Продюсер Анар Кашаганова: пусть встают на ноги и расцветают тысячи «Казахфильмов»

Опубликовано: 30 Марта 2020 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Алматы
Продюсер Анар Кашаганова: пусть встают на ноги и расцветают тысячи «Казахфильмов»
Анар Кашаганова / newrik.ru
просмотров 2005

Анар Кашаганова, много лет проработавшая на киностудии «Казахфильм» и в свое время возглавлявшая ее, рассказала «ЭК» о ситуации в отечественном кино, расколе среди представителей отрасли, своем отношении к Харви Вайнштейну и многом другом.

Экспертный совет при Государственном центре поддержки национального кино завершил питчинги, по итогам которых решится вопрос госфинансирования одобренных проектов. Окончательное решение, предположительно, будет принято в конце апреля, если нормализуется ситуация с коронавирусом. В экспертный совет центра вошла и Анар Кашаганова. В ее послужном списке такие фильмы, как «Транссибирский экспресс», «Тот, кто нежнее», документальная картина «Полигон» и многие другие ленты, вошедшие в сокровищницу отечественного кино.

– Анар, как сейчас складывается общая ситуация с питчингами?

– Члены экспертного совета прочли более 200 сценариев, поданных различными продюсерскими компаниями. Каждый проект оценивался с точки зрения художественных достоинств, зрительской привлекательности, прокатного продвижения. В результате жарких споров к рассмотрению было допущено 88 проектов разных жанров: игровое, документальное, анимационное кино, дебюты и копродукция. Решение нашей комиссии носит рекомендательно-совещательный характер. Его результаты передадут в государственную межведомственную комиссию, и с учетом всех мнений будет вынесено окончательное решение о финансовой поддержке национальных фильмов в нашей стране.

– К каким темам чаще всего обращаются кинематографисты?

– Это фильмы социальной направленности, исторические ленты, психологические триллеры, комедии и документальные ленты. Очень много проектов, посвященных 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Также были представлены проекты о голодоморе в Казахстане.

IMG-20200327-WA0017.jpg

– А как сегодня обстоят дела с документальным кино? Оно ведь часто остается на задворках…

– В свое время мне приходилось заниматься документальным кино, причем в самое что ни на есть замечательное перестроечное время. А как вы помните, перестройку в стране сделали кинодокументалисты. Какие были потрясающие фильмы! Выход каждой картины приравнивался к важному событию в культурной жизни. Потом этот процесс потихоньку сошел на нет. Повалил поток портретных юбилейных фильмов, так называемых датских. Исчезли остросоциальные, исследовательские, аналитические фильмы. С экранов пропал человек со своими мыслями, чаяниями, человек-труженик, мыслитель. Но, к великой радости, в этом году появились интересные неигровые проекты, которые, если окажутся в числе выигравших, несомненно, вызовут огромный резонанс.

– Как коронавирус повлиял на кино в нашей стране?

– Практически все остановлено! Алматы – это все-таки центр национальной киноиндустрии, здесь сосредоточено такое отраслеобразующее предприятие, как «Казахфильм», базируются практически все частные продюсерские компании. Но поскольку мы сейчас оказались в некоторой блокаде, как бы горько это ни звучало, активная профессиональная деятельность практически остановилась. Недавно руководитель госцентра Гульнара Сарсенова должна была защищать отобранные проекты в межведомственной комиссии. Пока их рассмотрение перенесено на конец апреля. Я живу в оживленном районе, но сейчас он превратился в район из фильмов о ядерной войне! Полная тишина, на улице ни одного человека, машины не ездят… Но зато расцветает зелень, город чистый, воздух прозрачный. Красота! Природа отдыхает от нашей безумной, порой необдуманной деятельности и бешеного ритма.

– Как вы сами относитесь к этой тяжелой ситуации?

– Ситуация с коронавирусом, безусловно, повлияет на людей. Они станут другими – более бережливыми и аккуратными во взаимоотношениях. Ведь сейчас впору задуматься о гигиене души. На фоне того, что происходило в последнее время в отечественном кино – скандальных пасквилей, обмена жуткими обвинениями, грязи, которая полилась как из рога изобилия, вирус оказал благотворное влияние. (Речь идет о конфликте, возникшем в сфере кинематографистов. После принятия закона о кино в январе 2019 года распределение бюджетных средств проходит через Государственный центр поддержки национального кино. Выбор фильмов, которые получат госфинансирование, осуществляется по итогам вышеупомянутых питчингов. А киностудия «Казахфильм» фактически перестала быть монополистом в сфере производства национальных фильмов. Сложившееся положение вбило клин в отношения между кинематографистами. – Авт.). События последних недель явственно проявляют человеческую незащищенность, хрупкость этого мира. Поэтому в отношениях друг к другу надо сохранять бережность и уважительность. Смею надеяться, что в киномире наступит осознание ценности человеческих взаимоотношений.

Киностудия «Казахфильм» на перепутье: денег хватит до середины года
читайте далее

– Наверное, особенно сложно приходится тем, кто знает и ту, и другую сторону… Вы ведь много лет проработали и на киностудии «Казахфильм», и с теми, кто трудится в Государственном центре поддержки национального кино, и в независимых компаниях.

– Да, мне особенно сложно. Я со многими из этих людей дружу, уважаю как профессионалов. Придерживаться золотой середины во взаимоотношениях должен стремиться каждый. Иначе в пылу яростной борьбы можно разрушить годами наработанный и сохраненный многими поколениями кинематографистов авторитет национального кино, потерять уважение зрителей, чего бы совсем не хотелось. С появлением закона о кино (исторического события, на мой взгляд) происходит перестройка всего механизма национального кинематографа. Этот процесс болезненный, для некоторой части кинематографистов новый. Он коснулся каждого, кто имеет отношение к кинематографу. Но, к сожалению, принятый закон несовершенен и требует внесения изменений и дополнений. Документ нацелен на создание индустрии кино – огромной отрасли со всеми вытекающими последствиями. Но механизм взаимодействия в этом варианте закона проработан не до конца. Это вызывает много нареканий, непонимания. Недоразумения выливаются в перепалки. Но я думаю, что этот процесс временный. Недавно у нас состоялась встреча с министром культуры и спорта Казахстана, на которой было принято решение о создании рабочей комиссии из профессионалов всех отраслей кинематографии. Ее задача – срочно заняться доработкой действующего закона. Там есть ряд конкретных вопросов, которые нужно незамедлительно решить.

– Глава «Казахфильма» Арман Асенов рассказывал, что из-за ряда нюансов закона о кино киностудия осталась практически без средств к существованию. По его прогнозам, денег хватит до середины года. Надо спасать студию…

– Это парадоксальная и катастрофическая ситуация. Центр поддержки национального кино занимается распределением средств для производства фильмов. И все компании, ныне существующие в Казахстане, и киностудия «Казахфильм» в том числе, должны подавать заявки на проекты в национальный центр для участия в питчинге. Если проект блестящий, интересный, нужный для народа, то любая кинокомпания имеет право претендовать на господдержку и выигрывать в равных условиях в конкурентной борьбе.

Заявления о том, что исторические крупномасштабные проекты нужно снимать только на «Казахфильме», так как на студии имеется необходимая производственная база, на мой взгляд, неверные. Появятся обиды и лоббирующие стороны. Мы это уже проходили, надо стремиться всячески избегать непрозрачности в столь деликатном вопросе. Не должно быть монополистов. Пусть встают на ноги и расцветают тысячи «Казахфильмов» путем естественного отбора, а не искусственно созданных привилегий.

По перспективному плану «Казахфильм» должен быть модернизирован в современную кинофабрику, то есть практически перейти в рыночный сектор. Однако запуск в нынешней ситуации этой махины в свободное плавание приведет к катастрофе, потому что студия еще не перепрофилирована. На это нужно время.

Средства на модернизацию «Казахфильма» будут выделяться поэтапно. На этапе превращения киностудии в большую современную кинофабрику со всем комплексом производственных услуг необходимы средства для ее содержания, которые на сегодняшний день никем не предусмотрены. Студию нужно охранять, обогревать, содержать оптимальный штат сотрудников, проводить капитальный ремонт, потому что она находится в плачевном состоянии. «Казахфильм» стоит на сейсморазломе, и в некоторых зданиях уже расходятся швы. Неизвестно, чем все это может закончиться. Разработчиками закона о кино совершенно не продуман статус киностудии во время переходного периода, который может затянуться на срок до пяти лет. И крик души сотрудников «Казахфильма» я поддерживаю, но не в ущерб интересам других кинематографистов.

«Казахфильм» – это национальное достояние, священная территория для всех кинематографистов. Средства на поддержание студии должны выделяться обязательно, и они должны быть государственными, а не частными. Понятно ведь, что частник не будет вкладываться, не видя коммерческого интереса.

У многих вызывает неподдельный интерес земля, на которой находится киностудия. На этой территории можно построить все что угодно: и развлекательные центры, и гостиницы, и стриптиз-клубы, а этого нельзя допустить. Модернизированный, современный и доходный «Казахфильм» должен оставаться национальным брендом, напоминая о многих поколениях кинематографистов, беззаветно служивших своему делу.

На «Казахфильме» смогут снять свой «Аватар»
читайте далее

– Вы думаете, Арман Асенов вытянет «Казахфильм» из ямы?

– У Армана довольно разумная команда. Например, сейчас они заканчивают строительство нового киносъемочного павильона Greenbox, использование которого будет приносить доход. Там есть хорошие производственники: Канат Торебай, художественный руководитель Ермек Турсунов. Ермек – очень популярная сейчас фигура. Знаете, психология некоторой части современного общества стала такой, что в действиях человека люди пытаются увидеть двойное дно, найти какую-то корысть. Люди уже не верят в беззаветное служение Родине, делу, искусству. Я, например, верю во все устремления Ермека. Верю, что он может вернуть Дом кино Союзу кинематографистов. Верю, когда он говорит, что киностудия – его родной дом и его задача – не дать ему рухнуть. Не усматриваю в его поступках и действиях желания добраться до кормушки, до госденег. Он не прачка из отмывочного цеха. Он гражданин. А это так редко встречается в наше время.

Я вам расскажу такую штуку. Когда было принято решение, что средства на модернизацию «Казахфильма» все-таки будут выделяться, Арман Асенов и представители его команды попросили, чтобы деньги ни в коем случае не направлялись киностудии напрямую. Они предложили создать любую структурную единицу вне «Казахфильма», где бы аккумулировались выделенные средства. Чтобы право распоряжения ими принадлежало другим уполномоченным лицам – лишь бы избежать кривотолков и необоснованных обвинений. Они хотят поставить студию на производственные рельсы. Почему же в это нельзя поверить? Поэтому жалко и тех, кто бьется за идею, и тех, кто подвергает ее сомнению. Это очень горько.

– Вы ведь сами возглавляли «Казахфильм» в 2007 году, понимаете, как сложно приходится его нынешнему руководителю… А что для вас тогда было самым тяжелым на этом посту?

– Я попала в точно такую же ситуацию. Тогда на модернизацию киностудии были выделены сумасшедшие деньги и буквально тут же меня «попросили» – без всяких причин и извинений. Сейчас происходит то же самое. Как только решился вопрос о выделении средств на модернизацию, все зашевелились. И началась эта некрасивая возня. Не знаю, кому все это нужно? Я возглавляла «Казахфильм» и знаю, что это многопрофильное и многоукладное хозяйство, это очень непростой организм. С одной стороны – отрасль народного хозяйства, с другой – творчество. И собрать все это в единый кулак – нелегкое дело, требующее и профессионализма, и знания законов экономики, и художественного чутья, и умения работать с людьми. Кинематографисты, которые не уходят из профессии и надеются, что отрасль начнет работать правильно, – настоящие патриоты своей профессии. Это огромное счастье, что я в кино, несмотря ни на что.

IMG-20200327-WA0015.jpg

– Поговорим о личных достижениях. Вы были продюсером фильма «Тот, кто нежнее», где засветился всеми любимый актер Фархат Абдраимов…

– Настоящее открытие Фархата Абдраимова как актера произошло именно в фильме «Тот, кто нежнее» Абая Карпыкова. Это было нечто – 100 килограммов невероятного обаяния и детской открытости. Я помню, как мы приехали с этой картиной на кинофестиваль «Кинотавр», и Фархат просто купался в лучах славы. Это были замечательные времена. И это был один из первых опытов копродукции с Россией.

– Съемки проходили на Чарыне?

– Да. На Чарыне и в Алма-Ате, в те благословенные времена, когда на перекрестке улиц Сейфуллина и Калинина стоял Дом пионеров, блистал жилой комплекс «Три богатыря», на фасаде которого в фильме висел огромный баннер с портретом Анжелы Дэвис – в нее по сюжету был влюблен Фарочка. А Чарын – это то место, которое будет объектом паломничества. Если закон о кино заработает в полную силу и в дело включатся кинокомиссии, это будет фантастическая площадка для многих зарубежных компаний.

– Здесь как раз может быть задействована система рибейтов, когда иностранцам, снимавшим фильм в Казахстане, будет возвращаться 30% от общего бюджета фильма.

– Система пока не отработана, но, слава богу, заявлена. Это говорит о том, что мы, если не впереди планеты всей, то идем в ногу со временем. Но пока прецедента не было. Эффективность механизма возврата потраченных иностранными съемочными группами средств будет зависеть от тесного взаимодействия муниципальных органов с госцентром. Наверняка сначала возникнет ступор, как и во всяком новом деле. Но надеюсь, что потом механизм заработает.

– Насколько сложно в мире кино приходится женщине-продюсеру?

– На самом деле гендерный вопрос никогда не стоял передо мной. Кино – это адский труд и невероятный кайф. Это колоссальная ответственность, умение работать в коллективе, слушать и поддерживать друг друга. Кино воспитывает очень много хороших качеств и не делит на мужчин и женщин. Но я помню, как одна женщина мне по-дружески сказала: «Ты в кино не задержишься». Я была удивлена и спросила: «Почему?». А она ответила: «У тебя такой тихий голос, ты такая вся из себя интеллигентка». Но я-то себя знала. Каждый может судить о другом, но себя человек знает лучше. И я очень рада, что эти пророчества не сбылись. Я счастлива, что нашла себя в жизни, а это не каждому дано.

Суд в США дал продюсеру Вайнштейну 23 года тюрьмы
читайте далее

– Вам как продюсеру жалко Харви Вайнштейна?

– Почему как продюсеру? Как человеку, наверное. Конечно, я не оправдываю ни одну из сторон – мерзко торговать собой и получать такую услугу. Но в ситуации с Вайнштейном как будто все получили команду «фас», приказ его растерзать. Я сейчас не говорю о том, виновен он или нет. Но вся эта история выглядит так: «Много лет назад меня схватили за попу, и я требую сатисфакции». Это просто смешно. Ну не ходят обсуждать сценарий глубокой ночью в номер отеля, надушившись и при полном параде. Мне жаль, что это случилось.

Мне, например, как женщине приятны знаки внимания, но в некоторых странах это приобретает уродливые формы и воспринимается как покушение на личное пространство. Внимание всегда дорого. Допустим, ты выходишь из машины или спускаешься по лестнице, и тебе подают руку. Так и должно быть хотя бы потому, что ты можешь быть на каблуках и в длинном платье. А если я свалюсь с этой лестницы? Внимание всегда приятно женщине, и не потому, что она слабая и требует каких-то поблажек. Просто такова женская натура. Мужчина должен быть сильным, внимательным, щедрым, уважительным, женщина – благородной, благодарной, и в то же время сильной. Нас так воспитывали.

– Наверное, у вас возникало много нештатных ситуаций? Вы когда-нибудь впадали в отчаяние?

– Сколько хотите было таких ситуаций. Были вынужденные простои из-за болезни актера, не везло с режимными съемками… А дети на съемочной площадке, а животные? Или вот ждешь финансирования, а его нет… Спасают только уверенность, профессионализм, понимание, поддержка, умение общаться. Я очень давно придерживаюсь одного принципа: «Тактика – никогда не хлопотать лицом, стратегия – никогда не терять лица».

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале