• USD 371
  • EUR 419
  • RUB 5.56
просмотров 4142

Молодые казахстанцы нуждаются в витаминах истории, чтобы завтра гордым народом войти в будущее

Опубликовано: 19 Апреля 2018 Автор: Беседовал Тлеужан ЕСИЛЬБАЕВ | Алматы
Молодые казахстанцы нуждаются в витаминах истории, чтобы завтра гордым народом войти в будущее
Олжас Сулейменов

Великому поэту и общественному деятелю Олжасу Сулейменову присуждена международная премия имени Николая Гоголя. В эксклюзивном интервью нашей газете он рассказывает о своей поездке в Украину, где ему была вручена эта престижная награда, а также размышляет о последних событиях в стране и исторических личностях прошлого.

– Олжас Омарович, мы с вами встречались зимой в декабре, феврале. Чем вам запомнились прошедший март и первые недели апреля?

– В марте было несколько по-настоящему весенних событий. К ним можно отнести съезды кинематографистов и писателей Казахстана. Избраны новые руководители. В кино – Ермек Турсунов, писатель, режиссер, человек с чувством времени. В писательском союзе – Улугбек Есдаулетов, замечательный поэт, руководил печатными органами.

– Съезд писателей был очень шумный. Скандальные отголоски до сих пор раздаются в прессе, соцсетях.

– И в советские годы наши съезды не были тихими. Тогда писатели шли стенка на стенку, борясь за место в правлении, за утверждение «своего» кандидата на пост первого секретаря. «Победа» тогда имела и материальное значение. Союз писателей был самой авторитетной общественной организацией республики, поважнее многих министерств. Его руководитель избирался депутатом Верховного Совета СССР, второй секретарь – казахстанского. Писатели получали гонорары, жильем обеспечивались. Мы построили несколько многоэтажных домов в Алма-Ате – качественных и современных.

– За какие средства Союз писателей строил дома?

– За отчисления от продажи наших книг. Литература тогда была прибыльным бизнесом и для пишущего, и для государства, которое считалось «самым читающим в мире». Насколько прибыльным для Союза писателей можно судить по тому, что я за восемь лет своего руководства распределил более трехсот квартир.

Так что было за что бороться писателям на съездах. А на нынешнем просто боролись – не за что, а против друг друга. Должность первого секретаря или члена правления никого не привлекала.

– А тогда почему?

– Потому, думаю, что за прошедшие три десятилетия пишущий не услышал ни о себе, ни о литературе нашей ничего – ни доброго, ни злого. Критика, как жанр, исчезла. Как и другие жанры, в том числе и художественный перевод. Один выступавший, помню, пришел ко мне, вывалил три толстых папки на стол. «Три года переводил! Получилось». Он перевел роман Льва Толстого «Воскресенье». Я сделал только одно замечание. Объяснил, что Воскресенье по Толстому – это не «Выходной день» (жексембі), а все-таки – воскрешенье, возрождение.

Чего и литературе казахской желаю испытать – ожить, воскреснуть после вынужденного жексембі.

– Но можно хотя бы надеяться, что дела литературы после съезда поправятся?

– Поправятся только в одном случае, если литература станет нужна государству. Если государство захочет вспомнить, как в советское время была налажена система производства и распространения книг, и писатели подобреют, и тогда съезды будут проходить ренессансно.

– А как обстоят дела у литераторов Украины? В соцсетях пишут, что вас наградили международной премией «Триумф» имени Гоголя «за выдающийся вклад в мировую литературу».

– В середине марта я прилетел в Киев. Летел в весну, а попал в зиму: снег, мороз под 17 градусов. Сказал встречающим: «Специально подстроили погоду, чтобы оправдать горилку и сало». Была интересная встреча в зале музея Тараса Шевченко, потом – в Союзе писателей, где и был награжден. Встречи, выступления моих друзей – поэта, академика, руководителя Союза хорошо освещены в украинской прессе и в соцсетях (спасибо Сергею Друзю!). Повторять здесь не стану.

Походил пешком по знакомым улицам (несколько раз до этого был в Киеве). Эта премия меня заинтересовала и по такой причине. Телевидение (вещающее в Казахстане – Ред.) уже несколько лет говорит о нарастающей русофобии в Украине. И вдруг – премию Гоголя – украинца, признанного великим русским писателем, вручают казахскому литератору, пишущему на русском. Может быть, меняется майданное отношение к русскому языку? За три дня «командировки» я слышал на улицах Киева и Львова, в музее, в Союзе писателей, в учреждениях, в университете, по каналам телевидения свободно звучащую русскую речь.

– И во Львове? Именно Западная Украина ведь считается источником антироссийских настроений.

– Узнав, что я в Киеве, преподаватели Львовского католического университета пригласили меня выступить с лекцией. Слетал на один день. В зале, в основном, были преподаватели. Судя по вопросам, многие из них читали мои книги на украинском: «Аз и Я», «Язык письма», «Тюрки в доистории». Несмотря на все политические и экономические сложности, литературный процесс в Украине с трудом, но продолжается. Я задумался: а мы за прошедшие 30 лет много ли украинцев перевели на казахский? А соседей: узбеков, кыргызов, таджиков? Думаю, ни одного.

– О чем говорили на лекции?

– Один из читателей попросил показать механизм знаковой этимологии, то есть, как узнается происхождение слова благодаря древнему первоиероглифу. Учитывая предстоящую Пасху, я предложил рассмотреть один из самых распространенных в Древнем Средиземноморье – священный знак Древнего Египта, который со временем использовался и христианами: подсказал образ пасхального яйца.

Попросил достать классную доску, мел или большой фломастер. Нашли, доставили в зал. Я нарисовал ʘ Ra – «бог солнца» (др.егип.). И время обозначил: III-I тысячелетие до н.э. Объяснил, как мне удалось доказать, что в самом раннем периоде жизни знака Точка на папирусе была красной, ибо изображала Рану на теле Луны.

Лунопоклонничество родилось на экваторе. Жрецы раннего человечества, подошедшего к более прохладным широтам, стали почитать теплое светило. И, борясь с прежним богом-Луной, отрицали его, «убивали» Луну – Ϙ. Первые знаки убитой Луны, ставшие знаком Солнца, так и выглядели – «Луна и Копье».

Но потом жрецы создали более художественный вариант, не столь резко отличавшийся от природного образа. Они заменили «Копье» изображением «Раны», то есть, Красной Точкой на папирусе или отверстием на круглом диске (были и предметные воплощения знака).

Первое значение Красной Точки («рана») забывается. Жрецы через пару тысячелетий толкований священного знака открывают «главное» значение: «Красная Точка – это юное Солнце, еще не рожденное Солнышко в чреве Луны». Теперь ночное светило уже не враг солнцепоклонников, а Матерь Солнышка. Рождается культ юного, восходящего Солнца-бога.

Папирусные и предметные воплощения распространились по Древнему Средиземноморью, которое было до конца Бронзового века промежуточной прародиной раннего человечества. Там формировались рода, племена, которые потом станут народами Европы, Азии и Америки. Там создавались первые письмена, языки, начальные грамматики.

Толкуя сложный египетский знак Ra, жрецы племен стремились назвать главную деталь (Красную Точку) по правилу: «Отрицай общее название сложного знака, узнаешь название детали». Славянские диалекты тогда пользовались суффиксом отрицания -na (-no, -ni). И Красная Точка в диалектах получила имена: Ra-na (Ra-no; Ra-ni). В общенародных славянских языках собрались все эти лексические шедевры, в которых выражались и уровни тогдашних культур.

Академическая этимология не сможет объяснить причину схожести форм слов «рана» и «рано», «рань». Не сможет без привлечения иероглифа ʘ Ra и без восстановления правила названия детали сложного знака. Пояснил, что украинское «ранок» – «утро» произошло от лексемы «рано», лучше сохранившейся в чешском «rano» – «утро». Метод знаковой этимологии позволяет определять и место, и дату рождения слова. Хотя бы относительную.

– Какие народы использовали этот египетский знак? Славян вы назвали, но кто еще обитал в то время в Средиземноморье?

– Точку в сложном иероглифе Ra (Ro, Ru) назвали германцы, латины, семиты, тюрки. Об этом подробно говорится в книге «1001 слово».

– А тюрки каким отрицательным аффиксом пользовались?

– Предлогом ha-, который побывал и у латинов, и греков в виде а- (атеизм, амораль и др.): ʘ Ra. Точка – ha-Ra (gara, kara). Судя по значениям полученных слов, тюрки поработали с иероглифом в пору, когда Точку уже рисовали черной. Сравните қаra – 1) «черное»; 2) «смотри» (общий знак напоминал око), қарaқ – «зрачок». Так в казахском языке.

В турецком: gara – «черное», но «смотри» уже выражается глаголом bak (отсюда украинское баки – «глаза», бачить – «видеть»). Жрецы какого-то другого тюркского племени применили это правило, но для названия другой детали – Окружности. Она в их диалекте символизировала все большое, а Точка – все малое. Имя Окружности, полученное жрецами этого, вероятно, сильного племени, внесло некоторую путаницу в общетюркский язык: слово қara (gara) с тех пор выражает, кроме – «черное», еще и «великое», «большое». Gara deniz – 1) «Черное море»; 2) «Великое море» (тур.). Столица Чингизхана Қara Қorym – «Черная крепость». Думаю, лучше понимать – «Великая крепость».

Эпический Қара кыпшак Кобланды – это, конечно, не «Черный кипчак Кобланды», а «Великий». В его могучей руке қара клыш – конечно, не «черный меч», а «великий меч». Радушный хозяин, приглашая вас в юрту, предлагает войти под қара шаңрак – под «черное окно в куполе» или «великое»?

И, наконец, когда поэт обращается к своему народу қара журтым, что он хотел сказать: «черный (т.е. темный) народ мой» или «великий мой народ»?

На эти вопросы, особенно на последний, надо отвечать каждому. Каким народ войдет в будущее?

– Студентам наших университетов вы такие лекции не читали.

– Вопросов таких не услышал. Даже от профессоров.

– А почему «Пасху» упомянули?

– Почему я вспомнил о Пасхе? Окружность с Красным пятном воплощалась в плоский диск с отверстием. Уже забыто, что это «рана». Кому-то пришло в голову – это же Солнышко выходит из чрева Луны. Восходит!

Каждый вечер умирает Солнце, и Луна в чреве своем несет к Востоку юное Солнышко. Жрецы-знакотворцы будут думать, как Солнышко выйдет из этого замкнутого пространства? Отверстие в диске подскажет: через «рану» Луны вознесется Солнышко в небо! Такие комбинации решений создавали основу учений, выразившихся в обрядах, дошедших до христианства.

Церковь сжигала на кострах еретиков, утверждавших, что Солнце и Луна вовсе не плоские тела, а объемные, шарообразные. Но в итоге сама увидела знак ʘ в курином яйце. Мифологическое сознание сотворило и такое объяснение обряда пробивания яйца. Нарушить скорлупу яйца, значит, сломать дверь гробницы Иисуса в Иерусалиме. И произойдет вознесение его духа в небо.

Недавно прошедшие Пасхи еще раз напомнили мне о бинарности наших знаний, вернее, об отставании научного знания от материалов, поставляемых ему религиозными учениями.

– Вы сказали «прошедшие Пасхи». Оговорились?

– Была католическая Пасха. Красили яйца. Потом через неделю – православная. Снова красили. Я однажды спросил у Папы Римского (работая послом в Риме с 1995 по 2001 год, не раз встречался со Святым Отцом), почему католики и православные не договорятся о единстве библейских дат? «На все воля божья», – сказал Святой Отец.

24 декабря сотни миллионов католиков и протестантов видят на экранах телевизоров открытое окно, из которого Папа возвещает о рождении Христа. А для других сотен миллионов, которые это видят, Иисус родится только через две недели. И все следующие события – крещение, распятие и воскресение – происходят с непонятным для всех опозданием. Не надо многомудро объяснять почему. Надо объединить даты.

Невольно подумаешь, что эта историческая несогласованность духовенства сказалась каким-то непостижимым образом на культурной, экономической, а теперь и политической жизни государств католико-протестантского мира, который, может быть, по этой причине всегда «на пару шагов впереди православного»? Это фраза из разговора в университете.

Но хватит о религии, пора о светском.

– Этот предмет, который постоянно держите в руках, оттуда привезен?

– Мне его вручил один фанатичный любитель истории в Киеве. Выточил из дерева герб Украины – Трезубец. Я спросил его, что он обозначает. «Просто герб!», – ответил фанатик.

Давно пришло в голову сравнить этот герб, который во времена Киевской Руси, вероятно, символизировал единство трех восточнославянских народов, образовавших Великую, Малую и Белую (Срединную) Русь.

И в степях, наверное, возникло похожее объединение под подобным гербом – Трезубцем. Казахи назвали его Үш Жүз. Историки привыкли переводить этот термин – «Три Сотни». Но Трезубец Киевской Руси подсказал мне, что надо попытаться воспользоваться другими значениями слова «жүз». У него их два: «острие» и «сотня». Ψ – үш жүз – «Три Острия», а не «Три Сотни». Когда-то Три Руси (Великая, Малая, Срединная) и Три Жүза (Великий, Малый и Средний) вершили историю Евразии.

Не только поэтам, но и историкам стоит иногда наведываться в Украину за неожиданными ассоциациями. Интересоваться ее прошлым и настоящим во имя и своего будущего. Недавно читал, что наши биологи открыли три казахских гена. В газете одной – остроумный комментарий: «Один из них это ген беспамятства. Казахи не помнят великих людей, великих событий. Если не помнят, значит, и не было. Так жить легче». Одиночки пытаются вспомнить давно забытые имена. Не историк, а горняк Акежан Машанов «вспомнил» аль-Фараби. Улицу назвали. университет его имени. Конференции ежегодные. Но главное его дело общемирового значения не получает не то что мировой, республиканской известности.

– Какое?

– Я уже устал об этом и писать, и говорить. Повторять не буду. Провел в Париже международную конференцию на эту тему в 2008 году. Желающие могут почитать материалы.

В 60-х годах, изучая «Историю Левобережной Украины», узнал о кипчаках. Ввел в оборот паспортные данные Бейбарса, остановившего наступление монголов на арабский Восток: «Я, Бейбарс ат тюрк, кипчак из рода берш». Сначала шло личное имя, потом – суперэтнос, далее – союзное имя, и в окончании – конкретный род-племя. По этому паспорту видно, что кипчаками назывались все кочевые племена – от Алтая до Черного моря (Дешт-и-Кипчак). Это было имя союза племен.

Я рассказал о своем открытии кипчаков Морису Семашко. Он написал повесть, посвятив ее мне (спасибо!). По книге сняли фильм. В Атырау, где недалеко обитает род беріш, аким (Имангали Тасмагамбетов) поставил фигуру Бейбарса на постаменте.

Имя это включено в оборот. Но аль-Фараби и Бейбарса – мало. Это только Х и ХII века. А где имена и события предыдущих тысячелетий? Кто последовал примеру горняка Машанова и геолога Сулейменова? Где новые открытия, новые имена старозаветных казахов?

Мои внуки Искандер, Айнура вчера заглянули ко мне и попросили рассказать о моем предке Олжабай-батыре и его ратных делах. Они отучились за границей, знают историю Европы, Америки, но их сознанию не хватает витаминов национальной и фамильной истории.

Все молодые казахстанцы – мои внуки и правнуки. И они нуждаются в витаминах истории, чтобы завтра не темным, а гордым, большим народом войти в будущее. Для этого должны знать своих героев и гениев в прошлом и в настоящем. Но где они – герои, гении, исторические личности, с кого можно юным брать пример? Проявились ли они в прошедшие десятилетия?

Итоги времени определяются не только цифрами экономики, но и этими именами, которые влияют на степень и скорости развития общественного сознания.

Кто из молодых знает имя – Аймак Джангалиев? Биолог, садовод. Всю жизнь посвятил изучению и сохранению дикой яблони, которую мировая наука благодаря его работам признала древнейшей, прародительницей всех других яблок на Земле. Нью-Йорк называют «Большое яблоко». Прозвище это более подходит нашему городу. Благодарен первому советскому губернатору «Верного» – Оразу Джандосову, который заменил царское имя на Алма-Ата («Яблоко-Отец»). Он словно предвидел, что наше яблоко признают родителем всех других яблок на Земле.

– Олжас Омарович, март у нас получился долгим. Завершаем. Чем вас порадовал или успел огорчить апрель?

– В начале апреля было много приятных событий. Одно из них – премьера художественного фильма об Амре Кашаубаеве, гениальном певце, аульном казахе, который на Всемирной выставке 1925 года потряс Париж своим необыкновенным голосом. Он не смог стать первым, это было бы слишком смелым решением международного жюри: соревновались лучшие оперные певцы мира, а он вышел со своим аульным репертуаром («Дудари дудым») и совсем не оперным голосом. Но обошел великого Леонида Собинова и стал вторым!

О фильме напишут кинокритики. У меня есть свои претензии к сценаристу, к американскому режиссеру-постановщику, особенно к звукорежиссеру, но здесь не об этом речь. Фильм мне понравился как факт: мы начали говорить о своих национальных гениях!

Амре рано ушел: таких при диктаторах не терпели. В сталинское время никого не разрешалось называть гением, кроме Ленина («гениальный теоретик марксизма-ленинизма») и Сталина («гениальный ученый, мыслитель, полководец»). Ни одного писателя, ученого, артиста в советское время не удостоили такой оценки. Этот фильм, возродив имя «Амре Кашаубаев», становится первым шагом по пути воскрешения забытых, забитых великих имен, в которых проглядывались черты настоящего образа нашего народа.


Читайте также
Красное пальто нашей культуры
Мы до сих не задали себе вопрос: «В какой же стране мы жили?». Мы все еще предпочитаем наш
3714 0 0
Бай и небесное изобилие
«Бай» в древнем понимании – человек, наделенный особой связью с высшим миром, носитель бла
6995 0 0
Мэтры враждебные
«Казахфильм» и акимат ведут борьбу за земельный участок
1039 0 0