Козел раздора

Опубликовано: 11 Сентября 2017 Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | Астана
Козел раздора
"Кокпар", Евгений Ким
просмотров 22890

Первый чемпионат мира по кокпару, который состоялся в Астане в последней декаде августа, и особенно результаты финального матча команд Казахстана и Кыргызстана вызвали споры в СМИ и социальных сетях, преимущественно соседней страны. В связи с этим всплыли и старые публикации, например, «Кок-бору в списке ЮНЕСКО оспаривают два народа» Зайырбека Ажыматова на кыргызской версии «Азаттық – Свобода» (от 8 июля 2015 года): «Поводом для беспокойства в Кыргызстане послужило появление в СМИ Казахстана информации о возможности включения кок-бору в список ЮНЕСКО как национальной игры казахов».

«Азаттық – Свобода».jpg Для Кыргызстана вопрос авторства айтыса был настолько болезненным, что слушался даже в парламенте.

В этой же статье отмечается, что ранее в список ЮНЕСКО в качестве наследия Кыргызстана были включены следующие объекты: эпос «Манас», айтыш, Сулайман-Тоо, шырдак и ала-кийиз. Кстати, кыргызский шырдак аналогичен казахскому сырмаку, ала-кийиз – текемету, айтыш – это айтыс. Не знаю точно, как обстоит дело с войлочными изделиями, но айтыс/айтыш вошел в список ЮНЕСКО от двух стран.

Впрочем, путаницы в СМИ много, удивляет лишь, что в соответствии с другой публикацией того же автора на момент написания статьи (июнь 2015 года) айтыс предлагался в ЮНЕСКО от Казахстана, Кыргызстана и Афганистана совместно. Но для Кыргызстана вопрос был настолько болезненным, что слушался даже в парламенте.

maxresdefault.jpg В кыргызском языке волка чаще называют карышкыр, а не бору.

Страсти в прессе двухлетней давности, наверное, не стоило бы комментировать, но, во-первых, вопрос не закрыт, потому что ЮНЕСКО отклонила ту заявку на включение кокпара в список нематериального наследия (об этом в конце статьи). Во-вторых, кыргызские авторы, доказывая свое приоритетное право на кокпар–кок-бору, приводят «научный» аргумент. «По свидетельствам историков, в древности наши предки играли с живыми волками, поэтому игра называется кок-бору. Кыргызы называли волка бору. На казахском языке волк – это карыскыр, а игру кок-бору казахи называют кок-пар. Отсюда становится понятным, что кок-бору – наследие кыргызского народа».

volk_luna.jpg

«Карыскыр» вместо «қасқыр» показалось сначала опечаткой. Но ситуация оказалась забавнее. На самом деле в кыргызском языке волка чаще называют карышкыр, а не бору. К тому же в казахской устной литературе волка чаще называют именно бөрі, чем қасқыр. Бөрі – древнее, табуированное в быту название хищника. Көкбөрi – это не столько серый волк или вожак, сколько синий (небесный) волк – тотем древних тюрков. Образ көкбөрi сопрягается в фольклоре с образом небесной птицы. «Мән», «шың», «бөрi» некогда называли небо, высокую синеву» (Маргулан Ә. Ежелгi жыр аңыздар, с. 364). В казахском фольклоре подчеркивается особая связь волка с Всевышним: «Если у собаки есть хозяин, то у волка есть Тенгри». «Мәңгi көк тәнiр» (переводимое обычно как «вечно синее небо», «дух вечного неба», «Всевышний») есть образное и несколько тавтологичное выражение того Единого, Первосущего, принципа, придающего значение (мән) конкретным вещам.

Слово көкпар является результатом фонетической трансформации слова көкбөрi. Об этом писал еще в 1989 году Н. Жанпеисов в монографиии «Этнокультурная лексика казахского языка (на материалах произведений М. Ауэзова)» (1989, с. 92). Почему игра, в которой всадники вырывают друг у друга тушу козла, получила название «небесный волк»?

image.jpg

Одна из версий – уподобление всадников волчьей стае, несущей к логову добычу. Другая версия, на которую опираются кыргызские авторы, была сформулирована в 1984 году этнографом Г. Н. Симаковым: «Старики-киргизы нам неоднократно рассказывали об одном распространенном среди киргизов юга и севера виде охоты на волков, когда группа всадников верхом на быстрых и выносливых лошадях по глубокому снегу гналась за волком, настигала его и убивала ударами дубинок по голове. Этот древний способ охоты на волка интересен еще и тем, что после того, как один из всадников нагонял и убивал волка, он клал его тушу поперек седла, а остальные всадники старались эту тушу отнять у него. Таким образом, в шутку, не в полную силу двигаясь по направлению к своему аилу, они играли в «кок бору». В аиле тушу волка забирал себе тот, кто непосредственно догнал и убил его ударом дубины».

kokparN1.jpg С кокпаром иногда сравниваются и расправы Алпамыса над Мыстан-кемпир и над Ултаном, в своей видимой жестокости имеющие ритуальный характер.

Все это интересно. Но, похоже, корни игры гораздо глубже. В эпосе «Алпамыс» слово «бөрі» употребляется достаточно часто, потому что этот эпос восходит к мифологическому представлению о волке-тотеме. Имя отца Алпамыса – Байбөрi, то есть первый, главный, древний волк. В эпосе Алпамыс и его сын постоянно характеризуются как обладающие «бөрiлiк», «бөрi заты» (ср. «адам заты», «перi заты», «ер заты») – природой волка, которая обязательно должна проявиться в их поступках («бөрiлiк қылар»). Это их атрибут, их тотемная сущность. Сына Алпамыса враги называют «бөлтірік» – волчонок. Кстати, кокпар в некоторых вариантах эпоса «Алпамыс» называется именно көкбөрi. При этом чаще всего речь идет не о спортивной игре с тушей козла или волка, а о сценах убийства (или терзания) людей.

С кокпаром эпос сравнивает сцену, когда Алпамыс в бою рассекает на части своего соперника Карамана (в том варианте эпоса, где Алпамыс и Караман братаются, Караман разрубает своего сына). С кокпаром иногда сравниваются и расправы Алпамыса над Мыстан-кемпир и над Ултаном, в своей видимой жестокости имеющие ритуальный характер. Наиболее прозрачен мотив кокпара – убийства в сцене, когда Ултан – приемный сын Байбори и, таким образом, названый брат Алпамыса – пытается на своей свадьбе с мнимой вдовой Алпамыса в качестве кокпара отдать на растерзание сына Алпамыса Жадигера. Мальчика, который уже признан обладателем «природы волка». Для Ултана на его свадьбе плохая примета – два неудачных, непринятых жертвоприношения: сначала он вместо козла отдает для игры тушу жеребца, которую его люди не способны поднять с земли, а затем – мальчика. После появления Алпамыса уже семилетний мальчик жестоко расправляется с названым дядей, и это эпос тоже сравнивает с кокпаром.

maxresdefault (1).jpg

«Были ли времена, чтобы человека делали кокпаром и разрывали?» – вопрошают в эпосе «Алпамыс» старики (Қазақ халық әдебиетi, т. 2, «Батырлар жыры», 1989, с. 261), и на этот риторический вопрос следовало бы ответить утвердительно. Хотя эпос в подобных ситуациях старается давать этическую оценку происходящему, из-под этого покрова прорывается архаическая доэтическая природа эпоса. Она не только в событийной структуре эпоса, например, в сценах расправ Алпамыса над врагами, или Ултана над беззащитным сиротой, или мальчика над названым дядей, но и в метафорической, образно-выразительной его ткани. Ведь в традиционной литературе метафоры и другие литературные приемы – это не плод фантазии поэта, это рудименты прежних представлений. А сцены, о которых мы говорим, на самом деле являются отражением ритуалов жертвоприношения и восходят к тотемному мировосприятию – мотиву коллективного жертвоприношения и поедания тотема, который подробно анализировала великий филолог Ольга Фрейденберг.

Тотем – это одновременно и зверь, и человеческий коллектив в лице его вождя-тотема, это добыча и хищник, жрец и жертва одновременно.

Ритуал жертвоприношения и поедания тотема, причащения к нему – это центральный нерв тотемистического мировоззрения. А поскольку тотем может представать то в виде зверя, то в виде человека, обладающего тотемной природой, то коллизии возникают самые разные, где-то даже каннибальские. Об этом более подробно читайте статью «Плоть моя истинно есть пища...».

2c8d0d879d85b3c4c622ed731308b629-e1452716816275-1024x500_c.jpg

В эпосе «Алпамыс» жертвоприношение тотема представляется несколько раз в тех или иных формах. Начиная с того, что беременная Алпамысом Аналық жаждет отведать сердце волка (а мать Кобланды – Қабылана, т. е. Леопарда – сердце леопарда).

ЮНЕСКО отклонила заявку по кокпару потому, что сочла игру слишком жестокой, как и корриду.

В тотемном мировосприятии тотем – это одновременно и зверь, и человеческий коллектив в лице его вождя-тотема, это добыча и хищник, жрец и жертва одновременно. В мифологии такое явление называют ритуальным тождеством. Трудно сказать, являлся ли в начальный период объектом игры волк или она возникла достаточно поздно, когда представления о тождестве жреца и жертвы, убиваемого тотема-зверя и тотема-смерти были утеряны и произошло их раздвоение, закрепление на разных полюсах, и объектом игры с самого начала служил козел (обычно использование туши именно козла, а не барана, например, объясняют особой прочностью козлиной шкуры, но не надо забывать об особом символизме козла в мифологии и ритуалах многих народов). Так или иначе ритуальная игра, состоящая из соперничества и разрывания животного, получила название по имени тотема (представлялся ли он в этой игре жертвой, жрецом или тем и другим одновременно) потому, что своим истоком она имела именно ритуал жертвоприношения тотема или тотему. И на самом первом этапе жертвой могли быть и люди, и именно тогда сформировалась архаическая основа эпоса «Алпамыс».

852b05abacbe127b40dc4f4dfe5de427.jpg

А ЮНЕСКО отклонила заявку по кокпару потому, что сочла игру слишком жестокой (как и корриду). Предмет игры – обезглавленная туша козла – может шокировать многих людей. ЮНЕСКО предложила заменить тушу козла на муляж, что и было сделано на чемпионате мира в Астане. Правда, игроки этим недовольны, потому что все попытки создать муляж, способный в игре заменить тушу животного по всем параметрам, пока остаются не очень удачными. Ну и муляж после игры не съешь, а значит, и с коллективным поеданием тотема придется расстаться :-)

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Свой среди своих
Азамат Нигманов: в Алматы классные люди сидят в кафешечках и ведут умные разговоры – я был
1777 0 0
Тихий дом
Сценарист Лейла Ахинжанова: пока безумие времени не снесло к чертям это здание, надо снима
415 0 0
Она никогда не...
Малика Атей: для уятменов секс – это не любовь, а унижение.
1576 0 0
Женщина-пленница
В степном ландшафте девушки и молодые женщины были главной целью набегов на соседей.
12139 0 0