просмотров 1439

Тулеген Байтукенов завоевал призы за сценарии своих фильмов на кинофестивале Positive

Опубликовано: 26 Декабря 2018 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Тулеген Байтукенов завоевал призы за сценарии своих фильмов на кинофестивале Positive
Тулеген Байтукенов в Голливуде / facebook.com

Фильмы «Балерина» и «Сарбаз», написанные по сценариям казахстанского журналиста и режиссера Тулегена Байтукенова, завоевали главные призы в номинациях «Лучший фильм» и «Лучший режиссер» на международном кинофестивале короткометражных фильмов Positive, состоявшемся в Астане. Эта победа вполне закономерна: недавно кинематографист прошел онлайн-обучение в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

– Я взял годовой курс скринрайтинга. Занятия проходили каждую неделю в режиме онлайн. Поскольку группа была подготовленная, то нам не давали теорию – мы сразу начали создавать аутлайны (краткое описание) своих историй, а потом и сценарии, – поясняет Тулеген. – В течение недели писали, а потом на занятиях разбирали и комментировали под надзором мастера. За год в таком режиме каждый из восьми участников группы написал два полнометражных сценария. Так что в Лос-Анджелесе я оказался сначала виртуально, посредством Интернета, а потом уже сам прилетел, чтобы осмотреться в столице мирового кинематографа. Пока никого из суперзвезд не встретил, но это только начало!

– Отличается ли американская сценарная школа от нашей постсоветской? В чем главное отличие?

– Наверное, уже нет, поскольку американские книги по сценарному ремеслу, заполонившие мир, стали стандартом индустрии. Хотя русскоязычная традиция, конечно, больше тяготеет к литературности. Это вообще интересный феномен: русскоязычные люди зачастую очень хорошо пишут тексты просто так, без обучения, не являясь ни литераторами, ни журналистами. Только благодаря образовательному бэкграунду и традиции литературности. А сценарии требуют больше действия, экшна, перипетий и коллизий. В русской традиции с этим небольшие проблемы, поскольку Обломов должен лежать и думать о судьбе Отчизны, а Раскольников, один раз совершив преступление, постоянно рефлексировать на эту тему. Американские герои гораздо активнее. Иногда даже чересчур.

– Могут ли реально помочь книги по сценарному искусству – типа «Между раем и адом» Александра Митты и «Истории на миллион» Роберта Макки?

– Да, если не воспринимать их как инструкцию и прямое руководство к действию. Эти книги нужно прочитать, переварить и дождаться, пока они отложатся на подкорке. То есть они в любом случае помогают писать, но не прямо. Это как общая физическая подготовка для спортсменов. Вроде бы не имеет прямого отношения к конкретному виду спорта, но однозначно нужна.

– По второму образованию я режиссер-документалист. И на занятиях по режиссуре нам говорили, что самые гениальные сценарии как раз отступают от всех шаблонов. Что ты об этом думаешь?

– Преподаватели любят повторять трюизм: «Прежде чем нарушить правила, нужно их изучить». Мы ненавидим банальности, но они потому и вечны, что отражают суть вещей. Сценарист и педагог Джон Труби отвергает актовую структуру сценария, но делает это, потому что досконально в нее погрузился и она его не устраивает. А вот Лайош Эгри (автор книги «Искусство драматургии». – Авт.) не согласен с Аристотелем в том, что характер не имеет значения для течения повествования, поскольку исследовал массу пьес и обнаружил, что как раз характер и определяет историю. Можно ломать любые схемы и шаблоны, но только после того, как досконально их усвоишь.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале