просмотров 416

Кто из гениев плохо учился в школе и оставался на второй год?

Опубликовано: 18 Сентября 2020 Автор: Сергей САС | Алматы
Кто из гениев плохо учился в школе и оставался на второй год?
Картина «Опять двойка» / futurerussia.gov.ru

Младшая сестра будущего Нобелевского лауреата Майя Эйнштейн вспоминала, что «умеренно способный» Альберт не тянулся к знаниям, туго соображал в арифметике, ошибался в вычислениях, хотя обладал логикой и упорством. Магнитный компас приводил его в благоговейный трепет, а все остальное навевало тоску. Знания Альберта по многим предметам равнялись нулю. Например, греческий язык казался ему непосильной ношей Сизифа. Однажды учитель сорвался: «Тебе никогда ничего не добиться!». Эйнштейна исключили из школы, а затем прокатили на вступительных экзаменах в колледж. По окончании политехникума он получил диплом учителя математики и физики на жидкую троечку, два года искал работу. Голодал. Брал скрипку и шел зарабатывать на улицу. Ну полная безнадега!

А можно ли поверить в то, что бронзовый колосс цивилизации с хвалеными извилинами и этакий олух, прогуливающий уроки, двоечник и второгодник – одно лицо?! А как вклеить в биографию замечательного писателя, мастера неологизмов и книгочея Николая Лескова, одного из образованнейших людей своего времени, всплывшую подноготную о том, что за пять гимназических лет он получил не обширные знания, а ни к чему не обязывающую цидульку об окончании двух классов?

И подобных фактов, вызывающих недоумение, пруд пруди. Родственники Чарлза Дарвина из-за несносного поведения этого разгильдяя в пансионе Шрюсбери испытывали испанский стыд и прятали глаза в пол. За явные неуспехи в школе дед Александра Гумбольдта ставил внука-недоумка на горох, а бабка Исаака Ньютона устраивала недотепе взбучку. И было за что – хуже всех учился только паренек, признанный окрестной шпаной полным идиотом!

По ограниченности ваших способностей

Как много на школьной доске позора тех, кем гордится мир во «внеурочное время». Здесь Гоголь и Некрасов с характеристиками шалопаев, Маяковский с клеймом лодыря, по чистой случайности перешедший в четвертый класс. Луи Пастер, прозванный учителем химии тупицей, и Томас Эдисон, у которого, по наблюдению директора гимназии, мозги съехали набекрень. Томаса турнули, Виссариону Белинскому указали на дверь «по ограниченности способностей». Но это не самые отъявленные посредственности, кого выставили за порог храма знаний.

Их вышвыривали за ненадобностью, как ветошь, испытывая облегчение и оправдывая жесткие меры селекции заботой о соблюдении санитарных норм. Это ж до какой степени балбесы разваливали дисциплину и вредили процессу познания, если их изоляция напоминала изгнание падших ангелов из рая!

Среди духов тьмы бесновались будущие литераторы Василий Жуковский и Саша Черный, Шарль Бодлер и Уильям Фолкнер. Попадались и случайные герои. Писателям Михаилу Альбову и Лоренсу Дарреллу подрезали крылья по весьма «уважительным» причинам – на лекциях они большую часть времени отдавали сочинительству или манкировали уроками, бесполезными, по их разумению.

Допустим, Фридрих Дюрренматт пренебрег академическим образованием, полагая, будто писателю оно без надобности. Учебу называл самым неприятным времяпрепровождением в жизни: из «колов» сколотил забор, состоял на худом счету у преподавателей и сверстников.

Дмитрий Менделеев.jpg

Недостаток знаний и каша в голове – еще не полный набор причин, за кои гнали в шею. Тобольский плохиш Дима Менделеев сачковал, дрался, дерзил. Малолетний хулиган Фенимор Купер в Йельском колледже заложил пакет с порохом в замочную скважину и чиркнул спичкой... Дали под зад коленкой.

Пришлось заниматься дома. Один из учителей рассказывал о необыкновенном счастье общения с юношей: «Своенравный, не терпящий серьезных занятий, большой любитель романов и забавных историй». Праздник непослушания отец прервал суровым испытанием – командировкой юнгой на борт «Стирлинга», где мозги мелкому дебоширу вправили в два счета.

Так закончилось детство, и в голове утих ветер.

Второй раз в третий класс

Грубость, курение табака, «писание стихов предосудительного толка, небрежность в одежде и другие дурные успехи» закрепили в выпускном аттестате за будущим сатириком Салтыковым-Щедриным балл, определивший пятую позицию с хвоста.

К дисциплинарным преступлениям лицейские гувернеры отнесли контрабандные стихи, извлеченные из рукавов куртки и сапог, расстегнутые пуговицы на мундире, неуставное ношение треуголки…

Писатель Леонид Андреев, по личному признанию, «в седьмом классе носил звание последнего ученика», как и пушкинский дружок Антон Дельвиг, чье имя в рапортах преподавателей Царскосельского лицея завершало список.

Чернявый и кудрявый оболтус вспоминал, что однокашник до 14 лет «не знал ни одного иностранного языка и не проявлял склонности ни к какой науке». Конечно, Пушкину бы закрыть рот и не распекать побратима, ибо на уроках сложения и вычитания зевал и горько плакал, а на решающих экзаменах из 29 школяров занял непрезентабельное четвертое место в арьергарде.

«Солнце русской поэзии» сверкнуло в отечественной и французской словесности, а на выполнение остальных домашних уроков катастрофически недоставало времени – то музы склоняли перо к бумаге, то гвардейские офицеры манили в якобинские клубы, то девы влекли в публичные дома.

Вот и Льва Толстого, поступившего в Казанский университет на восточный факультет, в конце семестра отстранили от экзамена «по причине редкого посещения лекций». Граф определенно потерял аппетит к учебе. Но, видно, ему припомнили не токмо свободное расписание, коли Фридриху Шеллингу, при равных с ним условиях, простили полсотни пропусков, накопленных за полгода!

И прощали впредь: за отменные знания, отличные оценки, небывалое прилежание!

Да что там полста – библиофил Николай Рубакин в третьем классе профилонил 565 уроков. И ничего – выплыл! А погорел на том, что читал запоем книжки на сеновале! Все подряд! Даже папа не выручил – городской голова. Зато в пятом классе остался на второй год, вписавшись в когорту знаменитейших второгодников, в числе которых значились Бунин и Толстой, Циолковский и Чехов.

Лев Толстой.jpg

Антоша обладал непререкаемым авторитетом! Он попадал в гнилой омут дважды! На второй круг обучения возвращали арифметика, география, греческий. Он даже по русскому никогда пятерок не хватал. Если Константин Циолковский споткнулся во втором классе, а после третьего вылетел совсем, то Лев срезался на втором курсе и следом забросил учебу.

Не хочу, говорит, учиться. И все тут!

Страна невыученных уроков

Но даже в этой череде невероятных приключений неучей в стране невыученных уроков выделялись фигуры, в существование которых с трудом верили даже любители парадоксов.

Двоечники.jpg

Невозможно предположить, что Нобелевский лауреат по медицине и физиологии Пауль Эрлих был «вечным студентом»: на университетских медфаках Бреславля, Страсбурга, Фрейбурга и Лейпцига – всюду двоечник?! Что «принцесса науки» Софья Ковалевская не проявляла в детстве способности к математике; что механик-аэронавт, будущий профессор Московского университета Николай Жуковский не только не научился с юных лет считать в уме, но и при ученых степенях не производил расчеты без арифмометра.

Оливер Голдсмит.jpg

Дико звучит, но Менделеев оскандалился по химии в Петербургском университете, поэт Пьер Беранже не владел правилами орфографии, писатель Оливер Голдсмит с грехом пополам читал и писал, писателя-краеведа Михаила Пришвина отчислили за неуспеваемость по географии, а будущий основоположник учения о наследственности Грегор Мендель на государственном экзамене получил убогую отметку по ботанике!

Уточняю, не по какой-то там ничтожной гуманитарной доктрине, а по самому что ни на есть основополагающему и профильному предмету, окучиванием которого впоследствии он занимался всю жизнь!

Сапожник без сапог.jpg

Как сапожники без сапог, не имели профессиональных дипломов первый генетик Грегор Мендель и гений математики Эварист Галуа! Первый никогда не изучал науку о растениеводстве, а второй дважды проваливал экзамены в политехникум. Комиссионеры, не понимая логики юноши, сопровождали его ответы сумасшедшим хохотом и ставили двойки.

Как великие писатели строчили доносы
читайте далее

Схлопотать «неуд» за необыкновенные знания – не такая уж новость! Подобные прецеденты случались и с будущим архитектором Владимиром Шуховым, доказавшим теорему Пифагора оригинальным способом, и с Николаем Лобачевским, уведомившим учителя об изобретенной им неевклидовой геометрии.

Кстати, если Менделю ботаника нужна была как хлеб, точнее, как горох, то Эйнштейну, казалось бы, в формировании современной теоретической физики она только мешала! Ну зачем, спрашивается, для построения квантовой теории весь этот гербарий из пресловутых цветоножек, пестиков и тычинок? Не для романтического же гадания на ромашках в космических пространствах теории относительности?!

Ан нет! Без флоры никуда… При поступлении в Высшее техническое училище Цюриха 16-летний Эйнштейн провалил ботанику, и – камнем на дно!

Альберт Эйнштейн.jpg

Смешно сказать, директор заведения приободрил Альберта: «Не переживайте, Джузеппе Верди тоже не сразу приняли в Миланскую консерваторию». Мол, вся жизнь впереди.

Нашел чем успокоить!

Еще бы вспомнил Поля Гогена, не интересовавшегося до 23 лет искусством, пока в Вирофлейской чаще не увлекся Маргаритой Арозой, или его приятеля Ван Гога, не знавшего до 27, с какой стороны подступиться к карандашу. Но это слабое сравнение: один из них к тому времени все еще бился за признание, а другой уже покинул бренный мир в безвестности.

Поэтому Альберту для примера хватило одного Верди…

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале