18+
просмотров 995

Известный сетератор Данияр Сугралинов рассказал «ЭК», как прославиться и заработать на литературе в Интернете

Опубликовано: 24 Апреля 2019 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
Известный сетератор Данияр Сугралинов рассказал «ЭК», как прославиться и заработать на литературе в Интернете
Данияр Сугралинов / facebook.com

Данияр Сугралинов – один из ярких представителей сетевой литературы – рассказал корреспонденту «ЭК», как заработать в Интернете.

Первую и достаточно успешную попытку «октябрьского переворота» в читательских умах в 1994 году предпринял Алексей Андреев, разместивший в Интернете свое детище «Cetera. Манифест Сетевой Литературы, или Личный Опыт Поэтической Независимости», в котором попытался обобщить основные жанровые и стилеобразующие признаки «клавиатурной» литературы.

Важнейшим преимуществом такой литературы является оперативная обратная связь. Творения одаренного сетератора одновременно оценивают тысячи виртуальных читателей, причем по мере роста их численности автор получает вполне осязаемые плоды. Но обо всем по порядку…

Итак, нашему собеседнику едва за 40. Родился Данияр Сугралинов в Актобе, жил в Алматы, Нур-Султане, Москве, Дубае. У него есть дипломы выпускника Санкт-Петербургской государственной инженерно-экономической академии и Московской высшей школы экономики. Счастливо женат, воспитывает сына.

В 2005 году этот интеллигентный молодой человек с двумя высшими образованиями неожиданно для себя стал «вольным каменщиком» и, написав несколько глав повести «Кирпичи», отправил их на почту одного популярного веб-ресурса. Редактору прочитанное понравилось, и он дал отмашку публиковать незамыленную вещицу по частям. Так в Сети появились сугралиновские «первокирпичики» с эффектом динамитных шашек. Их прочли более 2,5 млн человек, а Данияр совершенно неожиданно для себя удостоился звания «Лучший автор-прозаик 2005 года».

6.jpg

На волне этого успеха были написаны трилогия Level Up, серия «Дисгардиум», первая книга которой лидировала в конкурсе LitRPG 2018, сборник занятных рассказов «Буквы», контркультурные «Осколки» и роман «99 мир».

Несомненный талант, постоянный творческий поиск, завидная работоспособность и давний зов драматургии привели его на другой конец света за дипломом сценариста. Выбор пал на университет в небольшом городе Орландо в американском штате Флорида, где царит вечное лето, а знаменитые на весь мир парки Universal и Disney World поражают воображение.

Наш разговор по Scype состоялся с Данияром только с третьей попытки. Причина – в разнице часовых поясов и плотном учебном графике Сугралинова. Он ежедневно с 8.00 до 16.00 учится беглому английскому.

– И все-таки, почему сценарное мастерство?

– У меня есть некоторый опыт написания пьес. Я учился в школе известного казахстанского драматурга Олжаса Жанайдарова, по моей первой пьесе делали читки в алматинском театре им. Лермонтова. К тому же я очень люблю кино. Поэтому хочу, основываясь на приобретенных навыках сочинительства, попробовать себя в роли профессионального киносценариста.

– В одном из интервью в 2017 году ты сказал, что писателем себя не считаешь. С тех пор твое мнение изменилось?

– Для меня писательство – это совершенно иное понятие, чем сочинительство или, если хотите, бумагомарательство. Достоевский –писатель, я – нет.

– Интересное получается кино. В феврале того же 2017 года мой коллега Вадим Борейко, выпустивший несколько крепких книг в бумажном переплете, говорил, что тоже писателем себя не считает. Борис Акунин, по его словам, беллетрист, но не писатель. Олжас Сулейменов вообще склонен думать, что профессии писатель больше не существует, поскольку на это занятие не проживешь. А сетераторством, назовем это так, прокормиться можно?

– Вполне. Причем не только в Алматы, ведь городская прописка никакой роли в Интернете не играет. Я знаю нескольких ребят-сетераторов из казахстанской провинции, которые зарабатывают весьма недурно. На жизнь во всяком случае хватает. Не буду называть конкретные имена и фамилии. Все они творят под псевдонимами, насыщая российский и даже европейский рынки сочинениями пусть порой и невысокого штиля, но востребованного жанра типа фэнтези. Так вот, их читательская аудитория гораздо шире большинства бумажных тиражей.

Сугралинов.jpg

– Я правильно понял, что на свой заработок ты не жалуешься и его величина целиком и полностью зависит только от тебя? Вердикт выносит читатель, а формула успеха в виртуальном пространстве, приносящем реальные и неплохие доходы, проста: ни одного лишнего звена. Но ведь должен же быть какой-то гандикап с более выгодным, чем у соперников, стартом?

– Понимаете, я казах, пишущий на русском языке. Моя бабушка по материнской линии всю жизнь прожила в ауле и по-русски не говорила. Казахскую культуру я впитал с молоком матери и народными традициями, хранительницей которых была бабушка. Русскую культуру я черпал из библиотеки отца – очень богатой, разнообразной и грамотно подобранной. А моя бабушка по его линии была не только директором школы, но и преподавала русский язык и литературу. С такими прочными жизненными опорами чувствуешь себя уверенно не только на творческой стезе. Страсть к чтению мне привил дед, причем довольно своеобразно. До поры до времени он читал мне сказки, а когда мне исполнилось пять лет, заявил: «Устал я, внучек, пойду, отдохну. А ты, если нравятся сказки, учись читать их сам». И все! У меня до сих пор сохранилась привычка читать по три-четыре книги в неделю.

– Тогда, как матерый книгочей, успешный автор и достаточно опытный экономист, можешь ли ты поделиться опытом: как все-таки прожить писательством?

– Мои коллеги, авторы полутора-двух десятков популярных книг, однако тоже не считающие себя писателями, называют это «жить с пера». Если быть окончательно дотошным, такое определение действительности все-таки не соответствует. «Жили пером» – не в смысле зарабатывали, а просто не могли не творить – Пушкин, Лермонтов, Гоголь и другие величины. Мы же, скорее, трудяги клавиатуры.

– Как выстраиваются твои отношения с читателями? Ты ориентируешься на определенные вкусы, изучаешь спрос, потакаешь модным течениям и трендам, ищешь захватывающие сюжеты?

– Я всегда стараюсь писать, отталкиваясь от продуктивно-креативной мысли, которую надо как можно интереснее подать и заинтриговать самые широкие читающие слои. Это должна быть история, цепляющая за живое и заставляющая поглощать поданное «блюдо» взахлеб. Хорошо, если на твоей творческой кухне всегда имеется в наличии эксклюзивный аперитив. Это значительно оживляет творческий процесс и облегчает поиск неожиданных поворотов сюжета. Кстати, этот процесс идет безостановочно и круглосуточно, причем порой кажется, что от меня он вообще не зависит. Нередко этот alter ego по-фельдфебельски беспардонно будит меня ночью, я вскакиваю с постели и записываю родившийся образ, тему, фразу…

– Знакомое явление. Вот и меня сейчас озарило: почему я прохладно отношусь к сетературе? Мои отношения с классической книгой тактильны, а значит, более доверительны. Открыть ее – это как похлопать друга по плечу. Мол, давай, рассказывай, что там у тебя сейчас на душе. И еще я бы сравнил книгу с самокруткой, а сетературу – с электронной сигаретой.

– Образы убедительные. Хотя Минздрав и предупреждает, есть в сигаретах что-то социализирующее. Ведь доверительные беседы чаще всего происходят в курилках. Но преимущество электронной сигареты в том, что это устройство может вырабатывать и никотин, и ароматизированный ингалятор. Я свой выбор, впрочем, сделал: бросил курить, потому что хочу пожить подольше, понянчить внуков и правнуков. Это самый надежный рецепт долголетия.

– А секретами достойного заработка сочинительством ты сейчас готов поделиться?

– Тут рецепт однозначный: надо идти в Интернет. Вот цепочка, по которой я продвигаю книгу. Кто-то предпочитает поставить в ее конце точку и лишь потом подавать «к столу». Я же обычно, наметив сюжетную линию и определив героев, пишу пару глав и выкладываю их в Сеть. Есть специальные площадки с большой читательской аудиторией, на которых можно делать это по ходу написания книги. Это не пробные шары, как может показаться на первый взгляд, у меня получается сразу на этом зарабатывать. После четырех-пяти глав, когда опубликованное соберет 5–10 тысяч читателей, открывается подписка. То есть последующие главы становятся доступны лишь тем, кто оплатил доступ. Однако читателям важна не его стоимость, они могут позже скачать книгу с пиратских площадок. Им интересна вовлеченность в процесс. Они чувствуют себя соавторами, становятся моими единомышленниками, критиками. Они указывают на логические нестыковки, хвалят за нестандартные ходы, прогнозируют развитие сюжета, спорят. Таким образом набирается, как правило, не менее 10 тысяч комментариев. Уже на этом этапе, в зависимости от художественных достоинств материала и читательской аудитории, можно заработать от трех до 10 тысяч долларов.

3.jpg

– Сколько это занимает времени?

– Сейчас книги надо писать быстро. Если ты будешь писать одну книгу раз в три года, тебя просто не заметят. Например, я за полтора года написал семь книг... Вот книга написана, и ее начинают продавать на площадках, например, на ЛитРес – это крупнейшая библиотека, где выкладывают все заметные новинки.

Этап готовой книги тоже приносит неплохие деньги. Тут же поступают обращения от аудиоиздательских компаний, которые заключают с тобой договор на права звуковых изданий. В течение месяца-двух они создают аудиокнигу, которая продается весьма успешно. Последнее время аудиоверсии имеют почти такие же тиражи, как и текстовые – их доля растет из-за возможности слушать книгу в поезде, когда можно себя не обременять лишними вещами, перед сном, на автобусной остановке, да мало ли в каких случаях.

Потом книга попадает в поле зрения европейских литературных агентств, и ее в случае положительных отзывов переводят на английский и немецкий языки. Так получилось, что практически все мои переведенные книги очень хорошо приняли на Западе, и сейчас с этими агентствами у меня заключены контракты на несколько книг вперед, которые я даже пока не начал писать и не представляю, о чем они будут.

Затем наступает очередь русскоязычных издательств, приобретающих права на бумажные тиражи, и они тоже приносят деньги. Таким образом, сетератор, рядовой автор-графоман, как мы называем друг друга с улыбкой, и в этом ничего зазорного нет, зарабатывает на одной книге 20–25 тысяч долларов. Есть сетераторы и более плодовитые. Я знаю Ваню Шамана – он бывший военный из Украины, несколько моложе меня. Он как уволился из армии по состоянию здоровья, так принялся писать. Для него это как работа: в 9.00 садится за компьютер и в 18.00 встает. Норма – 20 тысяч символов в день. Он выдает почти по книге в месяц – за 15 месяцев 14 книг, причем они неплохо продаются. Военная тематика и знание предмета изнутри позволяют подогревать интерес у той части читателей, которым нравятся боевики. Наконец, в нашей среде очень много женщин с их сентиментально-романтическими вещами. Те вообще вне конкуренции и зарабатывают 10–15 тысяч долларов в месяц. Так что писательство, если не брать во внимание устройство компьютера, штука довольно простая – ручка, карандаш, листок бумаги либо вообще бумажная салфетка. Лишь бы были под рукой. Плюс ко всему – немножко воображения, настойчивости и требовательности к себе. И непременно семья и окружение, где все друг друга любят, ценят и понимают. Как у меня.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале