Кто из великих был убежденным чайлдфри?

Опубликовано: 30 Октября 2020 Автор: Сергей САС | Алматы
Кто из великих был убежденным чайлдфри?
theswaddle.com
просмотров 829

Наперсница Жан-Жака Руссо горничная Тереза Левассер, вульгарная, недалекая и некрасивая дама, долгие годы обстирывала неприхотливого борца за всевозможные вольности и регулярно рожала ему детей. Голубки познакомились в отеле, где Тереза служила горничной, а выдающийся мыслитель эпохи Просвещения обедал. Свели скороспелый огонь и чашка горячего шоколада, а объединило преступление, совершенное после появления на свет первого новорожденного! Эта привязанность к свободной жизни побуждала их еще четырежды подчиниться синдрому кукушки. По словам непримиримого недруга Вольтера, Руссо, воровато крадущийся в ночи, избавлялся от детей у дверей приюта, а бессердечное отношение к беззащитным птенцам объяснял тем, что не способен ставить их на крыло и в дальнейшем оказывать поддержку. Мол, ни средств, ни времени, ни желания. А уж коли высшее общество полно коварства, то нет доли лучше сельской нивы, где царит вечное единение с природой. Что сталось с пернатыми, никто не знал, ибо родители не запомнили их дней рождения и не имели ордеров о госприемке, по которым можно было бы проследить судьбу питомцев богадельни.

Вероятнее всего, пока Руссо излагал мысли о правильном воспитании подрастающего поколения, принесшие ему славу гуманиста, дети умерли при угнетающих обстоятельствах. В автобиографии «Исповедь» философ чистосердечно рассказывал о житие своем «самые отвратительные вещи», в том числе о приобретении сексуального опыта. Особенно запало в душу рукоприкладство няни, «определившей вкусы, желания, страсти на всю оставшуюся жизнь» посредством педагогических шлепков по подростковому заду.

Кодекс Свифта

Творческий человек, посвятивший себя наукам или искусствам, обязательно чем-то жертвовал, чтобы остаться на плаву. Чаще выбирал бескровные варианты – безбрачие или чайлдфри, но иногда прибегал к самому жесткому – отказу от уже рожденных малышей.

Единственного сына Шарля баснописец Жан де Лафонтен спровадил поэту Франсуа де Мокруа. Внебрачную дочь Лизерль Альберт Эйнштейн сдал в хорошие руки. Сына Ларса Астрид Линдгрен сплавила добрым людям.

Уильям Теккерей писал в «Английских юмористах»: «И не только с помощью насмешек Свифт показывает, как неразумно обзаводиться детьми. В книгах внушает мысль о безумии любви и брака, пуская в ход более серьезные доводы и советы».

Джонатан Свифт.jpg

Теккерей переживал, что владевший литературным инструментом и влиянием на умы современников Джонатан Свифт искажал британские семейные традиции придуманными обычаями лилипутов о целесообразности проживания их отроков в государственных казармах или утвержденной инструкцией разведения жеребят в лошадиной стране Гуигнгнмов. Не больше двух!

Внедрение этих провокационных законов на территории, открытой Гулливером, стало возможным после регламентации Свифтом своей жизни сводом дурацких правил. Согласно кодексу, он не мог принимать советы слуг, восторгаться своей красотой, жениться на женщине репродуктивного возраста, а главное – любить карапузов!

Ни рожать, ни нянчить, ни делать им козу!

Мировой сатирик, сокрушитель королевств, парламентов и устоев, боялся всепоглощающего чувства привязанности, способного отвлечь от пера, чернильницы и бредовых фантазий!

Эгоизм противопоставил любви, а честолюбие – помыслам о «творческих династиях». Свифт не думал о том, кому передать секреты мастерства и нюансы профессии. Зато одобрил бы настороженность Бернарда Шоу, выраженную спустя 200 лет: «Молодость – чудесная вещь. Какое преступление – растрачивать ее на детей!».

Золя с женой и внебрачными детьми.jpg

Следуя этому девизу, Шоу пробовал себя в качестве романиста, музыкального критика, театрального обозревателя, пока не выдавил с британской сцены французскую халтуру личными пьесами.

Опасаясь ложного толкования, перегружал издания вступлениями и послесловиями, разъясняющими подробные характеристики героев, идейное содержание и описание обстановки.

Ах, если бы с таким же усердием он уделял внимание супруге Шарлотте, то не умер бы бездетным.

Равное сожаление можно выразить и Эмилю Золя, не изведавшему интимной близости с Александриной Мелей. Он не признавал половую жизнь, подчиненную законам продолжения фамилии. Вместо того чтобы произвести на свет сына, который унаследовал бы сочиненную им империю Ругон-Маккаров, ночи напролет строгал книги. После выхода «Западни», ставшей литературной бомбой, преобразился. Разбогател, забурел, увлек в альков молодую прачку Жанну Розро, подарившую двух долгожданных ребятишек.

Жан-Жак Руссо.jpg

Александрина узнала о сопернице из анонимного письма. Схватилась за хрупкую посуду, заговорила о разводе, но, сменив гнев на милость, познакомилась с Денизой и Жаком, а после смерти их матери объявила законными наследниками! 

«Исчадий ада» не надо

«У настоящего искусства нет хуже врага, чем детская коляска в прихожей», – вторил наставлениям критика Сирила Коннолли писатель Грэм Грин. Он тоже ничего более разрушительного не встречал в жизни, а в постели, как и многие коллеги, путался в элементарных частицах.

Отлынивал от ведения с Вивьен совместного хозяйства, проживания под одной крышей, исполнения супружеских и отеческих обязанностей. Флаконы с духами и кульки с леденцами не покупал, книжки писал на съемной квартире и заглядывал к проституткам.

Но крохи все-таки появились.

Ганс Христиан Андерсен.jpg

Этих «исчадий ада» не терпели Андерсен и Даниил Хармс. Первый мстил им за надоедливость людоедскими сказками: «Кто сказал, что я нуждаюсь в их внимании!». Второй козырял ярко выраженной аллергией: «Говорят, они невинны. А я считаю, что, может быть, и невинны, да только уж больно омерзительны, в особенности когда пляшут. Я всегда ухожу оттуда, где есть малыши».

Как великие торговали сюжетами и нанимали литературных рабов
читайте далее

Мастер «заумного» стиля признавался, что «не любит детей, стариков и благоразумных пожилых», и спрашивал совета, как решить дилемму: «Травить их – это жестоко. Но ведь что-то надо с ними делать!».

А что тут думать?

Незаконнорожденная дочь лорда Байрона Аллегра умерла в пять лет, заточенная папашей в монастырь капуцинов: «Она упряма как мул и прожорлива как осел!». Законная дочь поэтессы Марины Цветаевой Ирина Эфрон скончалась в три года от голода, списанная мамашей в Кунцевский детдом на правах круглой сироты!

Даниил Хармс.jpg

Хармсу была впору театральная маска злодея. Драматург Евгений Шварц говорил: «Это определяло какую-то сторону его существа». Но вот что удивительно: сочиняя стихи на потребу, Хармс стал одним из лучших детских поэтов! «Мелочь пузатая» обожала его «Веселых чижей»: «Жили в квартире / Сорок четыре / Сорок четыре / Веселых чижа…».

Странный парадокс… Хотя каким еще может быть парадокс? У Федора Сологуба, автора скандального романа «Мелкий бес», тоже все складывалось шиворот-навыворот. Федора Кузьмича, сильно раздражавшего партийную клику и обложенного ярлыками «пессимист», «эротоман», «непотребщик», часто издавали и ставили в театрах, а параллельно избирали большим культурным деятелем и председателем секции детской литературы!

Ну с кого еще пионерам брать пример?

К слову, известная поэтесса Габриэла Мистраль за стихи о ребятах получила титул Матери всех детей, хотя не рожала.

Золотые зерна в сорной траве

Самым болезненным родовым пятном в жизни известных особ, прошедших через жернова равнодушия, было горькое положение найденышей.

Все они – бастарды, байстрюки – претерпели в жизни кривые усмешки, надменные взоры, намеки на неравенство. История расставила всех по местам. Дипломат Александр Куракин-младший, прозванный бриллиантовым князем и павлином за излишнюю слабость к пышным нарядам, имел 40 чад на стороне и всем дал достойное образование.

Унаследовав театральный ген родителя, они опровергли бредовое утверждение схоластов, будто внебрачные дети, как сорная трава, не приносят пользы. Разве бурьяном поросли имена философа Толанда, художника Кипренского, писателя Майринка?

Нерадивая маркиза де Тансен подбросила Д’Аламбера на ступени парижской церкви. Польская аристократка Анжелика Костровицкая, завсегдатай игорных заведений и кабаков, обронила Гийома Аполлинера на улицах Рима. Полину Стрепетову подсунули на крыльцо дома театрального парикмахера.

Пушкин и Калашникова.jpg

За Пушкиным тоже водился грешок во времена поднадзорного проживания в Михайловском и затеянных шашней с красивой сельчанкой Ольгой Калашниковой.

Но он поступил по-людски.

Когда дворовая девка понесла, пиит сообщил князю Вяземскому: «Письмо это тебе вручит очень милая и добрая девушка, которую один из твоих друзей неосторожно обрюхатил. Приюти ее, дай денег. Отправь в Болдино и с отеческою нежностью позаботься о будущем малютки... Милый мой, мне совестно...».

Ольга родила, получила вольную, купила дом, вышла замуж за «благородного» – отставного поручика. Поручителем на свадьбе был Пушкин. Сбылась мечта – Ольга стала барышней-крестьянкой. Но радовалась недолго. Павел Ключарев «крепко пьющий мелкий помещик имел крайности в жестокости». Разорился, а дети умерли в младенчестве. Говорят, Ольга отправилась в Петербург. И сгинула...

Историю Пушкина повторил Маркс, Вяземского – Энгельс. Домработница Ленхен прижила сына от основоположника научного коммунизма, а ответственность на себя взял политический подельник Фридрих! И пока не всплыло его предсмертное признание: дескать, слишком много взвалил на себя чужих грехов, сей прискорбный факт из истории партии целый век скрывали от широких социалистических масс.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале