просмотров 428

Российский писатель Александр Потемкин: степь нужно воспевать в литературе

Опубликовано: 29 Января 2020 Автор: Алан ИСАЕВ | Нур-Султан
Российский писатель Александр Потемкин: степь нужно воспевать в литературе
Александр Потемкин / prointellekt.com

Российский писатель Александр Потемкин считает, что степь нужно воспевать в литературе. В интервью «ЭК» он также рассказал, отчего может погибнуть род человеческий, почему уважает Абая и что могут почерпнуть в его книгах казахстанцы.

Александр Потемкин в молодости был журналистом. В 90-е успел пожить в Европе и занялся успешным бизнесом. Как писатель он дебютировал в 2003 году с романом «Изгой» – это была постперестроечная философская драма. Сейчас из-под пера Потемкина вышло уже 10 романов. Последняя книга называется «Соло Моно», главный герой которой – идеальный человек, прошедший через биоинженерные улучшения.

– Как вам удается совмещать литературу и бизнес?

– Я работаю постоянно, могу и ночами писать – не сплю, пока мысль не выразится на бумаге до конца, пока идея, возникшая в голове, не обретет зримые очертания в образе, действии, сюжете. Я часто надиктовываю придуманное своей помощнице Марии. Она записывает, пока я нахожусь в дороге – ездить мне приходится часто, я живу на шесть стран. Таким образом, получается использовать любую свободную минуту для творческой работы.

– В чем, по-вашему, заключается кризис современного человека?

– Во многих своих романах и повестях, исследуя современную реальность, я обнаруживаю все более обремененного одиночеством и застрявшего в современном абсурде человека. Но пока еще этот одинокий человек ищет себя и пытается понять современный мир, свое место в нем.

2.jpg

Да, девальвация человека происходит быстрыми темпами. Человек перестает быть личностью, становится товаром. Смысл жизни видится многим в потреблении и приобретении. «Ген наживы у этих Homo sapiens – доминирующий! Они хотят все одновременно, притом сразу и в неимоверных количествах. Все их хлопоты и заботы – это потребительская корзина. Не духовный кладезь, не проблемы мироздания интересуют их, а всего лишь бытовое благоденствие» – об этом написано в моем романе «Я».

Эта гуманитарная катастрофа разворачивается на наших глазах, и наша обязанность – спасти человеческую личность, способную к сочувствию, переживанию, доброте, солидарности, взаимопомощи, интеллектуальной, творческой, альтруистической деятельности.

В последнее время меня волнует тема экологии, тесно связанная с гедонизмом и тотальным равнодушием общества потребления. Человека отменяет не кто-то, человек отменяет сам себя. Сверхпотребление, игнорирование катастрофической экологической ситуации, отказ от культурных и нравственных норм, полноценной духовной жизни и интеллектуальной деятельности в угоду бесконечному развлечению может привести только к одному плачевному итогу – через 40–50 лет вид Homo sapiens ждет исчезновение.

– Как вы пришли в литературу?

– В 15–16 лет я осмысленно начал читать всю русскую и зарубежную классику, особенно в то время меня пленили Эдгар По, Джек Лондон, Николай Гоголь, Эрих Мария Ремарк, позже – Толстой и Достоевский. После окончания университета я семь лет проработал репортером в «Комсомольской правде», в отделе новостей, выезжал освещать чрезвычайные ситуации – наводнения, землетрясения, пожары.

Осознанно писать прозу я начал в конце 90-х годов. Тогда я начал с того, что решился, наконец, поспорить с Гоголем – сатирико-ироническое осмысление мира меня привлекало давно. Так вышла моя повесть «Стол» о современном чиновничестве. Потом я решил бросить вызов Федору Михайловичу и написал повесть «Игрок». Проигрыш ведет героя Достоевского к деградации, а для моего персонажа такая же потеря выигрыша становится творческим стимулом.

Далее появились на свет романы «Изгой», «Человек отменяется», «Кабала», «Русский пациент»… Последний мой роман – «Соло Моно». В нем освещены актуальные проблемы современности – антропологический кризис нашей цивилизации, возможность генетической модификации человека, опасность бесконтрольного развития искусственного интеллекта.

Романы «Кабала» и «Русский пациент» переведены на казахский язык учеными, докторами филологических наук Кларой Абишевой и Райхан Туксаитовой. Они уже продолжительное время серьезно и плодотворно занимаются исследованием моего творчества. Не так давно в Нур-Султане вышла их монография «Художественный текст А. Потемкина: традиционное и новаторское», в которой анализируются мои романы. Профессор ЕНУ им. Гумилева Асима Ишанова в своей новой научной работе также подробно анализирует мой роман «Человек отменяется». 

Это достаточно сложная тема, которую не столь уж просто осмыслить, но и замалчивать нельзя. Процессы, которые сегодня происходят на всем постсоветском пространстве, почти идентичны, поэтому, я думаю, казахстанскому читателю будет интересно почитать, сопоставить, подумать, что нас ждет, что происходит с современным человеком.

К слову, я почитатель таланта классика казахской литературы Абая, знаю, что в Казахстане собираются широко отметить его 175-летие.

– Чем вас покорил Абай?

– В моей домашней библиотеке есть его поэзия, проза, переведенная еще в советское время. Мне особенно нравятся его «Восьмистишия», «Слова назидания», я знаю, что он был первым переводчиком на казахский язык «Евгения Онегина» Пушкина, познакомил казахского читателя с «Буддой» Льва Толстого и всегда призывал соотечественников читать и знать русскую литературу, русский язык. Это очень показательно, что в Казахстане с таким почтением относятся к литературному классику и собираются через культуру создавать имидж страны – в эпоху глобализации это очень правильный шаг. Да и молодежь должна знать свои истоки, свою культуру, не ограничиваясь западной масскультурой.

В Алматы отметили 80-летие писателя Сабита Досанова
читайте далее

«Слова назидания» Абая – это уникальная исповедь мудреца, мыслителя, это завещание писателя своему народу, особенно мне нравится, где он говорит о величии Слова, которое способно пережить века.

Я немец по национальности и знаю, что казахстанцы любят и чтят Герольда Бельгера – писателя, который в совершенстве владел казахским языком и писал замечательную прозу, эссеистику. Жаль, что не удалось с ним свидеться, нам было бы о чем поговорить.

– В мировой литературе очень много романов, вдохновленных Парижем. Как вы думаете, может ли Великая степь быть таким же агрегатором писательской мысли?

– У Антона Павловича Чехова есть великолепное произведение – повесть «Степь». Критики до сих пор находят новые импрессионистичные смыслы и образы в этом шедевре. Я тоже люблю эту повесть. Она про раздолье, про душу русского человека, а какие там образы из народа! Я считаю, что только русскому и казахскому автору посильна тема Великой степи, надо здесь родиться, чтобы ощущать степь как часть души своего народа. Ароматы степи – русская ковыль, казахская полынь – джусан, по-моему, называется у казахов, – это ведь в литературе особенные знаковые символы, понятные читателю и автору с полуслова, олицетворяющие историю, поколения, Родину…

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале