просмотров 288

Продюсер Эрнар Курмашев надеется на торжество закона. Закона о кино

Опубликовано: 12 Июня 2019 Автор: Галия БАЙЖАНОВА | Алматы
Продюсер Эрнар Курмашев надеется на торжество закона. Закона о кино
Продюсер Эрнар Курмашев / facebook.com

Эрнар Курмашев – один из самых молодых и успешных кинопродюсеров Казахстана. Учрежденный им совместно с режиссером Аканом Сатаевым и бизнесменом Олжасом Тохтаровым кинофонд Astana Film Fund спродюсировал уже семь фильмов, в том числе и новую ленту режиссера с мировым именем – Ким Ки Дука. Сотрудничество с ним удалось наладить в рамках другого проекта, над которым Эрнар работает вместе с акиматом Алматы и Аканом Сатаевым – это Almaty Film Festival.

– Эрнар, не так давно вы присутствовали на Каннском кинофестивале, где у вас был стенд, посвященный Almaty Film Festival. Каковы успехи?

– Все отлично! Мы презентовали наш фестиваль на главном кинорынке планеты и очень довольны, ведь наш стенд привлек большое внимание кинематографистов из разных стран. Кинопродюсерам было интересно рассмотреть Алматы как новую локацию для съемок фильмов. Мы продемонстрировали им город и область через технологии виртуальной реальности, рассказали про принятый в Казахстане закон о кино, предполагающий до 30% возврата налогов, а также о том, что мы создаем Алматинскую кинокомиссию, которая будет способствовать организации съемок в нашем регионе. Мы встречались с продюсерами Warner Brothers – они планируют снимать фильм о Чингисхане и прилетят на алматинский кинофестиваль в сентябре, тогда мы покажем им все локации и инфраструктуру для съемок большого кино.

– Я видела ваше фото с режиссером Джимом Джармушем. Удалось его пригласить к нам?

– Мы встретились не только с Джармушем, но и с другими именитыми кинематографистами. Например, с известным немецким режиссером Вернером Херцогом, которого хотим пригласить в качестве председателя жюри. После того как мы показали проморолик и репортаж на Euronews о нашем первом кинофестивале, продюсеры очень заинтересовались. Сейчас обсуждаются конкретные условия и сроки их визита.

Ким Ки Дук.jpg

– Одним из результатов первого Almaty Film Festival стало сотрудничество со знаменитым Ким Ки Дуком – вы сняли с ним фильм, расскажите об этом подробнее.

– В один из фестивальных дней аким города Алматы Бауыржан Байбек пригласил наших гостей на вертолетную прогулку, чтобы показать достопримечательности. Присутствующие были в полном восторге. Ким Ки Дук так вдохновился поездкой, что, приехав домой, тут же написал сценарий, где события происходят в алматинских горах. Нам эта идея понравилась, и мы ее поддержали.

Не хочется раскрывать все детали, но это история, в которой поднимаются социальные вопросы, проблемы молодежи. Это попытка осмыслить, что происходит с нашими девушками из разных слоев общества, выросших в разных условиях.

– Жесткая эротика, как он любит, будет?

– Отвечу так: в сценарии была, но мы постарались максимально смягчить. Искусство искусством, но мы страна со своим укладом – с этим нужно считаться. К счастью, Ким Ки Дук не был против и внес изменения в свой первоначальный сценарий.

– Ким Ки Дук не первый режиссер авторского кино, с которым вы работали, а ведь с самого начала вы говорили, что не будете работать с фестивальными режиссерами, поскольку частный фонд не может позволить себе заранее убыточный проект.

– После работы с Адильханом Ержановым, фильм которого «Ласковое безразличие мира» попал в престижную программу «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля, мы поняли, что были не правы. Если у артхаусного фильма складывается хорошая фестивальная судьба, то фильм окупается сразу же. Как только картина Адильхана попала в Канны, у нее тут же появился международный дистрибьютор, который полностью возместил нам первоначальный бюджет картины – 50 тысяч долларов – и начал продавать фильм по всему миру. Мы предполагаем, что собранная с этого фильма сумма в итоге составит 200–300 тысяч долларов. Так что мы изменили свою стратегию относительно авторских фильмов.

– Сколько стоит сценарий на казахстанском рынке? Я слышала, что диапазон цен составляет от 5 до 20 тысяч долларов. Правда так дорого?

– 20 тысяч? Если это какое-то большое историческое полотно, которое снимается за государственный счет, то, наверное, да. На частном рынке сценарий стоит от 5 до 10 тысяч долларов.

– Можете назвать диапазон актерских гонораров? Сколько стоит съемочный день казахстанского актера?

– По-разному, в зависимости от класса актера, его опыта. Начинается гонорар актеров от 50 000 тенге за съемочный день. В среднем – 100 000 за съемочный день. Топовые актеры могут получать до 500 000 тенге.

– Главный герой фильма «Районы» в исполнении Эльтереса Нуржанова очень похож на акима Алматы Бауыржана Байбека, с которым вы делаете Almaty Film Festival. Это случайность или расчет?

– Чистой воды случайность. Изначально в нашем фильме должны были играть другие ребята – мы нашли двух казахстанских студентов, которые учились за рубежом, и думали, что главного героя сыграет кто-то из них. Ребята были харизматичными, интересными, но на видеопробах мы поняли, что они не совсем подходят. Если бы мы их утвердили, это был бы компромисс. Мы продолжили поиски и даже на месяц отсрочили начало съемок, что, естественно, повиляло на увеличение бюджета фильма. Но нам повезло – мы нашли Эльтереса. С ним даже не пришлось много репетировать, потому что это на 100% была его роль.

– Будет ли поддерживать ваша студия сопроекты или вы сейчас сконцентрированы на поддержке казахстанских авторов?

– Интерес к сопродукции у нас есть, об этом и говорит формат Almaty Film Festival, в конкурсе которого участвуют фильмы, снятые в двух и более странах. Совместные проекты – это всегда хорошо, так как это и дружба, и налаживание связей, и дополнительный рынок. Но если говорить о производстве фильмов, то сейчас мы сосредоточены на отечественном рынке, ведь сейчас у нас в стране происходят очень важные события в области кино. Думаю, у всех игроков рынка есть уникальная возможность превратить отечественную киноиндустрию в одну из самых успешных – как минимум, в СНГ.

big_44698e05a73ae8f534ed91e489aa51a6.jpg

– Вы имеете в виду принятый недавно закон о кино?

– Да, ведь там приняты три основополагающие нормы, которые выведут нашу индустрию на новый этап развития. Во-первых, это внедрение системы прозрачного кинотеатрального проката за счет использования электронных билетов. Во-вторых, это создание системы кэшбэков, то есть возвращения производителю кино до 30% потраченных инвестиций, что привлечет к нам иностранных кинопродюсеров. В-третьих – создание государственного центра поддержки национального кино. Это поможет распределять бюджетные средства между госзаказами и частными киностудиями. Если раньше приоритетное право распоряжаться бюджетными деньгами в области кино было у «Казахфильма», то теперь деньги будут сосредоточены в центре поддержки национального кино.

– Как это будет работать?

– К примеру, раньше «Казахфильм» не поддерживал коммерческие проекты независимых продюсеров, сейчас же любой из них может обратиться в центр поддержки кино за дофинансированием, а это от 30 до 70% бюджета фильма. Возврат инвестиций и распределение чистой прибыли оговаривается отдельно с менеджментом центра. Условия вполне приемлемые. То есть, к примеру, мне необходимо 50% от бюджета фильма – центр готов предоставить эту сумму при условии приоритетного возврата инвестиций с кинопроката. При этом центр будет претендовать на 25% от чистой прибыли.

– А когда это все заработает?

– Пока мы все ждем, но это бы очень облегчило нашу работу. Возьмем, к примеру, прозрачную систему продажи билетов – мы не только получаем реальную кассу, но заодно и аналитику – узнаем, какие жанры предпочитают зрители, какова целевая аудитория у картины, на каких актеров ходят больше в кинотеатры, и многое другое. Когда мы прокатывали фильмы «Она» и «Бизнесмены» Акана Сатаева в России, где уже внедрена единая автоматизированная система продажи билетов, мы в режиме онлайн видели, где и сколько билетов люди какого возраста покупают. Представьте, как бы помогла такая информация отечественным кинопродюсерам. Мы бы стали снимать кино еще лучше!

Без названия.jpg

– Какие еще системные проблемы в нашем кинематографе вы видите?

– Самая большая проблема нашей киноиндустрии в том, что в стране очень мало кинотеатров. 70 кинотеатров ежегодно продают билеты всего на 40–50 миллионов долларов. То есть казахстанские фильмы делят этот небольшой «пирог» с американскими, российскими и европейскими. Для большинства частных инвесторов интересен рынок, объем которого превышает 100 миллионов долларов. Необходимо, чтобы государство инициировало программу кинофикации регионов по примеру России и Китая. Уже во всем мире доказано, что строительство кинотеатров так же необходимо, как и строительство школ, поликлиник и дорог. Кинотеатры для страны – это и культура, и идеология, и правильный доступный досуг для населения.

– Вы недавно выпустили фильм «Бизнесмены», где задействовали истории наших реальных предпринимателей. Неужели среди них не нашлось людей, которые бы инвестировали серьезные деньги в наш кинобизнес?

– Напротив, картина показала, что представители отечественного бизнеса не против сотрудничества с кинематографистами. Наш фильм получился успешным благодаря живым историям от наших бизнесменов и их спонсорской поддержке. Сейчас, пока закон о кино не начал действовать, привлекать частные инвестиции рискованно. Бизнесмены готовы вкладывать, но мы пока не можем дать им гарантии возврата вложенных средств, поэтому и не хотим их пока активно привлекать.

1036208693.jpg

– А если делать прогнозы относительно будущего поколения кинематографистов, куда нужно двигаться? Есть, например, у нас какие-то киноспециальности, где не хватает специалистов?

– У нас серьезный кризис кадров во всех сферах. Молодые люди, так же как и частные инвесторы, не стремятся в киноиндустрию – здесь нет денег. Продюсеры не зарабатывают в прокате большие бокс-офисы, из-за чего не могут платить соответствующие гонорары актерам и хорошие зарплаты специалистам. Но если со стороны государства будет системный подход по поддержке и развитию отечественной киноиндустрии, благодаря чему наши фильмы будут собирать не 500 тысяч долларов, а в среднем по 3–5 миллионов, то появятся привлекательные зарплаты и гонорары.

– Мне кажется, наш кинобизнес, наоборот, привлекателен как раз тем, что кажется очень доступным для молодых людей: умеешь – сними и заработай неплохие деньги.

– Весь вопрос в том, что не у многих получается зарабатывать. Особенно у тех, кто получил свой запуск на «Казахфильме». Ведь как сейчас работает эта система? «Казахфильм» финансирует проект, но при этом забирает 100% прав у автора. Режиссер получает фиксированный гонорар, но никак не может влиять даже на прокат своего фильма и не имеет возможности зарабатывать со зрителя. Из-за этого у автора пропадает мотивация снимать смотрибельное, конкурентоспособное кино. Он снимает… лишь бы снять! Зачастую на выходе получается совсем не то кино, что задумывалось. Понимаете, отбирать 100% прав у автора – это все равно, что у молодого стартапера забрать контроль над компанией, которую он создал.

– Но теперь, может, все будет по-другому?

– Все надежды, как я уже говорил, на созданный сейчас государственный центр поддержки национального кино. Надеемся, что за правильными юридическими изменениями в индустрию придут и правильная система инвестирования, и большие частные инвестиции.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале