просмотров 526

Режиссер Юрий Кара: мистики на съемках «Мастера и Маргариты» было предостаточно

Опубликовано: 08 Ноября 2019 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Режиссер Юрий Кара: мистики на съемках «Мастера и Маргариты» было предостаточно
Юрий Кара / sevastopol.su

Российский режиссер Юрий Кара сравнивает себя с Бродвеем. По его словам, эта нью-йоркская улица выбивается из общего ряда. Так и сам Кара отличается от многих своих коллег по цеху тем, что все его фильмы не похожи друг на друга ни по стилистике, ни по тематике. «Воры в законе», «Завтра была война», «Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным» и, конечно, нельзя не отметить самый знаменитый фильм «Мастер и Маргарита» с очень тяжелой судьбой… Из-за разногласий с продюсерами и наследниками жены Булгакова Елены Шиловской картина пролежала на полке почти 17 лет.

Несмотря на то что все его ленты в свое время наделали много шума, Кара считает себя нереализованным режиссером. В этом он признался на встрече с журналистами накануне своего 65-летия.

– Юрий Викторович, каковы ваши ощущения в преддверии юбилейной даты?

– Я до сих пор чувствую себя 27-летним парнем, который пришел во ВГИК и мечтал увидеть свое имя в титрах. Я учился у Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Сергей Аполлинариевич придерживался принципа: «Не хочу прозябать забытым, хочу прожить всю жизнь на бегу». Вот и я разделяю эту точку зрения. Кстати, за несколько дней до смерти Герасимова мы встретились у гостиницы «Украина», сели на лавочку, и он сказал: «Знаешь, я только что снял фильм о Льве Толстом и хочу поставить точку». Тогда я понял, что про точку говорить нельзя и нужно продолжать что-то делать. Уже несколько лет я работаю над фильмом о знаменитом бое брига «Меркурий» с огромными турецкими линкорами в 1829 году. И мне кажется, что космонавт Гречко, мой большой друг, был прав, когда сказал: «Я понял, в чем смысл жизни: в творчестве. Если ты будешь творить, то будешь чувствовать себя счастливым».

– А связывает ли вас что-то с Казахстаном?

– В 17 лет я попал в стройотряд под Целиноградом, где-то в деревне. Там мы работали в коровнике, у меня до сих пор нормально не разгибаются пальцы. Ужасный климат, конечно. Стояла 35-градусная жара, а ночью – минусовая температура.

В общежитии ВГИКа, где я учился, меня поселили с Абаем – казахским режиссером, который рассказывал много интересных вещей о Казахстане. Некоторые из них я пытался потом использовать в кино.

Кроме того, снимая фильм о конструкторе Сергее Королеве, я удивлялся тому, как на «Байконуре» хорошо поработали «секретчики». Все грузы шли туда с надписью «На целину». А еще корпуса на космодроме располагались в хаотичном порядке, например, номера 2, 9 и 34 могли соседствовать друг с другом. Почему так происходило? Как мне объяснили – чтобы запутать американских шпионов.

3.jpg

– Ваш фильм «Воры в законе» об организованной преступности произвел в свое время широкий общественный резонанс…

– Расскажу небольшую предысторию. Когда я делал другой свой фильм – о сталинских репрессиях «Завтра была война», то обратился к Сергею Герасимову за советом. И он сказал мне: «Если хочешь снимать на эту тему, снимай честно». Когда я снял ленту, Тамара Макарова выскочила из зала со словами: «Это никому показывать нельзя». Я понимаю: так она хотела меня обезопасить, чтобы я тоже не был репрессирован. Когда я показывал фильм в Госкино, главный редактор Армен Медведев пригласил еще 13 редакторов. И каждый из них встал и объяснил причину, почему этот фильм не должен выходить на экраны. Но когда через некоторое время картина все-таки вышла, ей присудили премию им. Довженко как лучшему фильму на историко-патриотическую тематику.

Звезда фильма «Любовь и голуби» провел творческий вечер
читайте далее

На этой волне успеха мне дали сценарий картины об Афганистане. Но когда мы прибыли на место, то увидели, что истина разительно отличается от написанного в сценарии.

Поскольку я одним из первых сделал ленту о репрессиях, то сказал Медведеву: «А давайте я вам сниму правду об Афганистане». На что он ответил: «Не, не, не!». Но я решительно отказывался снимать по написанному сценарию. А поскольку тогда было плановое хозяйство и единицу уже запустили, Армен Николаевич только махнул рукой: «Ну ладно, снимай что хочешь». И я принес два рассказа Фазиля Искандера, по мотивам которых и был создан фильм «Воры в законе». Многие из персонажей этой картины имели реальных прототипов. И все они были живы, кроме одной девушки, которую отец застрелил за непотребное поведение.

Помню, как я напросился поприсутствовать на допросе вора по фамилии Лакоба. Действие происходило в небольшой комнате, куда вошли амбал и тщедушный человек. Я принял здоровяка за бандита, но оказалось все наоборот: амбал был милиционером, а субтильный человек – криминальным авторитетом из Абхазии. Что интересно, его дед был чуть ли не основателем местной милиции.

…Умный человек с перевернутой моралью, который убил другого криминального авторитета. Я подумал, что на эту роль мне нужен думающий артист. Я уговаривал Олега Янковского, но не смог. Тогда на роль криминального авторитета Артура мы пригласили Валентина Гафта. Я применил приемы перекрестной дипломатии и сказал Гафту, что с ним мечтает сняться Зиновий Гердт, и наоборот. Поначалу Гердт, сыгравший адвоката, сопротивлялся, заявил, мол, евреев не играет. Он почему-то решил, что адвокат непременно должен быть евреем. В итоге актер получил премию «Ника» за эту роль.

После выхода фильма на экраны я начал получать разные письма из разряда: «Да что вы такое сняли?! Вот приезжайте ко мне в Воркуту, и я расскажу вам правду». Я понял, что становлюсь певцом воровского жанра, и больше ничего на эту тему не снимал.

2.jpeg

– У вашего фильма «Мастер и Маргарита» очень тяжелая судьба…

– Изначально продолжительность фильма составляла 3 часа 20 минут. Но западные продюсеры убедили сократить его почти на час, и мы с композитором Альфредом Шнитке с болью и кровью пошли на это. Но из-за сложностей с псевдонаследниками (у писателя Михаила Булгакова не осталось прямых наследников, речь идет о внуках его первой жены Елены Сергеевны. – Авт.) картина долго шла к зрителю.

Когда фильм посмотрел французский киновед Жоэль Шапрон, он тут же предложил представить картину на Каннском кинофестивале. Нашей экранизацией заинтересовался и американский продюсер Харви Вайнштейн, но все оказалось не так просто.

Когда я начинал работать над фильмом, мне было 35. Нахальный молодой человек. Помню, как меня спросили: «А ты не боишься?». Я ответил отрицательно и даже не подозревал о том, что меня ждет впереди. Так случилось, что с романом «Мастер и Маргарита» я познакомился в 14 лет, когда мне на одну ночь дали перепечатанный вариант. Тогда я мало что понял, но впечатление книга произвела мощное. Спустя много лет я решил экранизировать ее.

За время работы над фильмом у нас сменились несколько операторов. Наверное, тот факт, что картина долго пролежала на полке, сказался на биографии актеров, задействованных в ней. Но многие из них впоследствии стали знаменитыми. Помню, как ко мне подбежал молодой парень, которого мы потом взяли его на роль Ивана Бездомного. Это был Сергей Гармаш.

Сам Булгаков не увидел напечатанного романа, книга вышла через 26 лет после его смерти. Я думал, что нам придется ждать столько же. Но в итоге фильм, который снимался в 1994 году, вышел на экраны только через 17 лет.

– Нельзя не спросить о мистических случаях, связанных с картиной…

– Когда мы собрались снимать Иерусалим, то построили крепость, пригнали 5 000 человек массовки, задействовали верблюдов, осликов и других животных. Сложности начались сразу же. Оператор заявил, что не готов, пленку не привезли, а тут еще и снег выпал. Потом исполнителю роли Иешуа Николаю Бурляеву церковь отказала в благословении. Но я все равно решил снимать фильм, помчался в Москву за новым оператором, и лишь один все же оказался свободен. Помню, как мчался на встречу с ним на «Волге», которую мне выделили в Госкино. И вдруг машина рассыпалась вдребезги! Я вышел на Садовом кольце – прямо напротив Нехорошей квартиры и подумал про себя: «Какой тебе еще нужен сигнал, чтобы снимать сцену с Иешуа в Иерусалиме?».

4.jpg

Тогда я пришел к продюсерам и сказал, что нужно снимать в Израиле. Они ответили, что это слишком затратно и легче поменять меня. Я ничуть не испугался и настаивал на своем. Они пытались пригласить Эльдара Рязанова, но на мое счастье он был тогда в кругосветном путешествии, и меня оставили на проекте.

Вообще, меня многие пытались отговорить от съемок. Главный режиссер театра «Эрмитаж» рассказал, как у него прорвало трубу. А Костя Райкин признался, что тоже пытался поставить спектакль «Мастер и Маргарита», но в театре все переругались и ничего в итоге не получилось. И у нас, конечно, было предостаточно мистики на съемках.

Так, например, Николая Бурляева снимали во время 50-градусной жары. Помню, как он просил снять его с креста. В романе есть описание того, как к телу Иешуа липли слепни. Я попросил помощницу наловить для этой сцены насекомых в банку, она так и сделала, но в какой-то момент они все разлетелись. Пока Бурляеву наносили кровяной грим, слепни опять вернулись. Чтобы минимизировать все риски, я попросил пригласить на съемочную площадку священника, после чего мы снимали фильм практически без происшествий.

– Вы когда-нибудь находили какие-то параллели с Мастером, которого Булгаков, очевидно, списывал с себя?

Занусси о новом фильме «Эфир» и вечной борьбе добра со злом
читайте далее

– Иногда возникало такое ощущение. Как вы знаете, Булгаков умер от почечной недостаточности. У меня тоже нашли камни в почках. Я дико страдал и думал, что повторяю его судьбу.

А вообще, может, я самый нереализованный режиссер. Конечно, я снял 10 фильмов, но еще около 20 сценариев остались не у дел. Я хотел снимать картину «Остров Крым», привозил автора Василия Аксенова, но он продал права американцам. Написал сценарий фильма «Пикник на обочине» – я, как и главный герой, в молодости «хотел дать счастья всем, даром, и пусть никто не уйдет обиженным», но не сложилось. Хотел сделать картину «Идиот» по мотивам романа Достоевского, причем Настастью Филипповну должна была играть Шерон Стоун. Эту роль просила и Настасья Кински, которая говорила, что ее назвали в честь этой героини.

– А о Голливуде не думали?

– Мой фильм «Завтра была война» показывали на Токийском фестивале, где я познакомился с тогдашним дебютантом, а ныне известным голливудским режиссером Оливером Стоуном. Его жена тогда сказала: «Приезжай к нам на Warner Brothers». Но когда я туда прибыл, он уже сменил жену. Есть интересный фильм «Супружеская жизнь», где одна серия снимается с точки зрения мужа, а другая – с точки жены. Я предложил Стоуну сделать фильм об Афганистане по тому же принципу, но он отказался.

– Вот у Тарковского был свой режиссерский почерк, у Михалкова – свой. А ваши картины не похожи одна на другую…

– Иногда фильмы даже распределяют по призам. «Ника» – это приверженность одному, а «Золотой Орел» – другому стилю управления нашей жизнью. С одной стороны, из-за этой независимости у меня возникали трудности с финансированием, а с другой – она позволяет делать интересное кино. Я бы привел такое сравнение. Улицы Нью-Йорка похожи на тетрадь в клеточку. И есть одна улица, которая расположена вопреки всем правилам, – это Бродвей. Вот я как Бродвей. Однажды меня спросили про булгаковское выражение: «Никогда ни у кого ничего не просите, сами придут и все дадут». У меня были такие случаи. Например, большим подарком я считаю съемки фильма о Сергее Королеве. Больше всего меня потрясла история о том, как он выжил в магаданской ссылке, как очнулся от запаха хлеба. Это то чудо, которое спасло ему жизнь. Вот и я столкнулся со многими людьми, помогавшими мне в жизни, и тоже считаю это чудом.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале