Формы и содержанки

Опубликовано: 11 Марта 2019 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Формы и содержанки
afisha.ru
просмотров 14918

В Москве прошла премьера киносериала Константина Богомолова «Содержанки», снятого специально для интернет-аудитории онлайн кинотеатра Start. При просмотре пилотной серии этого проекта невольно вспоминаешь строчки Заболоцкого о том, что есть красота и почему ее обожествляют люди: «Сосуд, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?» В первой серии «Содержанок» нам показывают красивый фасад жизни героев, за которым, увы, скрывается та самая пустота.

Фильм рассказывает о жизни гламурной Москвы с ее светскими раутами, дорогими интерьерами и жесткими законами борьбы за место под солнцем. Уроженка Саратова Дарья Смирнова приезжает в Белокаменную, чтобы добиться успеха в выбранной ею когда-то стезе – искусствоведении. Она мечтает открыть в Москве свою собственную галерею и ради этого готова на все, даже занять место своей подруги Марины, которую впоследствии убивают.

Во многих учебниках по драматургии говорится, что главные герои должны хотя бы немного внушать симпатию. Однако, когда смотришь первую серию «Содержанок», практически ко всем персонажам испытываешь острую неприязнь. Кажется, что они никогда не знали, что такое порядочность, искренность и любовь, а всегда руководствовались только трезвым расчетом. Но, видимо, жизнь в жесткой светской Москве не оставляет выбора и права на милосердие…

В первой серии «Содержанок» много секса, снятого с разных ракурсов. В какой-то момент даже ощущается переизбыток фривольных сцен и чувство антипатии к персонажам усиливается. Ведь практически все они испытывают оргазм только тогда, когда деньги приходят на их счет.

Но вот парадокс: мозг требует продолжения сюжета. И дело, конечно, не только в искусно поданной эротике, а в том, что Богомолов ловко манипулирует желанием зрителя наблюдать за персонажами в замочную скважину. Впрочем, уже во второй серии страсти понемногу улягутся, лента войдет в «мирное русло», и постепенно начнут вырисовываться мотивы поступков персонажей.

Фильм стоит посмотреть хотя бы потому, что благодаря операторской работе, визуальной составляющей и актерской игре картина Богомолова вполне может конкурировать с американскими сериалами типа «Большая маленькая ложь» и «Любовники». К достоинствам сериала можно отнести диалоги, которые можно растаскивать на цитаты. Чего только стоит фраза персонажа Сергея Бурунова: «Мужчины гуляют от тоски, а женщины – от распущенности».

Что касается актерского состава, то режиссер работает как с артистами, участвующими в его театральных постановках – Мариной Зудиной, Дарьей Мороз, Александром Збруевым, Александрой Ребенок, Софьей Эрнст, – так и с новенькими: Леонидом Бичевиным, Сергеем Буруновым, Александром Кузнецовым, Семеном Штейнбергом. Особый интерес вызывает актер Владимир Мишуков, также известный как талантливый фотограф.     

Сам Константин Богомолов прежде всего знаменит своими театральными постановками, но с недавних пор он стал осваивать новую для себя территорию кинематографа. Сериал «Содержанки» позиционируется как его дебют в этой сфере, но это не совсем так. Ранее Богомолов снял фильмы «Настя» по мотивам одноименного произведения Владимира Сорокина и «Год, когда я не родился» по пьесе Виктора Розова «Гнездо глухаря», еще не вышедшие в прокат.

Константин Богомолов.jpg

На встрече со зрителями Константин Богомолов рассказал, как он разделяет театр и кино, осваивает новую для себя территорию и как снимал эротические сцены.

– Что для вас первостепенно сейчас: театр или кино?

– С театром бывают разные взаимоотношения. Полтора года назад случился существенный кризис, когда я не понимал, куда развиваться дальше. Сейчас я четко это понимаю. А кинематограф – это огромное пространство, которое мне интересно осваивать. И я надеюсь, что театр и кино придут в моей жизни в состояние баланса. Постепенно я обретаю в кино силу и пытаюсь захватывать это пространство. Возможно, через года два-три я буду еще больше в этом уверен.

– Ставили ли вы для себя помимо развлекательной задачи еще какую-то важную цель?

– Нет. Я вообще никогда не ставлю перед собой никаких миссий. В принципе я отношусь к своему делу как ремесленник. Я просто занимаюсь постройкой сюжета, ритма, картины взаимоотношений, атмосферы в соответствии со своим ощущением. Мне важно достаточно честно препарировать действительность. При этом никаких социальных, терапевтических и идеологических задач я перед собой не ставлю.

– По сюжету вашего спектакля «Ай фак», в основу которого лег роман Виктора Пелевина, телесный секс остается прерогативой низших слоев общества, а весь высший свет переходит на виртуальные интимные отношения. В киносериале «Содержанки» все происходит наоборот. Секс исчезает из отношений учителя и следовательницы, а светские персонажи им буквально дышат. Секс выступает здесь некой метафорой или же это просто красиво?

– Это приятно, красиво и интересно снимать (смеется). Гораздо увлекательнее, чем диалоги. В этих сценах и люди раскрываются по-другому. Сначала таких сцен в фильме было больше, но потом их подрезали, потому что уже возникло ощущение легкого подташнивания. Вообще, сцены секса – это гигантская проблема в нашем кино. Я не знаю, почему все так проблематично, стыдливо и робко в этой области. В своем фильме я хотел показать, что сексуальные сцены можно снимать относительно правдиво. Тем более что в моем распоряжении были артисты, которые очень профессионально все отрабатывали. На самом деле это очень сложная задача для актера – и этически, и эстетически, и технически.

– Ваш фильм одними может быть воспринят как произведение искусства, а другими – как продукт потребления. Как вы разграничиваете эти понятия?

– Реклама «Кока-Колы» может быть произведением искусства, а не продуктом потребления. Я не задумываюсь об этом и ненавижу разговоры про плевки в вечность. Я просто занимаюсь делом. Мне нравится ходить в разные пространства, жанры, истории, взаимодействовать с разными людьми. Мне интересно пойти в пространство Сорокина, Пелевина, Вуди Аллена, сериальное пространство. Все определения кино: арт-хаусное, коммерческое, еще какое-то – это условные ярлыки, которые помогают нам изъясняться друг с другом. На самом деле никакой ценности в них нет. Можно навесить на картину ярлык «арт-хаус», и она будет ужасна. И наоборот, коммерческий фильм окажется в сто раз прекраснее любого авторского.

– Были ли у персонажей вашего фильма какие-то прототипы?

– Полтора года назад мы встретились с продюсерами, которые предложили мне выбрать какой-нибудь проект из своего портфеля предложений, где было определенное количество названий, идей, тем – и мы остановились на этой. Поэтому здесь нет прототипов, а любые совпадения случайны. Например, делая свой спектакль «Три сестры», я все время видел аналогии с реально существующими людьми – как с собой, так и с актерами в настоящей жизни. Это технологическое условие, в нем нет никакой идеологии.

– Многие полагают, что фильм может повлиять на мировоззрение человека. А вы верите в то, что люди могут радикально меняться?

– Нет, поскольку они неизменны. Но какие-то вещи в человеке скрыты и их нужно увидеть и открыть. Люди не меняются, они распускаются, как бутоны, или наоборот, закрываются, покрываются пылью, ржавчиной, грязью. Любой человек прекрасен. Просто очень многое зависит от того, с кем и с чем он взаимодействует. Красота в глазах смотрящего. И человек тоже. Какими глазами на тебя смотрят, таков ты и есть.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Золотое кино
Американские мейджоры давят на наши кинотеатры, не оставляя возможности для формирования с
5041 0 0
Персидский код
ПЕРСИДСКИЙ КОД
750 0 0