Кто из великих так ни разу и не женился?

Опубликовано: 17 Января 2020 Автор: Сергей САС | Алматы
Кто из великих так ни разу и не женился?
pixabay.com
просмотров 1989

После отречения Наполеона III от престола среди его бумаг нашли престранную челобитную, отправленную монарху годом раньше. Прошение Казимира Дюдевана поражало не только наглостью, но и аргументацией. Барон перечислил не героические услуги, оказанные государству, а многотрудные испытания личного свойства, выпавшие на его долю в супружестве от женщины, чье имя принадлежало Отечеству. Мол, жена-фурия разбила сердце и сокрушила веру в институт брака. Император Франции негодовал: как посмел захудалый помещик и выпивоха из-за такого пустяка клянчить у него крест Почетного легиона? Наполеон собрался упечь просителя в клинику Шарантон, но верные люди упредили: мсье действительно имеет право на сочувствие, ибо его женой была писательница Жорж Санд.

В самом деле, одумался император, он и сам натерпелся от этой скандалистки. Учел мученическую роль Казимира подле юбок блистательной литераторши, простил, но на хулиганскую цидульку не ответил. Было не до того. Подгоняемый собственной женой, он учинил разлад с Пруссией и поехал воевать. А пока сдавал армию под Седаном, на письменном столе оставалась эпистола с премиальными фантазиями как свидетельство женских интриг.

Наполеон вообще не накинул бы супружескую петлю на шею, но цементировать династию требовалось именно браком.
Императрица Евгения тоже разбиралась в правилах игры. Родив наследника и посчитав свою миссию выполненной, охладела к любовным играм, чем сильно огорчила императора.

Обручальные кольца или хомут

Деятельным людям, занятым осуществлением мечты, противопоказаны домашняя суета, забота о детях и строгая очередность при чистке картошки.

В числе противников брака немало философов, которые изучали женщин не сердцем, а умом, – просвещенцы Фонтенель, Вольтер, д’Аламбер. Они рассматривали их как рядовой предмет, наравне с такими категориями, как материя, сознание, мышление. Духовные фетишисты. Древний Фалес из Милеты на вопрос, почему не заводит ребятишек, парировал: «Потому что люблю их».

Ответ, достойный казуиста. Поди разбери его. От призывов матери родить внука отбивался короткими очередями: «Слишком рано!» или «Слишком поздно!». Ему кивали Демокрит и Эпикур, утверждавший, что мудрец не должен влюбляться и уж тем более жениться.

Иммануил Кант.jpg

Франсуа Фурье признался друзьям, что останется бобылем, так как не сможет облагодетельствовать избранницу. Видно, велика сила любви, если во имя благополучия дочерей Евы чувства преданы забвению.

Понимая трудность избранного пути, творцы сознательно жертвовали традиционным житейским счастьем. И это слегка обеляло их. Не переносящий женатых на дух, Иммануил Кант оправдывал холостяцкую жизнь: «Когда мне могла понадобиться женщина, я не был в состоянии ее прокормить, а уж потом не испытывал в том нужды». Он гордился тем, что устоял перед чувственными желаниями, а Исаак Ньютон, боровшийся с искушениями плоти, укротил телесные муки.

Норвежский живописец Эдвард Мунк свой отказ Матильде Ларсен, дочери виноторговца, объяснил тем, что богатое приданое невесты унизит его честолюбие, а о собственных доходах загадывать рано. Еще проще: или обручальные кольца, или хомут. Английский историк Гиббон, немецкий драматург Лессинг и русский поэт Афанасий Фет не решились вступить в брак, не имея возможности обеспечить любимых женщин.

Есть версия, что безутешная Мария Лазич, самозабвенно поклонявшаяся Фету, покончила жизнь самоубийством – сгорела, подпалив платье свечой.

Кошка вместо жены

У всех мужчин, отказавшихся от обряда венчания, был собственный путь к одиночеству. Гюстав Флобер, отвечая на вопрос Теофиля Готье, почему не женится на Луизе Коле, выдал несусветное: «Ты представляешь, она могла войти в мой кабинет! В святая святых! Нет, это невозможно!». Анри де Монтерлан, автор романа «Холостяки», «обожал женщин, но терпеть не мог их общества». Сказал небрежно, словно смахнул пыль с сапог.

Семью Дэвида Юма составляли кошка, служанка и сестра. О женитьбе он говорил с доступной простотой: «Это не есть необходимая жизненная потребность». И точка. С ним согласился одинокий волк Никола Тесла. Предложив возвеличивать женщин поэтам, композиторам и живописцам, он счел их существование для изобретателей совершенно бессмысленным – от них ни толку, ни пользы, ни вдохновения. Нищий художник Павел Федотов предпочел даме поклонение искусству: «Меня не хватит на две жизни, на две задачи, на две любви».

Артур Шопенгауэр.jpg

Родоначальника европейского пессимизма Шопенгауэра покорила некая Тереза, не ведавшая во что впутывается. Он уже задумался о плотных отношениях с состоятельной красавицей, как случился конфуз: она рухнула в обморок при виде Байрона. Этого было довольно, чтобы ревность придушила любовь: «Я побоялся, что мне наставят рога». Фата, венок из флердоранжа, букет цветов и кринолин… до свадьбы дело не дошло. Король меланхолии Артур нашел удобный предлог и бежал, не заглядывая в мрачное будущее. Бежал жених быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла… Он давно искал утешения в перебранке с великими стариками, в чтении книг, в чернильных испарениях и, случайно оказавшись в парниковых условиях, потерял ориентиры. Видение измены освободило его от фатального магнетизма, дурных инстинктов и ложного фимиама. Просветление наступило мгновенно! Как и у композитора Иоганнеса Брамса – тот ретировался немедля, стоило Агате фон Зибольд упомянуть о подвенечном платье. А Гоголь, получив от родителей графини Анны Виельгорской отказ на предложение руки и сердца, раз и навсегда перешел в стан противников брака.

В этой когорте числились Вергилий и Гораций, Боккаччо и Авиценна. Не стояли под венцом Прудон и Паскаль, Дальтон и Ом. Прожили холостяками Гончаров и Андерсен, Стендаль и Апухтин, Мериме и Тургенев. Великий француз Оноре де Бальзак обвенчался за несколько месяцев до смерти.

Все они не хотели с кем-либо делить привычки, привязанности, странности души или, как Адам Смит, навсегда оставили мысли о семье «после какого-то разочарования, перенесенного в ранней молодости».

Карамболи Серена Кьеркегора

Несколько раз из-под венца сбегал писатель Франц Кафка. Бедные Фелица Бауэр и Юлия Вохрыщек остались наедине с бабьим горем: Франц сидел дома, подсчитывая за и против, и слал извинительные записки: «Мне часто необходимо быть одному. Все, что я сделал, результат уединения… Не будет ли это в ущерб писанию? Только не это, только не это!».

Бауэр и Кафка.jpg

Злодеяния Кафки поразительно похожи на выкрутасы живописца Александра Иванова, отказавшегося от невесты из-за стажировки за границей, куда женатым выпускникам академии до конца XIX века дорога была заказана. Кстати, от рокового шага отговорил отец, академический профессор Андрей Иванович, в свое время выбравший любовь к девушке вместо пенсионерства в Италии. Александр написал мадемуазель Гюльпен прощальное письмо, родители купили сыну билет на пароход до Любека. И более не виделись. Отец женился по любви, но не прославился, сын стал мировой известностью, но прожил без любви и семьи.

Как великие поливали грязью оппонентов
читайте далее
«Прости человека, не способного сделать девушку счастливой», – строчил Серен Кьеркегор невесте Регине Ольсен. «Он пожертвовал мною ради Бога», – сказала перед смертью брошенная Регина, пережившая философа на 50 лет. Ключ к поступку Серена, казавшегося необычным, лежал в его произведениях: «Немало мужчин стали гениями, героями, поэтами и святыми благодаря девушке. Но кто в действительности сделался таковым благодаря девушке, ставшей женой?».

Так вот где собака зарыта!

Есть еще более точный посыл: «Если бы я женился на Регине, я никогда не стал бы самим собой». Фраза так же прямолинейна, как и кредо Шерлока Холмса, размышлявшего на ту же щепетильную тему: «Никогда не женюсь, чтобы не потерять ясность рассудка». Кстати, узнав о том, что Регина вышла замуж, Серен адресовал ее супругу высокомерные слова: «В этой жизни она будет принадлежать вам. В историю войдет рядом со мною».

Горе от ума

Многие из тех, кто в молодости отказался от брачных уз, но позже не был столь последователен, подтвердили предполагаемые всеми опасения. Испытав худшие стороны брака на себе, они при удобном случае будили в себе призраки холостяцких убеждений.

Инес де ла Крус.jpg

Альфонс Доде, поклявшийся во имя литературы никогда не жениться, слова не сдержал. Накануне бракосочетания Анри Матисс сказал Амели Парейр: «Вы мне дороги, но должны знать, что еще больше я люблю живопись». И увез молодую в Лондон, чтобы развеяться и прокатиться со смыслом – изучить творчество Уильяма Тернера. Более удобное время трудно подыскать.

Завести семью в противовес старым принципам – смелый поступок, если не сказать, трагический. Российский карбонарий Александр Герцен, подводя итоги борьбы, сообщил в письме старшей дочери: «Для нас семейная жизнь была на втором плане, а на первом – наша деятельность. Ну и смотри – удалась только пропаганда идей». Мария Кюри, дважды нобелевский лауреат, мать двоих детей, признала, что «вела противоестественную жизнь и слишком много времени отдала науке». О том же сокрушалась мексиканская поэтесса XVII века Хуана Инес де ла Крус. В три года тайно овладела грамотой, одевшись в костюм юного идальго, получила образование в университете Мехико. Наконец, в 16 лет ушла в монастырь. Лишь на склоне лет поэтесса разочаровалась в необходимости столь преданного служения науке и обличила «преувеличенную ученость».        

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале