просмотров 853

Про рок в своем отечестве

Опубликовано: 12 Апреля 2018 Автор: Эрик АУБАКИРОВ | Алматы
Про рок в своем отечестве
pixabay.com

Завтра праздник – День рок-н-ролла. И хотя он до сих пор не признан ООН официально, это не помешает меломанам всего мира отметить 64-ю годовщину любимого музыкального направления.

Вечером 13 апреля 1954 года диск-жокей радиостанции Кливленда Алан Фрид взял на себя смелость прокрутить в эфире композиции афроамериканских исполнителей. Чтобы не шокировать «белую» публику, он придумал этому стилю название – рок-н-ролл. Рожденный из музыкальных пристрастий различных культурных пластов и ставший для многих образом жизни, рок-н-ролл распространился по всему земному шару. Очень быстро он добрался и до степей Казахстана. Сегодня мы беседуем с одним из «динозавров» казахстанского рока, алматинским музыкантом Валерием Чернышовым.

2.jpg

– В середине 60-х – начале 70-х мы все исполняли бит-музыку – в школьных и институтских ВИА, – рассказывает он. – Слова «группа» или «банд», а тем более «бит-группа» были под неофициальным запретом, поэтому во всем Советском Союзе рок-музыканты маскировались под «вокально-инструментальные ансамбли». Исполнять в беседке запрещенную западную музыку, может, было и хорошо, но все-таки надо было выходить на сцену, работать на публику. А на сцене, будь это школьная дискотека, студенческий концерт и даже халтура в ресторане, надо было играть репертуар – одна народная песня, одна популярная и только потом западный хит. Самой известной в Алма-Ате в те годы была студенческая нархозовская бит-группа «Норд» под руководством Виктора Калюжина по кличке Патрон. Ближайшим соратником его был Булат Мергалиев.

Свою профессиональную деятельность я начал в 1972 году в «Казахконцерте», работал в «Гульдере». А потом с ударником Валентином Луковниковым, гитаристом Александром Белоусовым по кличке Дятел мы создали нелегальную рок-группу. Нам повезло, поскольку были под опекой народной артистки Казахской ССР Сары Тыныштыгуловой. С ней мы играли казахскую эстраду, а в свободное время готовили свою рок-программу – кавер-версии из опер Jesus Christ Superstar, композиции групп Deep Purple, Led Zeppelin, Creedence и других. Старались играть удар в удар, что требует высокого мастерства и профессионализма. Это была отличнейшая школа. Рок-программу исполняли на банкетах и свадьбах. В то время это было нормой.

– Наверное, на европейских свадьбах. Мне сложно представить рок-н-ролл на казахских торжествах. Особенно где-нибудь в глубинке. 

– Да ты что! Именно на казахских свадьбах роковые композиции воспринимались на ура. Ведь если разобраться, казахская народная музыка очень близка к року. Вслушайся в игру на домбре. Группа Deep Purple, композиция Highway Star, там начало – типично казахская домбровая музыка.

Когда в Алма-Ату приезжали западные музыканты, они скупали пластинки казахских домбристов, особенно инструментальные кюи. Одной из лучших представительниц «домбрового рока» была Калампыр Рахимова. Мы про себя называли ее Вихрь. К сожалению, она рано ушла из жизни. Когда Калампыр выходила на сцену, я стоял за кулисами и имитировал ее игру на басу.

В 1977 году в Казахстан приехали западногерманские продюсеры – выбирать фольклорные коллективы для последующих гастролей. Слушали, вежливо хлопали, но когда вышла Калампыр Рахимова, вся спесь с них моментально слетела. Они прыгали под ее домбру как малые дети, тыкали пальцами: «Вот что нам нужно!».

– А где вы в основном играли рок-н-ролл?

– Да везде. В Алма-Ате хорошей площадкой для работы был Дом культуры строителей в районе выставки. Выступали там в основном самодеятельные группы. Грохот стоял несусветный, но народ тянулся. Все хотели рок-н-ролла…

Знаете, Алматы и американский город Бостон находятся на одной географической широте. Наверное, поэтому музыкальное мышление у нас близко к западному.