Теплый город, что вечно в седле

Опубликовано: 09 Августа 2018 г. Автор: Гульнар ТАНКАЕВА | г. Алматы
Теплый город, что вечно в седле
«Рождение Седла» Ербосына Мельдибекова / фото Гульнар ТАНКАЕВОЙ
просмотров 4592

Алматы – теплый город. И кто бы спорил с этим утверждением. Особенно сейчас, в 30-градусную жару, когда кажется, что еще чуть-чуть – и начнет плавиться асфальт. И взрослый замирает перед фонтаном, как ребенок, решая жизненный вопрос: а если прыгнуть?..

Но концепция проекта «Алматы – теплый город», того самого, где все эти скульптуры, от «Белки» до «Яблока знаний», – это не о температуре за окном. Это о «температуре» человеческого общения, отношении друг к другу и к родному городу, а может быть, и к себе.

Потому что жить хочется в городе теплом и веселом, необычном и смелом, привлекательном для нас и (уж простите!) для иностранцев. Чтобы тот же самый берлинец или парижанин не прошел мимо очередного стандартного конного памятника, а замер перед деревянной скульптурой лошади на Панфилова. И воскликнул бы свое неизбежно-традиционное: «Cool!».

Нет, я ничего не имею против обычных конных памятников. В конце концов, они есть везде. В тех же Париже и Берлине, Санкт-Петербурге и Риме. И я сама не раз объясняла иностранцам в родном Алматы, кто это там, на лошадях.

А вчера я в первый раз с огромным удовольствием рассказала нераспознанным мной европейским туристам (сербы? хорваты?) концепцию конной инсталляции на Панфилова – Казыбек би. 
Мы говорим «кочевник», подразумеваем – лошадь. Животное, которое чувствует малейшее движение хозяина и даже нюансы его настроения.

«Рождение Седла». Автор – известный казахстанский скульптор Ербосын Мельдибеков.

Но прежде чем я рассказала о его известности, с его послужным списком и выставками по всему миру, от Гонконга до Брюсселя, я вспомнила другого нашего знаменитого художника. Классика современного казахстанского искусства Рустама Хальфина. Я помню, как он работал с глиной – нашим родным материалом, и в его руках он превращался в нечто космическое. Но из хальфинского космоса всегда была видна родная казахская степь с ее простыми и сложными фактурами травы и глины и с ее культурой кочевников-номадов.

Мы говорим «кочевник», подразумеваем – лошадь. Животное, которое чувствует малейшее движение хозяина и даже нюансы его настроения. А значит, нужно было идеальное седло. 20 лет назад во время своего знаменитого перфоманса Хальфин решил этот вопрос просто, посадив своего друга – философа Жаната Баймухаметова, обнаженным на глину, налепленную на круп коня. На глине остался слепок – это и было, по мнению художника, идеальное седло.

37220763_10209618208170959_3590532229266145280_n.jpg

Через 18 лет другой казахстанский скульптор, умеющий работать с натуральными степными материалами, от глины до кожи, Ербосын Мельдибеков повторил перфоманс Хальфина в память об ушедшем художнике. И вновь в перфомансе участвует Жанат Баймухаметов.

«Памяти Рустама Хальфина и Жаната Баймухаметова» – так сегодня говорит Ербосын Мельдибеков о своей инсталляции.

Потом была выставка в Музее им. А. Кастеева, где зрители в первый раз увидели уже мельдибековское идеальное седло. А через год после нее погиб Жанат Баймухаметов.

«Памяти Рустама Хальфина и Жаната Баймухаметова» – так сегодня говорит Ербосын Мельдибеков о своей инсталляции. Где дерево и бронза, где лошадка на колесиках, как детская игрушка, но где на ней – очень взрослое идеальное седло.

...На самом деле это веселый арт-объект – к такому неожиданному выводу мы пришли вчера с нераспознанными мною европейскими туристами. Потому что он, с одной стороны, очень национален (тот самый отсыл, смотрите выше: степь – кочевник – лошадь – седло), с другой стороны – очень современен и в этой своей эклектике предельно ироничен.

И это самоирония, в отличие от понтов и помпезности. И это очень алматинская городская скульптура. Только в нашем городе – веселом и смелом, добром и по-хорошему насмешливом она могла появиться и она может (должна!) стоять. Потому что Алматы (опять же смотрите выше) – теплый город.

P. S. Еще немного об авторе «Рождения Седла». Несколько недель назад Ербосын Мельдибеков вошел в шорт-лист очень престижного конкурса Signature Art Prize 2018 (Сингапур), который объединяет художников Азиатско-Тихоокеанского региона и Средней Азии. Кроме этого официального результата был и неофициальный: его работой «Тавро» заинтересовались музеи.

Читайте также
Красное пальто нашей культуры
Мы до сих не задали себе вопрос: «В какой же стране мы жили?». Мы все еще предпочитаем наш
1179 0 0
Бай и небесное изобилие
«Бай» в древнем понимании – человек, наделенный особой связью с высшим миром, носитель бла
4352 0 0
Мэтры враждебные
«Казахфильм» и акимат ведут борьбу за земельный участок
592 0 0