артистки Елизавета Боярская, Екатерина Климова, Ирина Безрукова, Марина Александрова, актер Игорь Петренко с супругой, режиссер Владимир Наумов и многие другие. Как и в прошлом году, под прицелами фотокамер появился лидер ЛДПР, уроженец Алматы Владимир Жириновский. Он громогласно заявил, что на фестивале хочет смотреть кино без выстрелов, наркотиков и насилия. Многие зрители, возможно, с ним бы не согласились. Если Жириновского журналисты расспрашивали о судьбе важнейшего из искусств, то актрис преимущественно – о нарядах. Тем более что каждая артистка старалась показать себя во всей красе.

2.jpeg

Так, актриса Ксения Алферова в сопровождении мужа Егора Бероева появилась на дорожке в облегающем черном платье с глубоким декольте. Телеведущая Екатерина Стриженова выбрала платье малинового цвета, а актриса Марина Александрова отдала предпочтение брючному костюму. Слишком эпатажных нарядов на церемонии открытия замечено не было.

Еще на брифинге, предварявшем церемонию открытия, руководитель фестиваля Никита Михалков намекнул, что теперь организаторы ММКФ делают ставку не на эпатаж и приглашенных голливудских звезд, а на показ качественного кино.

– Когда мы рассматриваем общую палитру кинофестиваля, то убеждаемся в том, что каждый может получить на нем то, что хочет. Подготовка к такому событию – это гигантский труд, который длится весь год, – подчеркнул Никита Михалков. – Каждый организатор отвечает за свою программу. Это замечательная возможность точечно увидеть то, что происходит в нашем кино.

– Что вы думаете о фильмах современных молодых кинематографистов?

– Сегодня доступность информации поражает. Когда-то во ВГИКе нам показывали мировое кино в семь утра. Нередко мы ходили в «Белые Столбы» (киноархив – Авт.). С изумлением смотрели и Анджея Вайду, и Ингмара Бергмана. Сегодня информация и возможность впитывать ее настолько доступны, что тому, как снимать кино, многие научились, а вот что снимать – это уже другая работа, которой нельзя научить. Это особый взгляд на мир, понимание и ответственность за то, что ты делаешь и о чем говоришь. Это вещь, которую нельзя перенять у других кинематографистов. Ты можешь научиться монтажу, операторской работе, склеивать несклеиваемые вещи, и это будет новаторством. Но научиться мыслить с листа невозможно. Иногда я с огромным восхищением смотрю на то, как они это делают, но меня не всегда удовлетворяет то, что они делают. Не потому, что это что-то претящее мне, но вот смотришь кино и понимаешь, что оно ни о чем. Ведь самое величайшее умение режиссера – это рассказать историю.

– По какому критерию вы в первую очередь оцениваете фильм?

–Насколько это талантливо и интересно сделано. Меня трудно зацепить «Бэтменом». Конечно, это тоже труд, где 400 человек рисуют, делают компьютерную графику, но потерял бы я что-нибудь, если бы этого не видел? Настоящим может быть только то, что волнует. Вот, например, фильм «Крестный отец» волнует, несмотря на то что это американский боевик. Здесь опять же определяющим становится понятие не «как», а «что». Одна женщина как-то дала довольно точное определение: «Настоящее искусство – это то, что хочется увидеть, услышать или прочитать еще раз». Если фильм не волнует, то ты не заставишь людей смотреть его дважды. Однажды я смотрел фильм иранского режиссера Маджида Маджиди о пророке Мухаммаде. Я не представляю себе, как можно так проникновенно, чисто, сказочно и увлекательно рассказать о своем Боге. В чем-то эта картина наивна, но в то же время насыщена пульсирующим чувством.

– Если бы вам предложили снять фильм о Московском международном кинофестивале, какие эпизоды вы бы в него включили?

– Трудно сказать, ведь фестиваль настолько многогранен… Главное, что закончилась эра постоянно действующей круглосуточной тусовки, которая была важнее, чем само кино. А интересных эпизодов было много. Однажды кто-то вызвал милицию в гостиницу «Националь», потому что из номеров наших американских друзей доносился запах марихуаны... Я убежден в том, что фильм получился бы очень интересным.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале