Портреты-убийцы Репина и костяная рука Мунка. Какие мистические совпадения случались в жизни великих

Опубликовано: 14 Января 2021 Автор: Сергей САС | Алматы
Портреты-убийцы Репина и костяная рука Мунка. Какие мистические совпадения случались в жизни великих
ucpel.edu.br
просмотров 3038

Сатирик Джонатан Свифт терпеть не мог астрологов. Одного из них, мистера Партриджа, выпускавшего альманахи с прогнозами, проучил в памфлете самым немилосердным образом – предсказал кончину в конце марта. Лондон запасся терпением и стал ждать. Если до указанного дня свара литераторов, не поделивших информационное пространство, походила на заурядную размолвку, то накануне в атмосфере послышались грозовые раскаты и запахло жареным. 30 марта 1709 года небо разверзлось и появилась листовка с «Отчетом о смерти мистера Партриджа, бывшего сапожника, автора календарей, последовавшей вчера». Траурная церемония колдуна была описана так убедительно, что, опережая друг друга, в дом нагрянули гробовщик, обойщик и священник. Тем временем мистер Партридж носился по улицам, скупая у газетчиков некрологи, публично бил себя в худосочную грудь, демонстрируя публике полное здравие и трезвый рассудок. Следом прогремел контрольный выстрел – это Свифт представил похоронную «Элегию» о состоявшихся мероприятиях.

Астролог забился в угол, сочиняя опровержения и кляузы. И только спустя четыре года вернулся к прежней деятельности, расставляя в новых гороскопах капканы и ядовитые занозы против Свифта.

Неусыпную борьбу с чудодеями вели даже императоры: пророческие книги сжигал на площадях солнцеликий Август, а Вителлий вышвыривал халдеев из Италии. Но те возвращались, ибо жители ойкумены не принимали без их совета ни одного решения.

Джон Партридж.jpeg

Между тем Цицерон вспоминал, как авгуры удивлялись тому, что люди все еще верили в предзнаменования Пифии и куриных потрошков, суливших процветание Афинам и Риму. Надо признать, что писатели, не вскормленные хлебами фантастики, такие как Сирано де Бержерак, Жюль Верн и Герберт Уэллс, на кофейной гуще не гадали и не простирали взоры в туманное будущее.

Ну а те, кто обладал черной магией и прощупывал ход вещей – драматург Михаил Веревкин, поэты Арсений Голенищев-Кутузов да Виктор Хлебников – были наперечет. Веревкин заслужил известность ворожбой на картах и был обласкан Екатериной Великой; второй полагал, будто идеи французской революции, «взятые напрокат», принесут отечеству «борьбу, смуту и разорение», а последний указал на эти бедствия в сборнике «Пощечина общественному вкусу», изданном за пять лет до Октябрьской революции, о которой намекнул меткой «Некто 1917». Она была проставлена в таблице с датами падения империй прошлого.

От судьбы не уйдешь!

Творцы чаще предвидели время собственной гибели, нежели предвкушали час возвышения или череду грядущих событий. Однако нельзя умалить способности Жюля Верна, проницательного не только в литературе. В письме к отцу он с необыкновенной точностью определил приход славы – в 35 лет. И в 1863-м прогремел первый его «научный» роман – «Пять недель на воздушном шаре»! Можно не сомневаться, что он подсвечивал себе волшебным фонарем, раз вторую книгу, не напечатанную при жизни, назвал «Париж 1968 года».

Итак, математик Джероламо Кардано и ученый-натуралист Эммануил Сведенборг указали час своей смерти, а философ Кампанелла промахнулся на 10 дней. Но в таком инфернальном предприятии общественность попытку засчитала. Как и нетвердое предвосхищение профессора Ковалевской…

В 40 лет Софья Васильевна имела признание, почести, деньги, и вдруг почувствовала, что на большее дыханья не хватит. 1890-й проводила в Генуе с Максимом Ковалевским – по странной иронии судьбы однофамильцем почившего мужа, ее единственной любовью. Это из-за него сняла траур, облачилась в праздничные ткани и вспомнила о писательских навыках!

Поздним вечером 31 декабря привела спутника на кладбище. Остановилась около мраморной фигуры согбенной женщины и произнесла: «Один из нас не переживет этот год». Через месяц Софью Васильевну похоронили в Стокгольме.

Кто ее тянул за язык?!

А кто просил Джоакино Россини называть минорную композицию «Прощание с жизнью»? Торжественно сыграл друзьям и вскоре оказался у гробовой доски!.. Зима обрушилась неожиданно. 76-летний маэстро простудился и слег в постель. Все понимали: старик не выкарабкается, а когда навестил монсеньор Киджи с благословением папы In articulo mottis, даваемым обреченным, опустил руки и композитор.

Поль Брока.jpg

От судьбы не уйдешь!

На торжественном вечере, устроенном в честь награждения орденом Почетного легиона и избрания пожизненным членом Сената, славословием навлек беду анатом Поль Брока. Ему бы ограничить патетическую речь короткой репликой о том, что «несказанно рад!» и прочее, но Поля понесло дальше: «Самые честолюбивые мечты, какие только может иметь человек науки, осуществлены! Если бы я был так же суеверен, как древние, то считал бы настоящие почести преддверием большой катастрофы, быть может, самой смерти…».

Сглазил удачу и на одиннадцатый день умер!

Сторонитесь Репина, господа

Слухи о том, что позировать Репину опасно для жизни, распространились в обществе в 1881 году, следом за уходом из жизни моделей – писателя Алексея Писемского, композитора Модеста Мусоргского и хирурга Николая Пирогова.

Сразу трое – это слишком!

Репин был изрядно знаменит, когда согласился поставлять для галереи мецената Павла Третьякова портреты «лиц, дорогих нации» и наделенных гражданской совестью. Иногда Третьяков рекомендовал Илье Ефимовичу кандидатуры тех, чья жизнь держалась на волоске, и потому частично виновен в обретении им клейма предвестника скорой смерти.

Графиня Мерси д’Аржанто».jpg

На исходе сил и едва живыми Репин застал композитора Модеста Мусоргского в палате военного госпиталя и пианистку Мерси д’Аржанто дома. Полотно с возлежащей на диване графиней так и назвал – «На смертном одре». Тяжело болел Писемский, изнуренный болезнями и семейными бедами: один сын покончил с собой, другой – сошел с ума.  

Кроме того, «жертвами» кисти «Черного провидца» стали мужики с картины «Бурлаки на Волге», премьер-министр Столыпин, которого застрелили в Киеве, как только художник положил последний мазок; писатель Всеволод Гаршин, бывший моделью царевича и каторжанина в работах «Иван Грозный убивает своего сына» и «Не ждали».

В чем упрекали Толстого, Да Винчи и других великих
читайте далее

Гаршин тоже находился в кризисном состоянии духа. Его подтачивала наследственность – взбалмошная мать, психические отклонения отца, суицид старшего брата. «Современный Гамлет» обладал «пророческим взглядом, апостольской красотой и страдальческими устами».

Ему было 33 года, лечился в желтом доме, собирался на юг, но в день отъезда, не выдержав ожидания припадка, бросился в пролет лестницы. Умирал несколько дней…

В общем, мастер недоумевал, что его намерение «взять на карандаш» интерпретировали как команду «встать под выстрел». Корней Чуковский, детский литератор, так описывал скользкую тему: «Когда Репин писал мой портрет, я в шутку сказал, что не решался позировать, поскольку в его портретах таится зловещая сила».

Третьяков, которого Илья Ефимович хотел увековечить, долго увиливал. Кому, как не ему, была известна судьба натурщиков. Но однажды согласился. И ничего – протянул еще 15 лет! Да и не он один выжил! Репин не зря обижался: ведь не угробил же критика Стасова и химика Менделеева, композитора Рубинштейна и художника Сурикова, писателей Толстого, Андреева, Тургенева и Горького, чьи портреты украсили московскую галерею.

Остались в здравии две жены и четверо детей…

По тонкому льду

Не единожды замеченному в сварах с писателями, журналистами и художниками Эдварду Мунку, автору знаменитого полотна «Крик», в глупой ситуации продырявили левую руку.

Эдвард Мунк без одного пальца.jpg

Причиной рукопашной стала отчаянная попытка Туллы Ларсен любым способом женить на себе несговорчивого Эдварда. Бедняжка ничего лучше не придумала, как претвориться мертвой! К участию в шекспировской драме рыжеволосая бестия привлекла товарищей Мунка, сообщивших о трагической кончине. Когда тот навестил «усопшую», она воскресла с полной уверенностью на радужное будущее!

Мунк проклял кучку негодяев и нарвался на пулю. Вероятнее всего, прошил руку сам, пытаясь отнять револьвер у Туллы, грозившей застрелиться... Палец ампутировали. Нелепость можно было бы списать на стечение обстоятельств, если бы за семь лет до потасовки Эдвард не запечатлел себя с костяной рукой!

А как быть с другими аналогиями?

Автопортрет с вырванным глазом.jpg

Дикая смерть писателя Богумила Грабала при падении с пятого этажа во время кормления голубей на подоконнике повторила описанную им прозаическую сцену. Роковые пророчества художников Виктора Браунера и Оскара Домингеса на автопортретах с дефектами лица и порезанными венами на руке соответствовали тому, что спустя шесть лет первый из них потеряет глаз в драке, а второй через 24 года предсказанным образом уйдет из жизни?

И это еще не все… Информацию об инциденте на реке Хафель, происшедшем в январе 1912 года с двумя молодыми поэтами, «Фоссише цейтунг» разместила в отделе хроники, не почтив даже некрологом: «Эрнст Бальке и Георг Гейм свернули на тонком льду с дорожки, размеченной вязанками соломы и… канули в вечность». Остались трость Гейма с фигурной рукоятью и перчатки.

История литературы забыла бы о происшествии, если бы охотники за скандалами не извлекли интригующую мелочь, позволившую им раздуть угасший огонек и заявить, что 24-летний Гейм «накликал собственную гибель»!

Намедни он записал в дневнике сон, во многом скопировавший детали трагедии.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале