Нуртас Адамбай: я не могу смотреть свои фильмы – начинаю злиться

Опубликовано: 21 Декабря 2018 г. Автор: Галия БАЙЖАНОВА | г. Алматы
Нуртас Адамбай: я не могу смотреть свои фильмы – начинаю злиться
Нуртас Адамбай / facebook.com/nurtaspro.channel
просмотров 1736

Кавээнщик, шоумен, актер, сценарист, режиссер Нуртас Адамбай не только талантливый юморист, но и настоящий трудоголик: на днях выходит в прокат уже его седьмой кинопроект. На этот раз это семейная комедия «Кудалар». Почему в нашем кино шутят только про свадьбы, как его изменили съемки фильма «Тараз» и отчего Нуртас поменял свое отношение к представителям нетрадиционной ориентации? На все эти вопросы Адамбай ответил в эксклюзивном интервью «ЭК».

– Нуртас, вы один из тех, кто подарил казахстанцам мечту – зарабатывать благодаря развлечениям. А как вы относитесь к тому, что теперь все снимают кино, посчитав, что если свой парень Нуртас Адамбай смог, то и они смогут?

– С одной стороны, круто, что снимают много, с другой – плохо, что большая часть этих фильмов непригодна к просмотру. Вот если бы все снимали картины только на свои деньги, как мы, а не обещали бы спонсорам золотые горы, было бы честнее. А то мне агашки порой жалуются: «Пришел, наобещал, я ему дал денег, а он такое приносит, что мне стыдно перед другими людьми, которых я втянул в этот проект». Нам неохота краснеть ни перед кем. Если уж провалимся, то будем винить только себя. Снять хорошее кино не так просто, как кажется, и надо понимать, что если сняли фигню, то никакой рекламой и хорошими отзывами от блогеров народ в кинозалы не затащишь.

3.jpg

– А когда вы впервые поняли, что можете стать кинорежиссером?

– Наверное, не было какого-то одного момента, все происходило поэтапно… Если честно, я и по сей день не считаю себя режиссером. Просто бывают моменты, когда хочется взять на себя эту роль. Вот придумаешь какую-нибудь сцену, и в тебе как будто ребенок просыпается: хочется бегать, прыгать, радоваться тому, что можешь это сделать. Пока мы снимали скетчкомы на ТВ, я откладывал кое-какие идеи и со временем реализовал их в кино. Сначала были комедии, потом я снял «Тараз». И знаете что? Во время работы над этой картиной у меня было такое ощущение, что я вообще никогда ничего не снимал раньше! Ведь только на «Таразе» я понял, что такое кино и режиссура, когда игра таких актеров, как Еркебулан Дайыров и Асан Мажит, их жесты, взгляды, даже дыхание в кадре решают больше, чем переписанные тысячу раз диалоги. И это было крутое ощущение!

4.jpg

– Действительно, для меня Нуртас Адамбай как режиссер возник после «Тараза», несмотря на всенародный успех предыдущих фильмов про келинку Сабину…

– Ну, сколько людей, столько и мнений. Одни мне говорят: «Тараз» и «Лифт» – это настоящее кино, а все остальное – нет». Другие, наоборот, возмущаются: «Зачем ты стал снимать драмы?!» Кому-то нужно продолжение «Келинки Сабины», кому-то что-то еще, всем не угодишь. Я не пытаюсь прогибаться под мнение большинства и делаю то, что мне интересно. Сейчас мы пытаемся лавировать между коммерческим кино и более серьезным и, думаю, будем продолжать в том же духе.

– После снятых вами фильмов и приобретенного опыта как вы относитесь к своим первым лентам? Видите ли какие-то недостатки или они все так же прекрасны?

– Скажу честно, еще не было фильма, произведенного нашей студией, которым я был бы доволен. Я свои картины вообще не могу смотреть! Потому что начинаю нервничать, злиться, вижу, что там не доработали, здесь схалявили, думаю, что сюда нужно было другого актера, а вот здесь сценарий надо было изменить. Я завидую режиссерам, которые любят свои фильмы. Недавно смотрел интервью Никиты Михалкова Юрию Дудю и очень сильно удивился тому, как режиссер нахваливает свои картины, по-настоящему считая, что снял гениальное кино. Вроде умный человек, очень крутые фильмы снимал когда-то, а так говорит о своем творчестве! Мне кажется, отсутствие самокритики – это признак небольшого ума.

– А мне казалось, что вы влюблены в свои работы, поэтому вам тяжело принимать критику…

– Смотря что называть критикой. Да, я, конечно, могу остро реагировать на чье-то мнение, когда несведущий в этой области человек пытается выдать свое мнение за экспертное. Но я всегда рад конструктивной критике. Когда я читаю о своих фильмах что-то дельное, то с благодарностью воспринимаю это. Ведь это бесплатные советы, как сделать мой фильм лучше, и жаль, что на момент создания ленты этого человека не было рядом. Но если кто-то выражает свое негативное мнение просто из желания что-то сказать во что бы то ни стало, я это не приемлю. В Казахстане нет критиков, чье мнение является для меня неоспоримой истиной. Ведь чем мы будем измерять качество критики? Количеством просмотренных фильмов? Он посмотрел 784 фильма, а тот всего 45? И что? Теперь этому нельзя критиковать, а тому все можно? Сейчас каждый зритель – критик. Да я бы сам мог стать критиком, но это будет некорректно по отношению к коллегам, поэтому я в эту сферу и не лезу.

– Как вы относитесь к плагиату?

– У меня на него аллергия, особенно когда вижу свои шутки в чужом кино.

5.jpg

– А как же ваш «Тараз», который ну очень похож на «Бумер» Буслова?

– Они похожи формой – парни натворили дел и сбежали в другой город, но не содержанием.

– Ну как же? Суть там одна и та же – парни из-за ерунды попали в передрягу и поплатились жизнями ни за что...

– Нет, я не считаю, что это плагиат, не согласен с этим. Вы думаете, в кино всего два фильма про парней, которые натворили дел, сбежали, а потом расплатились за это своими жизнями? Я думаю, что таких драм много. У нас даже сериал «Побег из аула» был на эту тему – парни наделали много всякой фигни и сбежали в город, только не на машине, а на микроавтобусе… Помню, когда мы делали проект «Наша КZаша», все нас обвиняли в плагиате, но я объяснял, что это не плагиат, а формат такой. Название похоже, герои тоже – это местные жители, но контент совершенно другой. То же самое с «Таразом» и «Бумером». Схожа только форма.

– Но когда эту форму переносят в наши реалии, получается, казахский «Бумер», да и фильм Буслова ведь раньше вышел.

– Я не отрицаю, что отголоски этой картины в моей работе есть, ведь «Бумер» – один и моих любимых фильмов, но это не плагиат. И потом, фильмы ведь снимают для того, чтобы впечатлить. Меня «Бумер» впечатлил, он на меня повлиял, я же не могу это отменить.

6.jpg

– Хорошо, а ваш фильм «Я – жених»? Это ведь то же самое, что и «5 причин не влюбиться в казаха» Аскара Узабаева! Причем эти картины вышли в прокат следом одна за другой.

– Это совпадение. Для меня это тоже стало сюрпризом. Я только недавно посмотрел фильм Аскара в самолете и сам удивился, насколько наши ленты похожи. Я думаю, тут получилось то же самое: мы взяли популярный голливудский сюжет, когда невеста или жених знакомят родителей с избранниками, как, например, в «Знакомстве с Факерами». Или когда «вторые половинки» поначалу были ненастоящими, а потом влюбились друг в друга, как в фильмах «Прогулка в облаках» с Киану Ривзом или «Предложение» с Сандрой Буллок. Мы просто взяли и перенесли эту ситуацию в казахские реалии. Причем изначально наш фильм назывался «Жених на 5 дней», но мы убрали цифру 5, чтобы не путали наш проект с картиной Аскара Узабаева. Как вариант хотели снять фильм совместно с Россией, назвать его «Жених из Москвы» и пригласить Данилу Козловского, но потом отказались от этой идеи. Так что совпадения тоже бывают.

122A9322.JPG

– Казахстанские фильмы критикуют в первую очередь за ограниченность тем: если комедия, то обязательно про свадьбу. Как доказательство – новый ваш проект «Кудалар». Неужели других сюжетов нет?

– Я не знаю, что там думают другие, не собираюсь забивать этим голову. За себя скажу, что мы снимаем про то, про что уже пробовали снимать и точно знаем, что это будет пользоваться успехом. Кудалар, то есть сваты, были героями наших скетчкомов. Там много юмора: противопоставление аульных и городских, провинциалов и столичных, семейный юмор. Я всегда пытаюсь снимать фильмы, которые было бы интересно смотреть всем: и детям, и нам самим, и нашим родителям. Я думаю, «Кудалар» как раз из таких картин. Мы выложили трейлер этой комедии в YouTube, а там, мне кажется, сидит самая объективная аудитория, которая может писать все, что ей заблагорассудится. Человек может даже обматерить тебя с ног до головы, и ему за это ничего не будет. Ведь он сидит где-нибудь дома, чувствует себя в полной безопасности и пишет, что хочет. Так вот, 80% пользователей написали, что это очень доброе кино для всей семьи. И я бы хотел, чтобы это действительно было так. Ведь я сам с большой теплотой вспоминаю те времена, когда мы всей семьей собирались у телевизора и смотрели «Тамашу» или «Иронию судьбы»…

– Думаете, будут вспоминать «Келинку Сабину», так же как и легендарную «Тамашу»?

– Недавно в аэропорту встретил директора «Седьмого канала» и с удивлением узнал, что они 25 раз ставили «Келинку Сабину», и в 25-й раз у нее хороший рейтинг – люди не устают смотреть наш фильм. Я не хвастаюсь, но круто, что у нас получилось снять кино, которое разбирают на цитаты, и знают не только в Казахстане, но и в Азербайджане, Таджикистане, Узбекистане, Грузии, Турции и так далее. Как-то раз я был на встрече в Ташкенте, и пришел один мужчина, с виду очень серьезный и хмурый. Когда мы разговорились, он вдруг растаял и признался, что его маленькая дочка не смотрит мультфильмы, а «Сабинку» любит!

122A9571.JPG

– Самый, наверное, популярный вопрос – откуда у вас страсть к женским образам? И келинка (невестка), и кудаги (сватья)?

– Ну это еще пошло из КВН – мужчина в женской одежде смешнее выглядел. Когда мы задумали снять фильм, на эту роль пробовалась одна актриса, но я понял, что это не будет так смешно, как если снимусь я сам. Мои женские образы – это такой необидный стеб над всеми нашими женщинами: женой, сестрой, мамой, одноклассницей. Чтобы вы увидели себя со стороны. Конечно, играть женщин – большая ответственность, ведь чуть-чуть перегнешь – и может получиться вульгарно, пошло, и смотреть будет неприятно. Но я вроде справляюсь. У меня от природы ровные ноги, так что короткие платья могу носить, и это не выглядит ужасно. Но если честно, сейчас, спустя столько лет после выхода «Келинки Сабины» на экран, я понимаю, какой я был смелый, оказывается! Facebook не пользовался, соцсети не читал, не знал, какие там бывают настроения, страхов не было, я просто переоделся в женщину, снял кино про это и запустил на все экраны страны! Сейчас, может, 100 раз бы подумал.

– А вот, кстати, про вас как-то раз написали: «Человек, который критикует представителей ЛГБТ, сам переодевается в женскую одежду. Не это ли лицемерие?»

– Ну, глупые люди, что скажешь. Но сразу оговорюсь по поводу геев и других представителей ЛГБТ – я раньше считал, как наше подавляющее большинство, что если человек не похож на всех, пусть даже ориентацией, то это неправильно. Но сейчас я придерживаюсь другого мнения. Я наконец понял и осознал, что каждый человек имеет право быть таким, каким он хочет, и это только его выбор. А если контролировать такой личный вопрос, как сексуальная ориентация, то до чего мы можем докатиться? Завтра окажется, что шагать с левой ноги – это неправильно, ведь все шагают с правой! И что?

– Боюсь, ваши фанаты вас не поймут…

– Я не агитирую за геев, я просто хочу, чтобы люди осознали очень простую истину: каждый волен выбирать и может быть таким, каким хочет. Это касается всего, в том числе и ориентации.

– Вы довольно часто высказываетесь по разным поводам в Facebook. Устраиваете ли вы себе самоцензуру, зная, что написанное может не понравиться аудитории?

– Иногда бывает, но я не люблю себя в такие моменты. Не то чтобы боюсь потерять аудиторию, просто не всегда хватает времени, чтобы донести до людей мысль, на которую, как я заведомо знаю, будет большая реакция. Если я это не объясню подробно, у людей сложится неправильное мнение. И я думаю – просто лишний раз не буду писать.

– А сколько людей читает вас в Facebook?

– Наибольшее количество человек в Казахстане, насколько мне известно. У кого-то вроде 63 тысячи, но там есть боты, а у меня живая аудитория.

– А вы удаляете и блокируете френдов?

– Да. И довольно часто. Я эмоциональный человек и могу удалить даже за то, что человек ко мне на ты обратился. Это зависит от моего настроения и даже времени суток. Бывает, захожу в Facebook уже злой: не успеваем, цветокоррекцию надо сделать, звук довести до ума, субтитры не такие – и тут прочитаю что-нибудь, даже всего лишь глупое мнение чье-то, и все – удаляю. Или вижу, что человек мыслит совершенно иначе, зачем я буду тратить на него свое время, отвлекаться, злиться? Я удаляю. После чего мы с этим человеком не пересекаемся, у него своя жизнь, у меня своя – все счастливы. Но я сильно не ругаю себя за это. В конце концов, это моя страница, кого хочу видеть в друзьях, того и вижу.

– То есть у вас все подписчики исключительно лояльные?

– На своей странице я диктатор, но это не означает, что всех людей с другим мнением я удаляю. У меня работает внутренняя цензура, и каких-то подписчиков, которые даже пишут раздражающие меня комментарии, я оставляю, чтобы не пребывать в своих иллюзиях. Как адекватный человек, я понимаю, что не могу быть всегда правым, я ведь не какой-нибудь мудрец или далай-лама. Я всегда пытаюсь анализировать себя, стремлюсь стать лучше, поэтому одна лишь похвала мне ни к чему.

– Кинокритик Тулеген Байтукенов про вас написал, что вы казахский Чарли Чаплин, потому что так же, как и он, все делаете сами, – и режиссируете, и играете, и сценарии пишете, и образ свой создали неповторимый. Согласны?

– Мне, как и любому человеку, приятно слышать хорошие слова и сравнение с великими. Но это ведь сказано не в адрес Нуртаса Адамбаева, который родился 14 декабря 1981 года весом 3 800. Это в адрес моей работы, причем не моей личной, а всей студии. Для меня такая оценка нашей работы – высшая похвала.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале