Тихий дом

Опубликовано: 18 Сентября 2020 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Тихий дом
Лейла Ахинжанова / elarna.kz

На телеканале «Алматы» стартовал сериал «Алматы жүрегiмде», рассказывающий о жизни творческой интеллигенции в 1940-е. Как известно, во время войны в Алма-Ату были эвакуированы многие знаменитые советские актеры, певцы, художники и поэты. Пристанище в Городе Яблок нашли легендарный режиссер Сергей Эйзенштейн, актриса Любовь Орлова, артист Николай Черкасов, писатель Самуил Маршак.

По сюжету сериала в Алма-Ату приезжают режиссер Петр Корчевский и его 25-летняя дочь Алла – оперная певица. Творческая семья селится в доме режиссера Жараса Касымова. И по всем законам жанра его сын влюбляется в Аллу. По словам создателей картины, это фильм о том, как, несмотря на все тяжелые испытания, люди не теряли оптимизма, влюблялись, дружили, помогали друг другу, в общем, жили полной жизнью. В качестве автора сценария сериала выступила Лейла Ахинжанова. На ее счету фильмы «Фара», «Тот, кто нежнее», «Станция любви» и сериал «Перекресток». В интервью «ЭК» Лейла рассказала о прототипах героев «Алматы жүрегiмде», о своем отношении к делу Михаила Ефремова и о многом другом.

– О том, что нужно снять фильм об эвакуации интеллигенции в 1940-х годах, говорили давно. Но сериал «Алматы жүрегiмде» вышел только сейчас. Когда вы начали работу над сценарием и кто предложил вам принять участие в этом проекте?

– Дату я помню точно! 13 марта в Казахстан пришла пандемия коронавируса, и группа «Астанателефильм» приехала на телеканал «Алматы» уже в масках. Было странно, непривычно – сидящие за столом переговоров видели только глаза друг друга! И когда обсуждалась тема будущего сериала, в этих глазах стояли слезы… Идея родилась у гендиректора телеканала «Алматы» Нуржан Мухамеджановой и продюсера Асель Тояновой. Как показать грандиозный подвиг творческой интеллигенции Казахстана во время войны? Как соединить ужасы эвакуации и аристократизм духа алматинцев, принявших на хранение «резервную копию» огромной страны? И команда уникального продюсера Алии Увальжановой взялась за такой проект… в условиях, когда весь мир встал на паузу во время первого локдауна. Мы работали на удаленке, в самоизоляции, в виртуальном офисе. Группа выходила на съемки только с отчетом о температурном режиме, трепетно оберегая актеров.

Ввинчиваясь в проект, ты как будто подписываешь некий невидимый договор с судьбой. Хотите рассказать о трудностях и отваге алматинцев? Вперед! Вот вам локдаун, пандемия, заваренные подъезды, запреты на передвижение, ступор всех служб и департаментов, угроза жизни. Замахнулись – действуйте! Я повторю: только команда Алии Увальжановой способна осилить проект в таких условиях.

– Кто помогал вам в работе над сценарием? Довелось ли вам пообщаться с очевидцами событий тех лет?

– Мне кажется, не автор берет тему, а тема – медленно, тайными путями – ищет своего автора. Года три-четыре назад на пересечении Достык и Богенбай батыра случилась сумасшедшая авария, когда автомобиль на бешеной скорости врезался во… второй этаж жилого дома! Мы живем рядом, на улице Зенкова, и ночью выскочили посмотреть, что случилось. Оказалось, авто снесло балкон на втором этаже в уникальнейшем здании, где во время Великой Отечественной войны жили эвакуированные в Алма-Ату блестящие звезды науки и искусства СССР. Тот самый знаменитый дом «Лауреатник»! Помню, мелькнула мысль: «Это знак! Пока безумие времени не снесло к чертям это здание, надо снимать!». А год назад меня пригласили на ас в честь столетия легендарного диктора казахского радио Мины Сеитовой! В Москве был Левитан, а в Алма-Ате – великая Сеитова. Всю войну она провела у микрофона, передавая известия с фронтов. Она же объявила и о Победе. И опять у меня мелькнула мысль: почему нет истории? Почему нет фильма или сериала на эту тему?

