просмотров 415

Как потеряли невинность Пушкин, Толстой, Чехов и другие классики?

Опубликовано: 10 Апреля 2020 Автор: Сергей САС | Алматы
Как потеряли невинность Пушкин, Толстой, Чехов и другие классики?
Галантные отношения

В предновогодние каникулы 1816 года гусарский поручик Петр Каверин, словно Вергилий, сопровождавший Данте по кругам ада, отправился в Петербург для эскортирования прыщавых щеглов по анфиладам публичного дома Софьи Астафьевны, своей давней знакомой. Любознательных лицеистов, покинувших стены просвещенных казематов Царского Села, во время зимних вакаций ожидали необыкновенные встречи и дивные приключения развлекательного свойства, в которых требовался опытный наставник и поручитель. Офицер лейб-гвардии Гусарского полка, кутила и бретер, томимый «скифскою жаждою», был лучшим ментором для деликатной миссии. Он усадил шалопаев в сани и айда на Мещанку, в знаменитый приют военной молодежи, где одалиски стоили по пять рублей серебром. Воспитанные мамзели жили по-царски – в трех этажах; кругом пальмы в кадках, цветы на ломберных столиках, шампанское за глаза, рояль для души и мягкие диванчики для услады в заповедных местах. Просветительский урок можно было устроить и за рубль, но с девками-дурехами в скудных помещениях для мещан. Молодые повесы, а среди них были Пушкин и Пущин, Дельвиг и Данзас, денег не жалели.

Галантные похождения

От поездки в вертеп отказался только Кюхельбекер, с презрением отвергший продажную любовь, да будущий Железный Канцлер князь Горчаков, оставшийся в Царском Селе за неимением родственников в столице.

Сей визит волонтер Пушкин запомнил на всю жизнь.

Размышляя о содержательнице увеселительного заведения и галантных похождениях у нее, в одном из черновиков «Пиковой дамы» он повествовал: «Мы вели жизнь довольно беспорядочную. Ездили к Софье Астафьевне без нужды побесить бедную старуху притворной разборчивостью»; возможно, именно ей поэт посвятил стих «Сводня грустно за столом…», найденный в бумагах после дуэли на Черной речке.

Впрочем, кто только не бывал у бандерши, кто только не упоминал о ней всуе и в романах. Кого только не наставляли ее товарки на путь истинный!     

Кстати, после посещения притона мадам пожаловалась в полицейский участок на безнравственные антраша, цирковую изобретательность и неуемную горячность новобранца Пушкина, «развращавшего ее овечек». Друзья о болезненном усердии его знали и всякий раз радовались, если африканский темперамент акробата ограничивали затруднительные обстоятельства, связанные с какой-нибудь прицепившейся «венерой», принудившей к постельному режиму, а значит, к творческим занятиям за письменным столом.

Братья Толстые, Лев крайний справа.jpg

Левушку Толстого и Антошу Чехова столкнули в греховную реку старшие братья. У Толстого их было трое, у Чехова – двое. Если учесть, что Николая Толстого не манили развлечения, а Дмитрий был богобоязненным, то паренька, скорее всего, подбил на тропу взросления Сергей Николаевич – второй в семье Толстых по старшинству. Левушка любил его, доверял и во всем слушался. А тот считал братишку «пустяшным малым», которому следовало вложить ума...

Привез его в порочные палаты и оплатил расходы. Боевое крещение 14-летнего отрока закончилось конфузией: «Я совершил этот акт, потом стоял у кровати женщины и плакал». Перед тем как пропечатать сей бесславный факт в романе «Воскресение», Лев задокументировал его в дневнике. В том самом, который дал почитать невесте Софье. Свадьба чуть не сорвалась! Девицу еле откачали. Она потребовала спалить тетрадку! Толстой дал слово – и… завел тайный дневник. Ну не мог человек не делиться правдой жизни хотя бы с бумагой.       

До свидания, мальчики

Чехова вывели в люди Александр и Николай. Случилась сия экскурсия в Таганроге. Гимназия, квартира и «борделло» со ставенками салатного цвета, принадлежавшее «мамке» Дарье Ивановне, – все было рядом. На важнейший период становления характера и созревания тела выпало написание первых литературных трудов, ознакомление с драматическим искусством в виде оперетты Оффенбаха «Прекрасная Елена» и расставание с целомудрием.

Дама с собачкой.jpg

Позже Чехов вскрыл язвы памяти: «Все тайны любви я познал в 13 лет». Рассуждая об отношениях с женщинами, он не таился: роман с приличной дамой – дело канительное, требующее порядочных затрат и нервных издержек. Как минимум, для некоторых манипуляций необходимо приличное местечко. «В номере ваша спутница падает духом, дрожит и восклицает: «Ах, Боже мой, что я делаю?! Нет! Нет!» – писал Чехов. – Потом ее нужно целый час раздевать… На обратном пути ее лицо имеет такое выражение, будто вы ее изнасиловали, и все время бормочет: «Нет, никогда себе этого не прощу!».

В качестве доказательства одна лишь фраза из рассказа «Дама с собачкой», в коем Елена Сергеевна сокрушается после своего падения: «Я дурная, низкая женщина, я себя презираю и об оправдании не думаю».  

Совратителю Гурову были скучны неуместные всхлипывания и признания. В герое просвечивала авторская психология – животный цинизм эстета, красавца и успешного беллетриста. Он и в реальной жизни отказывался жениться, а когда решился завязать брачный узелок с актрисой Ольгой Книппер, выдвинул крепостные условия: «Она должна жить в Москве, а я в деревне, и буду к ней ездить. Счастья, которое продолжается изо дня в день, – я не выдержу».

В Москве на углу Плотникова переулка до сих пор стоит доходный дом, где в старинные времена располагался лупанарий, навещаемый классиками Пушкиным, Гоголем, Толстым, чьи лики и сегодня различимы на барельефах здания…

В публичных домах лишились девственности Габриэль Маркес, Николай Огарев, Герберт Уэллс. Один в 13 лет, второй – в 16, третий – в 22 года. Маркес жил со жрицами любви под одной крышей, если ему не хватало денег на угол.

С утра пораньше

Джордж Мур.jpg

Стрелы Амура настигают нас рано. Как только юнец начинает отличать запретные темы от народных сказок, купидоновы молнии вышибают двери во взрослую жизнь, и начинающего танцора захватывает сексуальный вихрь!

Например, сурового, резкого и бескомпромиссного в полемике эссеиста Джорджа Мура, наглого золотовласого щеголя и сноба, не принимали всерьез, однако всюду распахивали перед ним двери. Гостям говорили: «Заходите, сегодня на ужин у нас подают Мура!».

Он много шутил и щедро рассыпал ядреные слова. От его афоризмов джентльмены крякали в кулак, а леди ухмылялись, прикрываясь веерами: «Если бы не мужья, кто бы присматривал за нашими любовницами?».

Мур задавал тон, пикировал с обществом и, слегка потирая ушибленные бока, всякий раз с честью выходил из словесной перепалки. Он просто шокировал, когда говорил: «Своим здоровьем и долголетием я обязан тому, что ни разу не прикоснулся к сигарете, рюмке и к женщине… пока мне не стукнуло 10!».

«Моя первая страстная мысль о женщине – в пять лет», – писал Константин Бальмонт, вспоминая факты интимной биографии; со слов Валерия Брюсова, с 12 лет он срывал «цветы зла», обильно устлавшие «дно» жизни, «изведал продажную любовь», «заглянул в область кафешантанов и веселых домов».

Накрыло осенью

Чаще всего женщины, которых Стендаль хотел закружить в танце, были замужем. И не каждая соглашалась на тур вальса. Единственным напоминанием о первой интимной близости 17-летнего Стендаля, оставшимся навсегда, была венерическая болезнь, подхваченная от проститутки. Другие подробности отсутствовали: «Неистовство моей робости и моих ощущений просто стерло все воспоминания об этой встрече». Зато блокноты сохранили иные детали личной жизни.

В 1806 году писатель оставил зарубку об интрижке с некой служанкой, тесные отношения с которой торопливо начал в подъезде дома, продолжил в ее комнате, а утром покинул барышню со «стыдом и позором». Спустя 15 лет рассказал о «фиаско», происшедшем на вечеринке, переросшей в оргию. Партнершей была болтушка Александрина, мгновенно оповестившая Париж о недееспособности литератора. Кстати, главным героем одного из романов Стендаля являлся импотент.

Эрнст Гофман.jpg

17-летнего студента Эрнста Гофмана совратила замужняя женщина бальзаковского возраста Дора Хатт, а неуклюжий и смешной 23-летний Бальзак майским днем 1822 года потерял невинность с «пахнущей осенью» Лаурой де Берни. У Доры было пятеро ребятишек, а Лаура устала подтирать носы девятерым. Пресыщенные заурядностью семейной жизни, они увлеклись молодыми и рьяными жеребцами!

После короткой рукопашной 45-летняя женщина уступила непристойным предложениям Оноре, и молодость взяла верх. «О, Лаура! Я пишу тебе, и меня окружает молчание ночи, а в душе живет воспоминание о твоих страстных поцелуях!».

Сколько получали великие за свои шедевры?
читайте далее

В арсенале средств матери-героини, дамы пожухлой поры, еще хранились убойные заряды, способные ошеломить юного вольтерьянца, мобилизованного на сексуальные игрища. Отбивая атаки, он рассуждал: «Незаурядных женщин можно пленить только чарами ума и благородством характера».

Со временем Бальзак нашел для спутниц жизни неутешительную метафору: «Женщина – это хорошо накрытый стол, по-разному озираемый мужчинами до еды и после».

Любопытно, что, сопоставляя женщин с кухонной мебелью, ветеран эротического фронта Мопассан, «по существу уродливый, но очень умный» шепелявый господин, тоже вспомнил Эпикура: «Удивляюсь тому, как может для мужчины любовь быть чем-то большим, нежели простое развлечение, которое легко разнообразить, как мы разнообразим хороший стол».

Нужно отдать должное, будучи в оживленном расположении духа и на сытый желудок автор «Пышки» величал женщин украшением мира.

И на том спасибо.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале