Конкурс на научные гранты: взгляд изнутри

Опубликовано: 05 Февраля 2018 г. Автор: Раушан ДЖУМАНИЯЗОВА, кандидат искусствоведения, проректор по научной работе Казахской национальной консерватории имени Курмангазы | г. Алматы
просмотров 17323

Странная картинка у нас получается: мы не умеем критиковать, ибо критики как класс вымерли, мы стесняемся поддержать достойные здравые действия министерств, рискуя быть обвиненными в предвзятости, мы любим просто рассуждать – без обязательств и действий.

...Помню, как в школьные и студенческие годы возмущалась: мы жили и учились «на разрыв», потому что каждый педагог считал свой предмет самым важным. Физрук доказывал, что без здоровья все наши знания бесполезны; педагог по фортепиано говорил о необходимости овладения ключевой базовой профессией, то есть его инструментом; музыковед-теоретик убеждал, что только глубинное знание законов развития музыки может дать полноценные исполнительские трактовки; философы воевали за эрудицию как основу всесторонне развитой личности…

Можно оправдываться занятостью, можно обвинять несправедливый мир, а можно действовать.

Усложнял ситуацию факт действительной убедительности их аргументов. Через десятилетие, встав по другую сторону ситуации, я также уверяла студентов буквально в жизненной важности и необходимости своего предмета – истории казахской музыки. И знаете, с годами положение только усугубляется, а если серьезно, масштабируется. Процветание государства вне развития гуманитарных наук – чистая утопия.

Консерватория – легендарный творческий вуз страны, все ее знают и любят, здесь зародилось и развивалось казахское музыкознание. Почему до сих пор в консерватории не было финансирования научной деятельности? Тем более сейчас, когда о значимости искусства и культуры говорят крупнейшие экономисты мира, когда инициируется специальная государственная программа «Рухани жаңғыру»? Можно оправдываться занятостью, можно обвинять несправедливый мир, а можно действовать. Словом, мы выбрали путь действий.

И тут началось странное: шум в Интернете, обиженные комментарии, подозрения и недовольство...

Целый год команда консерватории серьезно готовилась: сначала мы получили аккредитацию по научной деятельности, собрав внушительный пакет документации, который помог нам самим понять, как много ценных публикаций у нашей профессуры уже есть. Между делом это стало поводом осознать свой реальный потенциал и зафиксировать наиболее перспективные мысли. Следующим этапом стал летний brainstorm, во время которого были сформированы четыре научных проекта. Не обошлось без споров и обид, разочарований и открытий. Каждый проект – любимый, каждый – бесценный и принципиально необходимый. К сентябрю команда консерватории чувствовала себя в прекрасной интеллектуальной форме, почти физически ощущая «мускулы», мы были готовы к самому строгому конкурсу на научные гранты.

консерватория-2.jpg

Четкое понимание целей и задач проекта, измеримые результаты, реальность и реализуемость каждого пункта плана стали частью жизни на несколько месяцев ожидания результатов конкурса. Четыре главных критерия, по которым эксперты будут оценивать проекты, обозначены: качество и инновационность исследовательского плана, его реализуемость, компетентность заявителя, исследовательская среда. Итак, условия игры, сроки, этапы предельно ясны. Первый раунд пройден, второй, потом пришли заключения экспертов и... по опубликованным официальным данным, четыре проекта получили финансирование! Финансирование меньшее, чем запрашивалось, но подтверждено!

Эти первые научные гранты в истории консерватории обязывают к «взрослому» диалогу с собой.

И тут началось странное: шум в Интернете, обиженные комментарии, подозрения и недовольство. Впервые возникло желание публично поддержать саму идею и процедуры проведения конкурса на научные гранты. Новые внятные правила игры, профессиональный менеджмент – такие, казалось бы, простые изменения дают основания для веры в будущее казахстанской науки, для желания творить. Уже сейчас в головах консерваторских музыкантов появляются новые идеи для будущих проектов. Значит, теория ритма казахской музыки Ильяса Кожабекова будет разрабатываться в фундаментальных исследованиях, колоссальный эмпирический опыт и знания Каримы Сахарбаевой воплотятся в актуальной системной карте традиционных казахских школ и течений, а фольклорные экспедиции продолжатся. И это самое важное.

Эти первые научные гранты в истории консерватории, после первой волны радости и гордости, обязывают. К работе без скидок. К «взрослому» диалогу с собой. И еще – мы готовы к сотрудничеству с учеными, готовыми действовать.


Читайте также
Красное пальто нашей культуры
Мы до сих не задали себе вопрос: «В какой же стране мы жили?». Мы все еще предпочитаем наш
3661 0 0
Бай и небесное изобилие
«Бай» в древнем понимании – человек, наделенный особой связью с высшим миром, носитель бла
6911 0 0
Мэтры враждебные
«Казахфильм» и акимат ведут борьбу за земельный участок
1020 0 0