Я алматинка в третьем поколении. Один мой дед во время войны был самым молодым наркомом КазССР. Я знаю, как работало и как головой отвечало за страну то поколение. Мой второй дед – писатель, драматург, во время войны был военным корреспондентом. Наверное, поэтому один из героев сериала – писатель Жарас Касымов, на примере которого мы подняли тему спасения советских еврейских писателей от ужасов войны лучшими представителями казахской интеллигенции. Все это плюс тонны перелопаченных архивов дало мне возможность написать сценарий. И конечно, с нами всегда работают очень авторитетные консультанты.

Лейла Ахинжанова 01.jpg

– Каков в этом сериале процент художественного вымысла?

– Я всегда полностью придумываю сюжет и персонажей. Мне интересно только так. Но при этом судьбу каждого героя я наполняю каскадами реальных событий. Например, история с алматинкой и агентом абвера реальна. Что-то я взяла оттуда. Историю с похищением короны на съемках я придумала, но она могла бы произойти в действительности, почему нет? Зная киношников, можно быть уверенным, что бывало и круче! Документальные мелочи дают огромные возможности для импровизаций. Например, кто-то из знаменитостей взял с собой в эвакуацию только тетради для будущего романа. И ни одной теплой вещи! Естественно, я не могу не додумать такую историю!

Или вот документальная ссылка: «Помогали всем, не различая пола, возраста и нации. Так, для будущего члена еврейской секции Союза советских писателей Казахстана Пинчевского другом и покровителем стал Сабит Муканов, дав ему возможность в соавторстве писать пьесы, тем самым спасая от тыловых работ на колхозной пашне». Эту тему как раз и ведет Жарас Касымов в сериале.

В сериале нет чьей-то конкретной судьбы… Хотя, стоп! Совсем недавно в Facebook одна френдесса рассказала о своем дяде Рамазане Елебаеве, авторе стихов легендарной песни «Жас қазақ», которые удивительным образом добрались с фронта до Алма-Аты. Не буду спойлерить, все увидите в сериале. Так вот, она это рассказала, и я ей написала: «История о вашем дяде будет в сериале, но я ее перефантазировала и дополнила. Можно?».

В сценарии Алла Корчевская училась с Рамазаном в Московской консерватории, а потом услышала его стихи, написанные на фронте. И моя френдесса мне отвечает: «Невероятно! Мой дядя как раз учился в Московской консерватории!». Я этого не знала, но, оказывается, придумала все точно!

– А кто стал прототипом Аллы Корчевской?

– Алла Корчевская – полностью придуманный персонаж. Хотя, наверное, в ней есть все, что присуще «русским женам», которые приехали в Казахстан и полностью приняли его, проросли в него, стали его частью. Во времена Союза многие казахи женились на русских девушках, была даже такая полушутливая «мода-спор», кто привезет жену красивее. Писатели, артисты, партийные работники… И эти женщины действительно становились великими казахстанками, приняв и поняв культуру и дух народа. Хочу отдать дань памяти Галине Леонидовне Кузембаевой, продюсеру знаменитой студии «Гала-ТВ», которая приехала вслед за мужем в Алма-Ату и стала одной из легенд Казахстана. Поэтому, наверное, я не совсем правильно говорю, что придумала Аллу Корчевскую. Скорее, это собирательный образ русской женщины, которая в финале на казахском языке со слезами на глазах, отвечая на вопрос: «Почему вы остались здесь на всю жизнь?», говорит: «Потому что Алма-Ата в моем сердце».

– Сериал уже вышел на экраны. Вы довольны конечным результатом?

– Каждый сериал – это стрессы и волнения. Поэтому в эфире я никогда не смотрю! Смотрю потом, позже, когда фильм уже увидит вся страна! Боюсь. Но уже на второй день мне рассказали о резком всплеске рейтинга именно во время трансляции сериала. Это говорит о многом. Раньше главным экспертом по моим сериалам была мама, но ее нет уже три года... И это еще одна причина, почему я не смотрю свои фильмы сразу. Никто так не переживал и не анализировал мою работу, как мама. Без нее трудно.

– Как, на ваш взгляд, соблюсти разумный баланс между художественным вымыслом и исторической правдой?

– Если вы знаете, о чем пишете, можно вообще все придумать. У меня был опыт работы в историческом кино, когда я придумывала целые военные операции… И ни один цензор, консультант или критик не просек, что это выдумка. У меня только переспрашивали: «В каком году это было? Да, что-то припоминаю!». Автор может делать все и любыми средствами, если он зажжен огнем этой истории. Сценарист вообще ничего не должен, никому не обязан и ничего не должен бояться. Если он профессионал – а это не менее 10 тысяч часов непосредственной работы над сценариями – и уверен в своей идее, то может делать все ради истории. Хотя у меня был случай, когда все же приходилось слово в слово записывать за консультантом! Мы работали над сериалом «Жарык» о буднях Мойнакской ГЭС. И вот я буквально живу на этой станции под миллионным напряжением и придумываю историю любви, которая происходит на фоне аварии в… деривационном тоннеле. Вот это был вызов для сценариста и ад кромешный для моего бедного консультанта, который не понимал, чего я от него хочу! Словом, вы можете писать о любви, но должны четко знать, как устроен деривационный тоннель!

– На вашем счету очень много реализованных сценариев хороших фильмов, те же «Фара» и «Тот, кто нежнее». В чем, на ваш взгляд, секрет хорошего сценария?

– Я практик. Окончила ВГИК в 1989 году и с тех пор занимаюсь только одним – пишу сценарии. Ежедневно. Вот уже 30 лет. Сценарии игровых картин (например, «Фара» и «Тот, кто нежнее»), сценарии сериалов-гигантов, таких как «Перекресток» и «Жаным», или сериалов компактных, например «Улжан», «Кызыл Алма», «Анашым, менi калдырма», «Жедел Жардем», и десятков других. Работаю в игровом кино, в анимационном, на телевидении. В арсенале – номинации и награды серьезных кинофорумов. Но если бы мне задали вопрос, имею ли я собственный универсальный алгоритм создания профессиональной, коммерчески успешной, конкурентоспособной зрительской истории, я призналась бы честно: нет. Первый и единственный в стране профессиональный сторилайнер, я давно прошла ту самую пресловутую отметку «10 000 часов в профессии» и могу, опираясь только на память, прокладывать сюжетные линии на сотни серий вперед.

Но «золотая парадигма» сценария все же была подсмотрена мною у Сида Филда, когда за плечами уже было около десяти полнометражных картин и чуть больше тысячи серий сериалов. В парадигме Филда я нашла то, что искала. Я знала, что в основе сценария все же лежит некое подобие математической формулы или некий «кинематографический закон всемирного тяготения». Было время, и я сидела перед грандиозными, с моей точки зрения, фильмами с… секундомером в руках, анализируя каждую минуту интересовавшего меня момента. Могла написать идеальную с точки зрения драматургии сцену, но… понятия не имела, как я это сделала. У Филда хватило терпения вычислить алгоритм.

Хотите – читайте Филда, хотите – найдите еще какого-то теоретика. Мой совет до крайности прост: в кино должно быть 64 сцены. На 10-й минуте должен случиться переворот, после которого зритель не сможет переключить канал. Сначала придумайте финал, потом подумайте про начало. Или пишите, как хотите, если сможете ответить за каждую строчку своего творения!

– Действительно ли сценаристу нужен хороший опыт, или он может быть просто читающим человеком?

От растворения мира
читайте далее

– Я поступила во ВГИК сразу после школы. На приемных экзаменах написала какую-то дикую историю о любви молодого парня к пожилой женщине и заявила комиссии, что «знания человека гораздо шире его опыта». Все это не важно, на самом деле. Я своим студентам всегда повторяла: не ходите долго в учениках, не бойтесь, ввинчивайтесь в проекты и диктуйте свои условия, будьте уверены в том, что пишете. Или валите из профессии, потому что это не ваше. Настоящий сценарист свободен! Да, он может читать взахлеб, а может вообще не читать целый год. Я ничего не могу читать, когда пишу. Кроме необходимой мне информации. Просто, когда автор «рожает» сценарий, ничего другого вокруг быть не может. Даже если он лежит и ничего не делает в полной депрессии, все равно он работает над сценарием!

– Как вы думаете, почему ни один сериал не смог повторить успех «Перекрестка»?

– «Перекресток» был страшно технологичен. И технология рассчитывалась на очень «долгоиграющий» проект. Каждый шаг в технологической цепочке, которой нас учили англичане, был учтен и расписан. Мы пять лет проработали на «Перекрестке», как на конвейере, даже уставать не могли, это тоже было продумано. И потом, на этом сериале трудилась отличная команда. Профессионал в кино и на сериалах – это гарант успеха. Многие ошибочно думают, что проект приносит человеку славу. Нет. Только человек – проекту. Сегодня сериалы быстро сдуваются, поскольку никто не относится к ним, как к фабрике. Нет технологии – значит нет сериала. Ну и никто не сбрасывает со счетов первенство. «Перекресток» был первым. Я первой на всем пространстве СНГ получила профессию сторилайнера, сюжетолинейщика долгоиграющих сериалов. Я могу проложить историю на 100 и больше серий сразу. Не потому, что хорошая память. Потому что есть профессия и знание технологии.

– Следите ли вы за судьбами актеров, которые снимаются в проектах по вашим сценариям? Например, довелось ли вам познакомиться с актрисой фильма «Тот, кто нежнее» Ксенией Качалиной?

– Нет, не слежу – вы не представляете, за сколькими актерами пришлось бы следить, их тысячи! Но есть, конечно, любимые актеры. Фархада Абдраимова (Фару) вообще считаю своим сценарным «ребенком» и очень трепетно отношусь к нему. С Ксюшей Качалиной, конечно, общались на съемках, но дальше – нет. Она была невероятно легкой, нереальной, что ли, или ирреальной. Такой, какой и должна быть героиня бандитской сказки. Как персонаж фэнтези.

– Ксения – одна из жен Михаила Ефремова. Что думаете о ситуации вокруг актера? Доводилось ли вам с ним общаться в реальной жизни?

– Да, имя Ксении мелькало во всей этой истории с Ефремовым. С Михаилом не знакома, но он близкий друг многих моих сокурсников из ВГИКа. История, конечно, расколола общество, и очень трудно быть объективным. Скажу только одно: садиться за руль пьяным – это преступление. Меня здесь больше интересуют поведенческие моменты. Какое счастье, что многие народные кумиры не попадали в подобные ситуации, иначе, мне кажется, было бы много разочарований. Человек не знает, как он поведет себя в экстремальный момент судьбы. И лучше бы эту историю рассматривали как сюжет сериала. Истории реальных людей – это большая боль.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Чувство чести
Посмотрите на опутанный колючей проволокой забор «Казахфильма»…
2991 0 0
Женщина-пленница
В степном ландшафте девушки и молодые женщины были главной целью набегов на соседей.
12242 0 0
Беташар жениха: забытая симметрия в свадебных обрядах
В старину не только невеста, но и жених проходил через ритуал «беташар».
5316 0 0
Лопатка Судьбы
А вы знаете, что казахские прорицатели занимались скапулимантией?
2120 0 0