– А что вы читаете? – Книжку. – Интересная? – Очень. – А как называется? – Ремарк, «Три товарища» – «Три товарища»... Хмм, не читал. – Странно, сейчас вся Москва читает. – Так ведь это Москва.

Но это так, диалог из оскароносного фильма «Москва слезам не верит», впрочем, имеющий прямое отношение к тому, о чем речь пойдет ниже. А поводом к этому материалу послужило недавнее заявление Министерства культуры РК о том, что «2021 год – Год поддержки детского и юношеского чтения в Казахстане».

В советское время постулат был такой: СССР – самая читающая страна в мире. Скорее всего так и было на самом деле. Сейчас же все сетуют: люди перестали читать, особенно молодежь. Кто-то может возразить, что читать-то и нечего.

В Казахстане, если отбросить конъюнктурные и пропитанные идеологической шелухой книги, действительно читать почти нечего. Особенно на казахском языке. Да и скорое внедрение латиницы, полагаем, вырвет из культурного контекста на какое-то время часть людей, застревающих на этом, без преувеличения, культурно-шокирующем сознание и привычный уклад сдвиге.

Обратимся к истории. Все европейские языки когда-то вышли из лона общеевропейского латинского языка благодаря изобретению типографской машины Гутенбергом и коммерческому книгоизданию без госзаказов, тендеров и откатов.

В Казахстане, если отбросить конъюнктурные и пропитанные идеологической шелухой книги, действительно читать почти нечего. 365day.su.jpg

В советские времена нас угнетала идеологическая конъюнктура. Сейчас тоже есть конъюнктура – рынка, спроса, но с уклоном монополизации. У книги три врага, пролоббированные в свое время узким кругом высокопоставленных чиновников: это НДС (налог на добавленную стоимость), прихватизация и исчезновение бывшей инфраструктуры «Қазақ кітап» с 1 560 книжными магазинами по всему Казахстану в 1997–1999 годах, высокие тарифы «Казпочты» на пересылку печатной продукции. Все это тормозит литературный процесс, коммуникацию авторов и читателей, развитие образования и науки на государственном языке.

И все-таки рыночная конъюнктура, если выработать равные правила игры, все же лучше. Понятия «талантливая книга» – «рентабельная книга» хоть изредка, но совпадают. Разумеется, не всегда. И даже нечасто. Скажем, в трех случаях из десяти.

Понятия же «талантливая книга» – «идеологически выдержанная книга» не совпадают никогда. Нигде. Ни при каких обстоятельствах.

Рыночная конъюнктура оставляет писателю шанс, надежду, иллюзию. Идеологическая конъюнктура – это трибунал. Это верная гибель. И никаких иллюзий!

Идеологическая конъюнктура – это трибунал. Это верная гибель. И никаких иллюзий! 579880_original.jpg

У нас не сложилась культура рыночного книгоиздания. Раньше был либо госзаказ, либо агитпроп – других стимулов не предполагалось. Инфраструктура книгораспространения с 1 560 книжными магазинами была ориентирована на агитпроп.

В Казахстане все невзгоды начались в 1990-е, когда исчезали не просто заводы и комбинаты, колхозы и совхозы, а целые отрасли и инфраструктуры, в том числе книготоргов и кинотеатров. Министры культуры и информации этот процесс представляли народу как оптимизацию и осуществление рыночных преобразований. То ли они были наивными, то ли некоторым это очень помогло сколотить первоначальный капиталец?

Юмор в тему:

– А ты сейчас какую-нибудь книгу читаешь? 

– Читаю. 

– А дочитаешь – дашь почитать? 

– Нет... Не дочитаю...

Итогом просто стало то, что книгоиздатель оказался оторванным от книжного рынка, от изучения спроса через магазины в регионах и аккуратно подвешенным к госзаказам и тендерам, где распределяют бюджетные деньги чиновники. Проблема здесь даже не столько в откатах, сколько в диктате идеологической тематики, а это все же не те книги, которые нужны народу.

Совершенствовать Культуру с большой буквы, творить новые, соответствующие эпохе ценности и представления, – это явно вне обязанностей чиновничьего аппарата. Творить новое, лучшее – это призвание культурной, научной элиты в союзе с нарождающимся классом предпринимателей и частных собственников.

Надо, чтобы все художники, издатели, продюсеры имели равные права в получении средств. newsmondo.it.jpg

Пока же доминирование властных институтов при пассивности общественных, включая малый и средний бизнес, к столь актуальному вопросу созидания национального единства означает простор для стереотипов чиновничьего поведения вкупе с олигархическим транснациональным капиталом, не имеющим родины. Это люди, наносящие огромный ущерб кино и книгоизданию, когда благодаря имени и связям, они пользуются всеми деньгами бюджета культуры одной страны, лишая молодых предприимчивых издателей и дебютантов кино права на творческое самовыражение. Надо, чтобы все художники, издатели, продюсеры имели равные права в получении средств.

Другие опасные враги книжной индустрии и кинематографа – это те, кто снимает плохое кино, издает плохие книги. Если вы смотрите дурной фильм или читаете дурную книгу, вы уже надолго не зритель и не читатель. Следовательно, вся книжная индустрия и кинематограф оказываются жертвой амбиции бездарного писателя, сценариста, драматурга, редактора, режиссера и их произведений.

Дени Дидро:

Люди перестают мыслить, когда перестают читать.

Книга, в том числе и электронная, – это интеллектуальный продукт, имеющий свою коммерческую стоимость. Безвозмездное использование книг убьет интеллектуальный труд, и наше общество может лишиться целого ряда профессий. Да и в целом обесценивание интеллектуального капитала вряд ли позитивно скажется на нашем обществе. Разорение (и следующее за этим банкротство) многих издающих организаций лишает общество   появления новых звезд. Все авторы издательств создают свои произведения с целью их коммерческого использования. По-другому и быть не может!

Безвозмездное использование книг убьет интеллектуальный труд, и наше общество может лишиться целого ряда профессий. citatnica.ru.jpg

Кроме того, до сдачи книги в типографию она проходит целый цикл предпечатной подготовки, в котором задействованы авторы, редакторы, корректоры, верстальщики, дизайнеры, переводчики и т. д. После типографии тираж книги передается в руки оптовика, который распределяет книги по региональным книготоргам. Там у них свои профессионалы – товароведы, маркетологи, продавцы-консультанты и т. д. И вот здесь проблема. В Казахстане, условно говоря, 200 районных центров и городов поселкового типа. Но ни в одном из них нет книжных магазинов вследствие экономической несостоятельности. Покупательская способность сельского и районных центров очень низкая, а транспортировка книг, допустим, из двух столиц – южной и северной, до Нарынкола или до ст. Бейнеу в Мангыстауской области, дорогая.

Писатель и читатель пытаются пробиться друг к другу как донкихоты, находя свои бессистемные решения, но все получается недостаточно гладко. Нужны решения на уровне правительства и парламента: в первую очередь отмена НДС на книгу и выделение 100 кв. м книготорговой площади на 20 тысяч населения под льготную аренду, а также отношение к книготоргам как к учреждениям культуры, а не как к винно-водочным лавочкам. Почтовый тариф на пересылку книг по территории Казахстана должен быть ниже цены по пересылке бандероли, как это делается, например, в Германии, – там перевозка книг в пять раз дешевле перевозки любого товара.

Только в таком случае появится единое книготорговое пространство страны, книжный рынок выйдет на принципиально новый уровень взаимодействия между издателями, оптовым звеном, книжным магазином, а также конечным потребителем, который, в свою очередь, будет влиять своим кошельком на идеи создания новых книг по разным отраслям разными издателями. Появится благотворная конкуренция за творчество авторов между разными издателями, а за покупателей книг борьба будет между книготорговцами.

Благодаря Интернету книжный рынок приобретет статус глобальной самобалансирующей среды, во многом схожей с экосистемой Земли. 508655ef20ecf3de77e798878013d326a4c16dcbcf557e77df8a366d.jpg.1024x0_q85.jpg

Благодаря Интернету книжный рынок приобретет статус глобальной самобалансирующей среды, во многом схожей с экосистемой Земли. Явление великого таланта в издательском бизнесе, в продюсерском кино подтолкнет к поиску и взращиванию талантов в литературе, драматургии, сценарном деле.

У редакторов издательств и режиссеров продюсерских кинофильмов появится большой выбор новых произведений, которые будут восприняты народом, всей нацией – так же, как явление талантливых акынов, жырау, знаменитых биев во времена кочевого образа жизни, гонорары которым платили не ханы и султаны, а сам народ в лице мелкого, среднего и крупного байского сословия – основы среднего класса того общества.

Чтобы такая же среда развивалась в условиях современного общества, необходимо пересмотреть подход к созданию инфраструктурного базиса, который должен быть столь же отзывчив на изменения, как виртуальные сервисы. Для этого нужно, повторимся, обязать акиматы различных уровней изыскать помещения под книготорговые услуги и приравнять их к учреждениям культуры, бюджетным организациям, благо заброшенных или пустующих помещений в регионах достаточно. Это что касается микроэкономики.

По вертикали ордынской схемы, получается, рубят капусту финансовые десятники, сотники, тысячники, тумены через непомерные проценты... unnamed.jpg

Что касается макроэкономики, то до сих пор продолжаются отчисления всеми субъектами книжного рынка налога на добавленную стоимость в 12%, который на самом деле является налогом с оборота производителя бумаги, издателя, полиграфиста, оптовика, книжного магазина.

В итоге книга непомерно дорожает, и деньги идут на пополнение бишара-фонда «Безрук-Казына», из которого производятся отчисления фонду развития предпринимательства «Муму» якобы для помощи малому бизнесу при размещении финансов на депозитах какого-нибудь аффилированного банка. Таким образом, по вертикали ордынской схемы, получается, рубят капусту финансовые десятники, сотники, тысячники, тумены через непомерные проценты, не отличаясь, в сущности, от воинов с саблями и пиками времен ордынской дани.

А ведь самое драгоценное для человека – проявление своих возможностей. Тогда он осознает свое место в обществе. Тогда ему не нужен никакой суррогат сознания ни в виде власти, ни в виде ложного почета. Он знает, что на своем месте он неповторим. Одержимые же природой только внешней власти стремятся к созданию замены самих себя устойчивым, выражающим их позиции суррогатом. Это следствие ненайденного пути.

Не хочется в конце этого материала морализировать. Но данность такова, что в действительности, окружающей нас, люди перестали читать. Классику они не знают, новых, прорывных вещей не появляется, за исключением иностранных произведений, для нашей страны – в массе своей российских, и некоторых причем весьма недурственных. А что же мы? Да вот пока, к сожалению, не знаю...

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Строчка кипения
Писатель Александр Кан: как бесчеловечно порой быть человеком.
4226 0 0
Выдержанное кино
ВЫДЕРЖАННОЕ КИНО
8927 0 0
Булат АЮХАНОВ: скромность украшает унитазы
Булат Аюханов рассказал о новом спектакле и о дружбе с Рудольфом Нуреевым.
11637 0 0