Перевод с шепота Тенгри

Опубликовано: 10 Декабря 2018 г. Автор: Переводчик романа на русский язык, вдова писателя, культуролог Зира НАУРЗБАЕВА | г. Алматы
Перевод с шепота Тенгри
Обложка романа Таласбека Асемкулова «Талтүс»
просмотров 2876

В рамках программы «Современная казахстанская культура в глобальном мире» готовится к изданию перевод романа Таласбека Асемкулова (1955−2014) «Талтүс» (2003) на языки ООН.

«Честь и совесть, человечность казахов сохранились только в кюе». Автор романа «Талтүс» − «Полдень» Таласбек Асемкулов любил цитировать эту мысль Мухтара Ауэзова. Цитата эта − апокриф, она стала известна и популярна в казахской интеллектуальной среде в 2012 году после публикации одного из эссе Таласбека. Она не раз вспоминалась мне во время перевода романа на русский язык, особенно его первой главы: далекий казахский аул 60-х годов, семейное насилие и безжалостные драки мальчишек, которые кажется никогда не слышали о том, что «лежачего не бьют». И главные герои романа – отец и сын – кажутся не менее жестокими, чем остальные. И при этом они так тонко чувствуют мир и музыку, так нежны друг к другу...

Казахи считали кюй «шепотом Тенгри» и почитали кюйши – избранных музыкантов, способных услышать этот шепот, донести его до обычных людей.

Казахи – наследники воинственной конно-кочевой цивилизации Степи – боготворили музыку и поэзию, которые передавались изустно, от учителя к ученику. Наряду с обычной генеалогией, существовали генеалогии духовной преемственности, уводившие во времена Чингис-хана и далее, вглубь тысячелетий. Слово «күй», означающее короткое инструментальное произведение, исполняемое на двухструнной домбре или смычковом кобызе, этимологически восходит к слову «көк» − «небо, высшее, божественное». Казахи считали кюй «шепотом Тенгри» и почитали кюйши – избранных музыкантов, способных услышать этот шепот, донести его до обычных людей.

В ХVIII−XIX веках казахи попали под колониальное владычество Российской империи. Особенно тяжелый урон они понесли в первые десятилетия советской власти. Как и большинство народов СССР, казахи пострадали от гражданской войны, конфискации имущества состоятельных людей, раскулачивания, коллективизации, политических репрессий, Второй мировой войны... Но самым страшным эпизодом истории казахов ХХ века были два голодомора: 1919–1921 годов, вызванного большевистской продразверсткой, и 1929−1932 годов, причиной которому стала массовый вывоз скота, политика насильственной коллективизации и седентаризации казахов. Голодоморы этого времени в Поволжье и на Украине известны в мире, но последствия казахского Ашаршылыка были страшнее. Самый многочисленный в составе Российской империи к началу ХХ века тюркский этнос, открытый новым знаниям, с богатыми культурными и воинскими традициями, оказался обескровленным меньшинством на родной земле.

Во всех своих ипостасях Таласбек Асемкулов в негласном рейтинге был одним из лучших в стране и при этом был малоизвестен широкой публике, прожил трудную, полную невзгод жизнь.

Вместе с казахским народом было обескровлено и его традиционное искусство. К тому же музыканты и поэты часто преследовались властью как носители классово чуждой идеологии. В 1934 году в Алматы несколько молодых музыкантов, пытаясь сохранить и развить в духе времени традиции казахской музыки, собрали домбровый оркестр, который позднее вырос в Казахский государственный академический оркестр народных инструментов имени Курмангазы. Некоторые его создатели, например, чингизиды Камбар Медетов и Махамбет Бокейханов, были репрессированы в 1937 году. Но при этом оркестр имел успех не только у публики, но и у власти, как пример удачной реализации концепции Сталина «национального по форме и социалистического по содержанию» искусства. По его образцу создавались и другие оркестры.

Так в 1930-е годы закрепился статус казахской традиционной музыки как фольклора. Государственная система музыкального образования стала готовить музыкантов для оркестра «народных инструментов», вопреки сольной природе казахской музыки. Оркестр исполнял в основном произведения русских и европейских композиторов и лишь некоторые кюи, при этом упрощая и унифицируя содержание и технику. Выжившие в голодомор, репрессии и войны музыканты традиционного типа оказались вытеснены на маргиналии, они теперь могли демонстрировать свое искусство только в близком кругу или на концертах «художественной самодеятельности». Они обязаны были работать по другим специальностям, чтобы избежать уголовного преследования за «тунеядство».

Автор романа опустил наиболее трагичные моменты жизни главных героев, а также мистические эпизоды, свидетелем которых был в юности, чтобы не отвлекать внимание читателя от главного – музыки.

Таласбек Асемкулов – потомственный кюйши, писатель, кинодраматург, исследователь музыки, истории, этнографии, мифологии, литературный и музыкальный критик, переводчик с казахского языка на русский, музыкальный мастер по созданию домбр. Во всех этих своих ипостасях он в негласном рейтинге был одним из лучших в стране и при этом был малоизвестен широкой публике, прожил трудную, полную невзгод жизнь. Потому что его с рождения готовили к миссии − реабилитации традиционной казахской музыки. Этой миссии он посвятил всю свою жизнь: вернул казахам 57 забытых кюев, самый древний из которых относится к XIII веку, создавал собственные кюи, написал восемь томов прозы и исследований, посвященных в основном музыке, консультировал этномузыковедов, негласно обучал молодых музыкантов тонкостям традиционного исполнительства.

Свое понимание музыки Таласбек сформулировал так:

Для казахов мир создан из музыки, из кюя. Весь этот мир как будто изливается огненной лавой из кобыза Коркута. Звучащий кюй – это только проявленная часть музыки. Весь мир – взгляд ребенка, мольба человека, пришедшего к твоему порогу, за которым, быть может, гонятся враги и который, быть может, последний в роду, – это тоже музыка, прекрасная и печальная... Чтобы правильно оценить музыку, надо поставить ее рядом со смертью. Только то есть музыка, что не потеряется, будет стоять вровень со смертью.

«Полдень» (2003) − единственная изданная при жизни автора книга. Роман автобиографический, рассказывает о детстве и юности Таласбека. Действие происходит в 1960-х годах в Восточном Казахстане, неподалеку от Семипалатинского ядерного полигона. Конечно, автор тщательно отбирал материал для романа: опустил наиболее трагичные моменты жизни главных героев, а также мистические эпизоды, свидетелем которых был в юности, чтобы не отвлекать внимание читателя от главного – музыки.

«Роман слишком казахский, на русском его надо будет написать заново. Как-нибудь сделаю это...».

Роман был написан во многом благодаря поддержке и участию старшего друга Таласбека, литературного критика Зейнолла Сериккали (1938−2004), а также культуролога Мурата Мухтаровича Ауэзова. Позже я предлагала Таласбеку вместе поработать над переводом книги на русский язык, но он отвечал: «Роман слишком казахский, на русском его надо будет написать заново. Как-нибудь сделаю это...». Из-за этой его фразы я не решалась взяться за него, перевела лишь некоторые фрагменты. 

Заказ Национальной академической библиотеки Астаны по переводу романа на языки ООН стал толчком, чтобы довести работу до конца. Я искренне благодарна руководству библиотеки за эту инициативу.

Бесконечно благодарна команде, которая реализовала проект. Это редактор и писатель Лиля Калаус, которая помогла мне выстроить русскоязычный текст; ученики Таласбека в разных сферах; домбрист и этномузыковед Рустем Нуркенов, музыковед и руководитель проекта Раушан Джуманиязова; а также консультанты: поэт Ербол Алшынбай, домбрист Ардаби Маулет, переводчик Айнаш Садык, которые в ходе перевода объясняли лексические и музыкальные нюансы. Хочу поблагодарить интернациональную команду проекта не только за переводы, но и за вопросы, которые помогли нам доработать русскую версию. Благодарю за поддержку переводчиков Зауре Батаеву и Джуму Кульбалаеву, издателя Александра Алексеева и дизайнера Сергея Алексеева. Особая благодарность художнику Малику Муканову, который подарил для обложки книги свое произведение.


Более подробно о Таласбеке Асемкулове и его творчестве можно узнать на сайте о казахской культуре, музыке и мифологии OTUKEN.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое
Поколение «Ол»
22 Ноября 2018

Читайте также
Поколение «Ол»
Или О чем я спорила с вымышленным персонажем Бекнура Кисикова.
4782 0 0
Кинопьеса о смерти
Почему именно сейчас актуализировался этот сюжет про застойный туман небытия, культурных г
4614 0 0
Красное пальто нашей культуры
Мы до сих не задали себе вопрос: «В какой же стране мы жили?». Мы все еще предпочитаем наш
8183 0 0