просмотров 934

Казахский Моцарт сыграл на личном рояле Чайковского

Опубликовано: 21 Сентября 2018 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Алматы
Казахский Моцарт сыграл на личном рояле Чайковского

Известный казахстанский композитор и пианист Рахат-Би Абдысагин удостоился чести сыграть на личном рояле Петра Чайковского. 19-летний музыкант, которого называют казахским Моцартом, исполнил произведения самого Петра Ильича, Ференца Листа, Фредерика Шопена, а также композицию «Көзімнің қарасы» Абая.

Выступление Рахата-Би стало возможным благодаря Ассоциации лауреатов международных конкурсов им. Чайковского в рамках программы «Молодые композиторы – послы мира». Кстати, организация преподнесла пианисту в дар современный рояль дисклавир за высокие достижения в области музыкального искусства. А он в свою очередь передал Дому-музею Петра Чайковского в Клину ряд симфонических партитур собственного сочинения, опубликованных немецким и российским издательствами.

Рахата-Би Абдысагина без преувеличения можно назвать гением. Музыку он начал писать в 10 лет. В 13 лет стал студентом, в 17 – магистрантом, а в 18 – докторантом Accademia Nazionale di Santa Cecilia в Риме. На его счету около 100 крупных симфонических произведений и камерных сочинений, прозвучавших в самых знаменитых концертных залах Европы, Азии и Америки. Его называют казахским Моцартом, но музыкант явно стесняется подобного сравнения.

IMG_20180920_190124_264.jpg

– Так меня начали именовать в Париже в 2013 году, а потом подхватили и в Германии. Безусловно, это приятно, – признается Рахат-Би Абдысагин. – Но самое главное для композитора – это его творчество и игра на рояле. А звания, эпитеты, лауреатство и все прочее может иметь принципиальное значение завтра, сегодня, но с исторической точки зрения истинной ценностью, которую композитор приносит в этот мир, являются его партитурные произведения и их исполнение на сцене. Это и есть прикосновение к вечности.

Шансом прикоснуться к чему-то божественному Рахат-Би назвал и возможность сыграть на рояле самого Чайковского. Существует такое понятие, как гений места, смысл которого в полной мере ощущаешь, попав в Дом-музей Петра Ильича в Клину, где классик провел последние годы своей жизни. Здесь композитор написал свою знаменитую Шестую симфонию. После ухода Чайковского из жизни его брат Модест организовал в доме музей, где до сих пор сохранилась аутентичная обстановка конца XIX века.

– Присутствовать здесь – это неописуемое состояние. Я чувствую развитие, дух, эволюцию того времени, но в то же время преемственность нашего, – говорит Рахат-Би Абдысагин.

FB_IMG_1537459238037.jpg

По его словам, играть на инструменте, хранящем отсвет души Чайковского, все равно, что общаться с самим Петром Ильичом.

– Чем нежнее подходишь к роялю, тем больше отдачи от него получаешь, – поясняет Рахат-Би. – И это касается не только технической стороны, но и общей концепции исполнения на инструменте с такой историей.

– Рахат-Би, вы исполняете произведения самых выдающихся композиторов. Есть ли у вас некий ритуал «коммуникации» с ними на энергетическом уровне?

– Такое общение бывает во сне. Когда я открываю партитуры Моцарта, Баха, Бетховена, Ксенакиса, у меня возникает ощущение, что я разговариваю с этими авторами, ибо их произведения говорят гораздо больше, чем их биографии. В своей музыке композитор выражает себя так, как не выражает ни в чем другом. Это самое лучшее и самое сокровенное, что есть в человеке.

– Каково это – написать музыку в 10 лет?

– У меня была просто огромная жажда творчества, вот и все. Я выражаю свое мировоззрение с помощью выразительного языка музыки.

– Сколько времени в день вы уделяете музыке?

– А сколько времени я дышу?.. Конфуций говорил: «Если я занимаюсь любимым делом, то мне не придется работать». Это просто часть моей природы.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале