Ваше углеродие

Опубликовано: 10 Ноября 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Ваше углеродие
argolimited.com
просмотров 3273

Весь драматизм пандемии не отодвинул на второй план климатическую проблематику, и даже наоборот – Европарламент принял решение снизить выбросы СО2 на 60% к 2030 году. Реалистичны ли эти планы? Как они повлияют на спрос на нефть и на казахстанские интересы? Корреспондент «ЭК» побеседовал об этом с известным российским экспертом Михаилом Юлкиным.

– Говорят, что ограничительные меры, введенные в связи с пандемией, снижение транспортных потоков и объема промышленного производства привели к ощутимому падению выбросов СО2. Это как-то повлияло на динамику изменения климата?

– Принципиально нет. Были сообщения, что над рядом китайских городов прояснилось небо, чего не случалось много лет. Выбросы парниковых газов действительно подсократились, но изменение климата вызвано не самими газами, а их концентрацией, а она продолжает расти – мы ведь все равно выбрасываем в атмосферу газы. Меньше, но выбрасываем. И общий глобальный климатический эффект все равно нарастает.

Этот год имеет все шансы войти в тройку наиболее теплых годов за всю историю наблюдений. Сентябрь 2020-го стал самым теплым сентябрем во всемирном масштабе. Поэтому сокращение выбросов не только не снимается с повестки, оно еще актуальней. Пример тому – новые цели, озвученные в ЕС: снизить эмиссию газов на 60% от уровня 1990 года. До недавнего времени планка была ниже – 40%. Это фактически означает переформатирование многих отраслей экономики.

2.jpg

– Но почти одновременно с этой инициативой США – крупнейший эмитент парниковых газов – окончательно вышли из Парижского соглашения по климату...

– А Китай заявил о том, что к 2060 году станет климатически нейтральной страной. И очень активно, по нарастающей, работает над этим. Да и с США все не так мрачно: во-первых, многие штаты, около 25, проводят активную политику декарбонизации и развития «зеленых» производств. В их числе самая густонаселенная и лидирующая по масштабу экономики Калифорния. Во-вторых, и на национальном уровне ситуация может измениться: Байден, как известно, предлагает инвестировать два триллиона долларов в переход американской экономики к 2035 году на чистую энергетику.

– Это говорилось во время предвыборной кампании. Будет ли это обещание выполнено? Вспомним афоризм Бисмарка: «Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов».

– Думаю, что он постарается это сделать в любом случае, несмотря на возможное противодействие Конгресса. Я бы не стал думать, что Америка в вопросах изменения климата – ретроград и идет не туда же, куда Европа. Не только ЕС ставит цель отказаться от двигателей внутреннего сгорания, но и многие штаты. Та же очень автомобилизированная Калифорния. Это сигналы для автопроизводителей. Новый, четко обозначенный спрос, который постепенно заставит всех перейти на электромобили.

В мире меняется поведение не только политического истеблишмента, но и финансового. И он вырабатывает для себя критерии устойчивости, которые обязательно включают климатическую компоненту. Недавно Банк Англии опубликовал доклад о климатических рисках, в котором говорится, что повышение устойчивости финансовой системы Великобритании связано с инвестированием в «зеленые» технологии. Посыл на уровне Центробанка!

Есть целый ряд частных инициатив, которые тоже следуют этому тренду: финансам будет спокойнее, если бизнес развивается по «зеленому» пути. Эти принципы ретранслируются компаниям, и они понимают, что если хотят и дальше получать поддержку инвестиционного сообщества, то им надо делать что-то со своим традиционным бизнесом, который инвесторы больше поддерживать не хотят.

Казахстан дезертировал с битвы за климат
читайте далее

– Может, поспорил бы с вами, если бы не пример Deutsche Bank, заявившего, что к 2025 году завершит финансирование добычи угля и угольной энергетики. Но, с другой стороны, все эти планы уходят за горизонт 5–15 лет. А что в обозримом будущем? После пандемии надо будет восстанавливать экономику через стимулирование торговли, туризма, транспорта с его выбросами… И тогда все эти темы могут быть надолго отложены?

– Да, в краткосрочном плане, наверное, восстановление экономики приведет к росту выбросов. Но важнее то, что произойдет потом, если за время пандемии будет создана система поддержки альтернативных производств, которая заставит бизнес смотреть вперед – в низкоуглеродном направлении. Европа как раз пытается создать стимулы для этого.

– Как надо относиться к этим процессам в Казахстане и России, экономика и энергетика которых привязаны к нефти, газу и углю?

– Прежде всего, нужно постоянно внимательно анализировать главные технические, экологические и финансовые тренды. И быть очень ответственными. Надо понимать, что роста спроса на уголь на мировом рынке уже не будет. Будет довольно быстро происходить замена генерации, основанной на ископаемом топливе, генерацией на «зеленой» энергии. Может, не очень корректная метафора, но точная: булгаковский Воланд сказал, что беда не в том, что человек смертен, а в том, что он внезапно смертен. Вот так же внезапно смертными могут оказаться такие отрасли, как угольная и нефтяная. Если говорить о нефтянке, то, как только доля электротранспорта превысит примерно 10%, начнутся необратимые процессы на рынке – начнется быстрый массовый отказ от автомобилей на двигателях внутреннего сгорания и, соответственно, снижение спроса на бензин.

Надо еще иметь в виду факторы, работающие на изменение потребительского поведения людей. Например, у поколения миллениалов другие социальные ценности, для них не так важно владеть чем-то, главное – иметь возможность пользоваться. Значит, не обязательно покупать личное авто. Далее, многие крупные компании переводят персонал на другой формат работы, не используя или сокращая офисы. Значит, не надо ездить часто на работу. Все это меняет рынки, снижает потребление ископаемого топлива. Учитывая все это, ЕС и ставит такие амбициозные задачи по снижению выбросов.

3.jpg

– А насколько к этой эволюции готов корпоративный сектор? Он не станет ее тормозить?

– Наоборот. Shell, British Petroleum, Total, Statoil уже несколько лет работают над развитием возобновляемых источников энергии. Не массово, но эти процессы начинаются и на постсоветском пространстве: в структуре совета директоров одной из крупнейших нефтедобывающих компаний России создано направление по изменению климата. Очень внимательно бизнес смотрит на новое направление «чистой» энергетики – водородное. Недавно крупная российская металлургическая компания объявила о серьезном проекте производства электростали с использованием водорода в качестве восстановителя, который позволит процентов на 30 снизить использование ископаемого топлива. Первый завод по производству «водородной стали» уже работает в Швеции, следующий, видимо, появится в Германии. Это все стимулируется не только экологическими соображениями: водородная металлургия имеет огромный потенциал для снижения издержек. Недавний прецедент в США: крупная компания, занимающаяся развитием «зеленой» энергетики, перебила по капитализации на рынке крупнейшее нефтедобывающее предприятие. Я здесь вижу не только игру случая, но и проявление закономерности: мы достигли точки, когда инвесторы начали все больше ценить новую энергетику.

Нам в Казахстане и России в любом случае нужно создавать новые сектора экономики. Известен недавний доклад British Petroleum, где говорится, что 2019 год был пиковым в мире по объемам потребления нефти и что такого масштаба уже будет…

– Но есть и противоположные прогнозы: вспомним недавний доклад от ОПЕК о том, что спрос к 2040 году вырастет.

– Есть, да. Всего несколько лет назад на Западе все прогнозы были похожи на этот: мол, спрос будет расти и на энергетическом рынке всем найдется место. Но сегодня даже Международное энергетическое агентство пришло к пониманию, что это не так. Несколько лет назад оно выпустило доклад, посвященный экономикам стран – производителей ископаемого топлива, где был примерно такой посыл: господа, пока у вас есть доходы, не зарывайте их в землю, а ищите возможности для диверсификации. Эта мысль в документе проходила лейтмотивом. И многие услышали, вспомним нынешнюю стратегию British Petroleum и Shell.

У экологов сложилось двоякое отношение к проекту Экологического кодексачитать подробнее

– Хорошо, предположим, что спрос на производимое из нефти горючее будет падать. Но есть же еще и нефтехимия. Численность населения растет, ему нужно все больше ее продукции.

– Думаю, что нас в перспективе – примерно в течение 10 лет – ждет революция и в секторе создания новых типов искусственных волокон, что даст возможность их повторного использования, как макулатуры.

Проблема в том, что в наших странах интуитивно продолжают ждать, что повторится время, когда экономика шла в гору на бешеном росте цен на нефть. А это может не повториться. И скорее всего, так и будет, а мы, ожидая, просто теряем время. Даже если сбудется прогноз не British Petroleum, а ОПЕК, то какой-то вялый рост мы еще можем увидеть, но не тот, что был раньше.

– В Казахстане одним из главных направлений диверсификации считается развитие животноводства. Но эта сфера тоже среди эмитирующих парниковые газы.

– Да, выбросы метана из-за пищеварительной деятельности жвачных животных играют свою роль в потеплении климата. Этот сегмент дает, может быть, 10–15% от всего объема выбросов метана. И по мере декарбонизации промышленности, энергетики и транспорта эта проблема будет выходить на первый план. Есть кормовые биодобавки, которые позволяют эти выбросы снизить. Но есть другой момент, связанный с животноводством, который влияет на климатическую динамику: вырубка лесов под пастбища. В условиях Казахстана компенсирующим механизмом может быть выращивание лесов, например, вокруг Балхаша.

Главное – это понимать, что у базовых традиционных отраслей наших экономик перспективы развития ограничены. И надо смелее экспериментировать с новыми технологиями. Сегодня есть большой выбор: водород, солнце и ветер, солнце, ветер и водород, накопительные станции, системы управления спросом, развитие интернет-энергии, электро- или водородные автомобили… В этом многообразии можно найти свою нишу, тем более имея под боком рынок Китая. Здесь главное для Казахстана и России – не упустить время.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Тонкие миры казахского здравоохранения
Очень многое из мудрости наших предков мы забыли, а то, что не забыли, исказили до неузнав
2305 0 0
Почему последняя пародия Саши Барона Коэна не будет названа «Блэкфейс Шоу»?
Зауре Батаева: когда меня обозвали «боратом» в американском классе, оскорбление задело...
4119 0 0
Все дороги ведут в грим
Ирина Струкова рассказала о покорении Голливуда.
3602 0 0
На гребне войны
Алексей Маслов: экономическая война между США и Китаем – это надолго.
5121 0 0