18+
просмотров 1824

В интервью «ЭК» новый глава «Казахфильма» рассказал, каким видит будущее главной кинокузницы страны

Опубликовано: 23 Августа 2019 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Алматы
В интервью «ЭК» новый глава «Казахфильма» рассказал, каким видит будущее главной кинокузницы страны
Арман Асенов

12 августа новым руководителем «Казахфильма» стал известный отечественный актер и продюсер Арман Асенов. В интервью «ЭК» он рассказал о реинкарнации и возможной приватизации главной киноплощадки страны, а также об эффекте «18-го верблюда» и о том, что не все решается с помощью денег.

– Арман, каково сейчас ваше настроение?

– Бойкое. Бодрое. Прекрасное. Пока занимаюсь рутинной документацией. Со следующей недели пойду по цехам. Будем все мерить шагами, лично смотреть, фотографировать и рисовать все то, что и как мы хотим преобразовать.

2.jpg

– В каком состоянии вы принимаете хозяйство киностудии?

– Когда меня назначали, то сказали: «Можем и поздравить вас, и посочувствовать, потому что мы уже стоим на грани пропасти». Реинкарнация «Казахфильма» должна происходить как можно быстрее. Возможно, наши подходы не всем понравятся, но нужно спасать ситуацию по многим позициям. Техническое наследие, которое досталось нам от СССР, практически все изношено. Это коммуникации, электричество, все здания и сооружения: все сыпется, все нужно приводить в порядок. Это наша огромная боль. Мы хотим обратиться к правительству по вопросу о технической модернизации. Последний раз она осуществлялась больше 10 лет назад, в то время как технологии идут вперед. Большой проблемой для нас является и то, что 5,4 гектара нашей территории пытаются изъять. Этот вопрос остается открытым до сих пор, и одна из моих задач – решить его. На этой же территории мы собираемся строить огромный этногород.

– В свое время многие СМИ писали о том, что у вас хотят забрать землю как раз под строительство этноаула…

– Да, разговор о нем уже был. Акимат хочет взяться за это дело и для этих целей привлечь своих людей. Однако неизвестно, чем закончатся эти попытки и привлекут ли они туристов. Ведь они идут именно на те объекты, где снимается кино, находятся декорации фильмов или же происходит сам съемочный процесс. На территории «Казахфильма» мы планируем построить этноаул для кинематографистов сами. Также по нашей задумке он станет туристическим кластером. Здесь не идет речь о хайтеке, это должен быть средневековый восточный город. Вообще, он строится под новый фильм «Касым-хан» и в будущем будет использоваться для производства других картин. Хорошие декорации восточного города всегда привлекают. В большой части фильмов – восточных, российских, мировых – существуют понятия «восток», «Средняя Азия». Подобные декорации стоят в Сеуле, на Каирской киностудии. Мы предполагаем, что наши декорации будут востребованы для восточных интерьеров. Я даже не говорю о клипах, которые будут давать хороший доход в бюджет киностудии.

3.jpg

– Сколько еще картин планирует запустить киностудия «Казахфильм»?

– Сейчас в запуске на разных стадиях находится порядка 10 фильмов: четыре картины на современную тематику и столько же на тему ретро. Локомотивом всех этих проектов является кинокартина «Касым-хан» – своего рода продолжение сериала «Казахское ханство», которое мы собираемся снимать совместно с турецкими кинематографистами. Очень важным считаю запуск биографического фильма о поэте Мукагали Макатаеве.

– В свое время мы с вами говорили о вашей задумке запустить фильм, посвященный эвакуации российских кинематографистов в Казахскую ССР в годы войны.

– Да, этот четырехсерийный фильм, получивший название «Эвакуация», сейчас запущен и практически снят. Его делал режиссер Фархат Шарипов, ранее снявший фильм «Тренинг личностного роста», получивший Гран-при Московского международного кинофестиваля и фестиваля «Евразия». Возможно, мы сделаем и киноверсию. У фильма, который практически полностью сделан в Казахстане, хороший потенциал для проката в России.

4.jpg

– Вы как-то упоминали, что хотите развивать сотрудничество с Россией.

– Да, я считаю это наилучшим вариантом. Приведу пример стран СНГ. В Узбекистане подписан контракт с инвесторскими компаниями США, согласно которому американцы вкладывает деньги в «Узбекфильм», в его реконструкцию и организацию. Конечно, это наш прямой конкурент, но вместе с тем за такой инициативой стоит комплекс проблем. В Америке кино воспринимается чисто как бизнес-проект. Поэтому если они будут вкладывать деньги в киностудию «Узбекфильм», то выпьют из нее все соки. Я считаю, что мы должны выстроить практически ту же самую модель, но в контакте с «Мосфильмом». Ведь направленность нашего кинематографа не похожа на голливудскую. И потом, между узбекскими специалистами и американской киногруппой всегда будет существовать языковой барьер. С россиянами такой проблемы нет, со многими из них мы вместе учились и дружим до сих пор. Российский кинематограф сейчас вышел на самоокупаемость и даже противостоит американскому. По ментальности нам гораздо ближе российская модель, потому что у нас одна киношкола – ВГИК. Мы хотим наполнить наше кино высокохудожественными образами, способствовать воспитанию чувств общности и взаимопомощи в противовес насилию и жестокости, распространяемым во многих американских фильмах. В нашем понятии кино – это искусство, это театр, это литература.

– В одном из интервью вы сказали, что разработали несколько шагов, которые помогут сделать «Казахфильм» рентабельным предприятием. Можете вкратце рассказать о них?

– В принципе «Казахфильм» – уже самодостаточная организация, которую мы должны сделать рентабельной. В свое время была разработана политика поднятия продюсерского кино, согласно которой «Казахфильм» очень сильно помогал продюсерским компаниям, выводя их на уровень самоокупаемости. Теперь же они встали на ноги и устоялись на рынке кинопроизводства. Не случайно в прошлом году прошло около 70 премьер казахстанских фильмов. Теперь «Казахфильм» наравне с другими продюсерскими компаниями будет участвовать в разыгрывании бюджетных денег на производство фильмов. Мы намерены сами производить картины. Поэтому сейчас не стоит вопрос о том, чтобы развивать продюсерское кино, оно уже самодостаточно. 

Если сравнивать отечественное кинопроизводство с поездом, то киностудию «Казахфильм» можно назвать его локомотивом, а частные студии – вагонами. Здесь в первую очередь стоит вопрос о создании своей прокатной организации. На сегодняшний день в стране насчитывается четыре прокатные компании: «Меломан», «Сулпак», Fox и Volga. Пятым на рынок должен зайти «Казахфильм» с контентом отечественного кино. Ведь пока не будет структурного подхода, с нами никто не станет считаться. Второе направление – все услуги «Казахфильма» должны стать реальными. Это означает, что мы должны быть конкурентоспособными и предоставлять услуги лучшего качества по доступным ценам, чтобы киномир начинался здесь. В последнее время практически нет продюсерских компаний, расположенных на территории «Казахфильма». Как правило, все они находятся на стороне. И сейчас мы собираемся предоставлять им хорошие льготные условия, чтобы все кинообщение происходило на территории студии. Это тоже будет приносить доход определенного вида. Еще один важный шаг – оптимизация. Мы хотим сделать эту отрасль экономики Казахстана реально самоокупаемой. Для этого понадобятся время и усилия. 

«Казахфильм», ведущий свою историю с 1934 года, на сегодняшний день один из немногих узнаваемых на весь мир брендов нашей страны. Нужно держать эту планку, передать ее потомкам, чтобы наш кинематограф продолжал существовать. Все главы Казахстана во все времена относились к нашему кино с большим уважением, огромное внимание уделяли кинематографу, присутствовали на всех знаковых премьерах. «Казахфильм», конечно, стоит в списках объектов приватизации, но я считаю, что нельзя продавать свою культуру и достояние. Ведь в годы войны все киношедевры снимались здесь. Тут работали Любовь Орлова, Иван Пырьев, Всеволод Пудовкин, Сергей Эйзенштейн. Наши сегодняшние мэтры перенимали опыт у того поколения. В наших планах – открытие на базе «Казахфильма» высших режиссерских курсов. Чтобы наши мэтры на пенсии, которые по закону не могут работать в госструктурах, передавали свой накопленный опыт. Ведь в наших вузах преподают далеко не специалисты высшего класса. Это как ветераны ВОВ, которых с каждым годом все меньше.

6.jpg

– Какой концепции руководства вы собираетесь придерживаться?

– В последние годы в основном запускались режиссеры старшего поколения. Мы будем менять направленность в сторону омоложения состава. Хотелось бы поработать с новыми именами, которые уже заявили о себе или собираются это сделать. На «Казахфильме» работает ТПО «Дебют», которое специализируется на короткометражных фильмах. Ведь режиссер проявляется именно в коротком метре. Рассказать свою историю в 20–40 минутах может не каждый человек.

– Вы всегда ходили в начальниках. Были директором Дворца республики, генеральным продюсером центра «Байтерек» и занимали прочие руководящие должности. Как вам это удается?

– Опять же все зависит от коммуникабельности, от умения работать с коллективом, потому что я никогда не был с кем-то в одной команде, ни за кем не ходил. В 2016 году я принимал Дворец республики как предприятие с убытками на 80 млн тенге. Мы пришли туда всей командой, а через год на счету организации было больше 300 млн тенге. Назначили меня на пост директора «Казахфильма» по рекомендации Союза кинематографистов. Конечно, это очень приятно, но в то же время и большая ответственность. К тому же я вырос на «Казахфильме», пришел сюда молодым парнем. Врагов у меня здесь нет.

– Практически все ваши продюсерские фильмы оказались успешными. А были ли в вашей жизни провалы?

– Я много раз находился на грани. Многое все-таки зависит от команды. Когда понимаешь, что дальше ничего нет, вдруг что-то выруливает. Существует такое понятие «ищите 18-го верблюда». Это означает помощь – то ли от Всевышнего, то ли от предков. Любое кино идет со скрипом, все основывается на личных связях и взаимоотношениях, просьбах о помощи. Не все у нас решается деньгами. Никаких средств не хватит снять, допустим, танк. Очень часто приходится обращаться к нашему Министерству обороны по поводу съемок массовых батальных сцен, к акиматам – за административной поддержкой, и здесь, я повторюсь, очень важна коммуникабельность. Продюсер – отец и мать кинематографа, руководитель съемочного процесса. Он общается с людьми разного уровня, и нужно находить некую общность в общении.

– И актеров вы, наверняка, прекрасно понимаете. Сами неоднократно были в их шкуре. Какие из своих ролей вы можете назвать любимыми?

– В фильме Болата Мансурова «Сага древних булгар» я играл Аттилу. Это очень знаковая для меня роль, поскольку со мной на одной площадке работали Элина Быстрицкая, Елена Цыплакова, Борис Хмельницкий, Лев Прыгунов, Юозас Будрайтис, Донатас Банионис, Анатолий Ромашин, Василий Лановой. Эту плеяду актеров того поколения я считаю настоящими мастерами. Также для меня знаковой является такая роль, как «Кара майор» (герой Афганской войны полковник Борис Керимбаев. – Авт.) в фильме «Возвращение в А», который я также продюсировал.

– В соцсетях вы писали, что после назначения на пост руководителя «Казахфильма» получили благословение от многих людей, в частности от нашего мэтра Асанали Ашимова. Насколько это важно для вас?

– Для меня очень важна поддержка киносообщества. Ни одно решение не принимается мной лично. Это касается и кадровых перестановок, и утверждения на роли, и многих других вопросов. Даже когда мы снимали сериал «Казахское ханство» и у нас не хватало средств, тот же Асанали Ашимов вспомнил, как они столкнулись с аналогичной проблемой на съемках фильма «Кыз-Жибек». Понятно, что все закончилось хорошо. Уже давно нет той страны и денег, а великое кино осталось. Эти его слова стали неким вдохновением при создании сериала «Казахское ханство».

У меня есть любимый момент в картине «Зеленая миля», когда герой Тома Хэнкса, надзиратель тюрьмы Пол, говорит главному герою ленты Джону Коффи перед казнью: «Я могу тебя отпустить, но тебя же все равно поймают. Может, у тебя есть какое-то желание?». А тот захотел посмотреть «живые картинки», и вот на экране появились танцующие парень и девушка. Человек, который по сюжету фильма несправедливо был обвинен в преступлении и отправлялся на электрический стул, понимал, что кино – это что-то вечное. Только Всевышний может творить историю, вершить судьбу человека. Получается, что и мы, киношники, взяли на себя такую ответственность.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале