• USD 372
  • EUR 421
  • RUB 5.57
просмотров 5821

Продюсер Арман Асенов: наша ниша – это историческое кино о кочевом образе жизни

Опубликовано: 08 Сентября 2017 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Продюсер Арман Асенов: наша ниша – это историческое кино о кочевом образе жизни
brod.kz

В 2011 году Арман Асенов поставил перед собой амбициозную задачу: стать лучшим казахстанским кинопродюсером и привезти на родину «Оскар». Сказано – сделано: по итогам интернет-голосования общественного фонда «Регион-Развитие» Асенов получил звание «Народный любимец 2012 года», двумя годами позже стал заслуженным деятелем нашей республики, а по итогам 2016 года возглавил рейтинг топ-10 лучших кинопродюсеров Казахстана. И наконец, в январе 2017-го в Атлантик-Сити Арман Асенов завоевал долгожданную статуэтку – спортивный «Оскар», который вручается людям, пришедшим в кино из спорта. Ведь в свое время Асенов активно занимался каратэ-киокушинкай, но был вынужден оставить восточные единоборства из-за травмы.    

– Арман, какие новые цели вы ставите перед собой теперь?

– Мои планы на ближайшую перспективу связаны с кинематографом. Так, в этом году мы продолжим работу по созданию второго сезона сериала «Казахское ханство». Это будет еще 10 серий, а также версия для показа в кинотеатрах. В следующем году я планирую запустить истерн «Кейки батыр». Сценарий сейчас пишется, финансирование уже найдено. Кроме того, совместно с Голливудом хочу снять блокбастер «Проклятие Тамерлана» и художественный фильм о матери Чингисхана.

– Почему вы заинтересовались именно этими темами?  

– Начнем с истории о Кейки батыре. В свое время мы общались с российским продюсером Александром Стриженовым и директором «Первого канала» Константином Эрнстом, которые проявляют интерес к басмаческому движению. В советское время на эту тему было снято всего порядка 10 фильмов. Этот жанр, безусловно, будет очень востребован в прокате, и история Кейки батыра идеально подходит для создания художественного фильма в жанре истерн.

А «Проклятие Тамерлана» – это реальная история, рассказанная Маликом Каюмовым – членом экспедиции Герасимова по вскрытию могилы Тамерлана. В фильме будут присутствовать такие исторические персонажи, как Тамерлан, Токтамыш, Сталин и Гитлер. Картина расскажет о переломном моменте Сталинградской битвы, который случился после перезахоронения останков великого полководца. Эту ленту я планирую снимать в копродукции с российскими партнерами. Переговоры по данному проекту мною уже ведутся с директором департамента кинематографии министерства культуры России Вячеславом Тельновым.

И наконец, создание художественного фильма «Ана» – это фильм о матери Чингисхана. Ее звали Оэлун, она из казахского рода конырат, была похоронена в Монголии. Это своего рода иллюстрация известной фразы: «За каждым великим человеком стоит великая женщина – его мать». После смерти отца семья Чингисхана жила очень тяжело, тем не менее Оэлун подняла своих четверых детей и еще столько же взяла на воспитание. В итоге все ее восемь сыновей стали полководцами. Оэлун до последнего дня была советником Чингисхана. Работа над этим проектом будет осуществляться совместно с монгольской кинокомпанией. Кроме того, ведутся переговоры с голливудскими продюсерами по участию в копродукции.

– Похоже, сейчас историческое кино в тренде. Вот и Акан Сатаев собирается снимать картину «Томирис»…

– Я очень скептически отношусь к теме экранизации истории сакской царицы Томирис. Многие режиссеры хотели снять такую картину и ушли в мир иной, так и не исполнив свою мечту. Чтобы этот проект воплотился в жизнь, должны сойтись звезды. Сценарий фильма «Томирис» есть у Талгата Теменова, Игоря Вовнянко, Егора Кончаловского и Рустема Абдрашева. На самом деле история Томирис – это всего лишь легенда. Единственное упоминание о сакской царице наблюдается у древнегреческого мыслителя Геродота, остальное – уже домыслил Булат Джандарбеков. К съемкам картины «Томирис» нужно подходить с голливудским размахом, чего не выдержит казахстанский бюджет. Гораздо реальнее было бы сделать мультфильм, который соберет и кассу, и всю семью у экранов.

– В одном из своих интервью вы сказали, что нашему кинематографу поможет копродукция. По-прежнему так считаете?

– Для Казахстана это практически единственная возможность выйти на мировой рынок. К тому же в копродукции все риски делишь пополам. Например, сейчас на «Казахфильме» совместно с китайской студией снимается фильм «Композитор» о дружбе двух великих музыкантов: Си Сен Хае и Бахытжане Байкадамове.

 – Во всем мире говорят о сценарном голоде…

– Когда читаешь сценарии некоторых авторов, просто волосы встают дыбом. Уже на 12-й странице я понимаю, что бюджет фильма исчерпан. В сценарии должно быть не больше 25–28 объектов, тогда как мне приносят истории со 135–200. Каждый из них нужно освоить, построить и снять. При чрезмерно большом количестве объектов съемочный период продлится полтора года, а он между тем должен составлять два-три месяца. И никак не больше. К примеру, фильм «Догвилль» Ларса фон Триера был снят только в одном павильоне, а ведь это одна из величайших картин современности. В комедии Эдьдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!» задействовано совсем немного объектов, но эту ленту любят несколько поколений зрителей.  

– Во всем мире проводят социологические опросы, которые выявляют предпочтения зрителей. А как насчет Казахстана?  

– В нашей стране такой фокус-группы нет. Компания «Невафильм» проводит аналитические исследования по мировому, российскому и казахстанскому кино, в котором затрагивает темы количества кинозалов, зрителей и жанров, более-менее востребованных в отечественном прокате. В свое время в нашей стране была принята политика многожанрового кино, согласно которой казахстанский синематограф должен быть представлен во всех жанрах: и триллер, и мелодрама, и блокбастер. С одной стороны, это правильно, а с другой – нет, поскольку нам необходимо иметь уникальный жанр, чтобы занять свою нишу в мировом прокате. Я считаю, что это – историческое кино о кочевом образе жизни. Это громадный пласт истории, к которому весь мир проявляет огромный интерес.

– Есть ведь еще одна хорошая тема, достойная нашего кинематографа, – когда ВГИК был эвакуирован в Алматы…

– Это действительно был Голливуд того времени. Почему казахстанский кинематограф до сих пор живет? Потому что в 40-е годы прошлого века мы переняли великую школу московских киномэтров. Мы с Куатом Ахметовым написали сценарий на эту тему, где по сюжету в Любовь Орлову влюбляется молодой казах, работающий осветителем. Впоследствии она ездит с концертами по фронтам, а он, будучи солдатом, следует за ней с цветами.

– Сейчас вы являетесь директором Дворца республики…

– Меня в шутку называют кризис-менеджером от культуры. По итогам прошлого года Дворец республики являлся убыточным предприятием, но мы сумели заработать свыше 80 млн. К концу года я планирую вывести Дворец республики из дотационного в донорское предприятие с доходом более 300 млн тенге. В новом сезоне на нашей сцене выступят Николай Басков, Елена Ваенга и легендарный ансамбль «Дос-Мукасан». Сейчас мы обсуждаем возможность пригласить в Алматы группу «Аквариум».

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале