просмотров 2442

Корреспондент «ЭК» побывала в дунганских селах, возвращающихся к мирной жизни

Опубликовано: 17 Февраля 2020 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Тараз
Корреспондент «ЭК» побывала в дунганских селах, возвращающихся к мирной жизни
© Ольга ЩУКИНА

Обстановка в дунганских селах Кордайского района стабильная. Покой мирных граждан охраняют расквартированные в местных школах стражи порядка.

Вот уже третий день по кордайским селам курсируют несколько легковушек с кыргызскими номерами и останавливаются у сожженных домов, где едва теплится жизнь. Из машин бодрым шагом выходят люди с пакетами и передают поклажу обитателям разрушенных жилищ.

Мы из Миляфана, – радостно объявляет невысокого роста женщина в платке. – Это дунганское село в Кыргызстане. Узнали о трагедии наших братьев и решили оказать материальную поддержку. Чужого горя не бывает. Да и нам эти села не чужие, здесь у нас много родственников и друзей. Я сама родом отсюда, из Масанчи, учитель английского языка. А зовут меня Халима Щимарова. Здесь жил мой брат Исмар, работал директором школы. Его дом сожгли, и он с семьей убежал в Кыргызстан, в город Токмак. Сейчас находится там. Но большинство перешедших границу уже возвращаются. Верят, что здесь у них все еще может наладиться. А пока мы привезли здешним жителям тысячу буханок хлеба. Сегодня с утра испекли. Привезли крупы, рис, белье, памперсы и собрали 10 тысяч сомов. Каждой пострадавшей семье – по 10 тысяч тенге. 2.JPG

Дорога привела нас в село Сортобе. Здесь, как и в Масанчи, большинство жителей – дунгане. Возможно, в силу географического положения село избежало погромов. Но горе пришло и сюда, в семью библиотекаря Айши Гадир. В ту страшную ночь погиб ее сын Малик Ясыров. Молодому человеку было всего 24 года.

Он работал в школе № 17, преподавал казахский язык, и, несмотря на молодой возраст, считался сильным казаховедом, – рассказывает Айша Гадир. – Школе отдавался без остатка. Чуть свет уходил на работу, а приходил поздно вечером. Дети его обожали. У него был класс 9б. Малик постоянно для них что-то придумывал, не жалел на учеников ни сил, ни времени. Был весельчаком, душой компании. Никогда никаких врагов не имел.

В ту роковую ночь они ужинали всей семьей. За столом сидела жена Малика Захира с маленьким Ильхамом на руках, которому только-только исполнилось 100 дней. Рядом крутился их старший сын – трехлетний Аббас. И тут стали приходить сообщения, что в Масанчи погромы, горят дома. Малик вскочил из-за стола: «Мама, мне надо ехать туда. Я ведь казахским владею свободно, найду с этими людьми общий язык. Я их остановлю!».

3.JPG Они с младшим сыном Мухамедом уехали, а у меня сердце было не на месте, – продолжает мать. – А потом звонок от Мухамеда: «Мама, крепись. Твой сын, мой брат, погиб…».

Мы решили проехать по школам, чтобы удостовериться, идут ли там занятия. Ведь власти едва ли не сразу после погромов уверяли, что все наладилось и жизнь в дунганских селах вошла в привычное русло. Сначала заглянули в школу № 18 села Сортобе, но уроками там и не пахло. Во дворе школы стояла военная техника, а у ворот дежурили экипированные стражи порядка. Как нам рассказали местные жители, занятия пока не начались, в школах расквартированы нацгвардейцы и омоновцы.

Сейчас все ученики из тех, что вернулись из Кыргызстана, занимаются в СШ № 48, – пояснил директор одной из школ Гашим Джинглер. – Из 1 200 учеников нашей школы на занятия ходят около 200. Родители пока не решаются отпускать детей на уроки. Но аким области поставил перед нами задачу поскорее вернуть детей за парты, и мы, конечно, будем прилагать к этому усилия. 4.JPG

А вот в Кордайскую районную больницу нам попасть не удалось. Штаб по ликвидации последствий ЧС и руководство больницы никак не могли между собой договориться, кто же должен общаться с журналистами.

Что сейчас происходит в Кордае?
читайте далее

Встретиться с нами и предоставить информацию по устранению последствий ЧС отказался и руководитель штаба, заместитель акима Жамбылской области Еркебулан Дауылбаев. Проинформировать нас было поручено заместителю акима Кордайского района Ерлану Орынбаеву, но чиновник обладал только сведениями относительно ЖКХ. На вопросы о пострадавших и беженцах он честно отвечал: «не знаю», «не владею ситуацией». Но сообщил, что в пострадавших селах работает техника из четырех районов области, оценочные компании из Тараза и Кордая определяют ущерб, ведется подсчет утраченного имущества.

Уже после возвращения в Тараз нам стало известно, что прошло очередное заседание штаба под председательством акима Жамбылской области Бердибека Сапарбаева, где были обнародованы новые сведения о ситуации.

По данным областного штаба, в результате массовых беспорядков пострадали 185 граждан, 34 из них госпитализированы. Сгорело 39 жилых домов, 20 коммерческих объектов и 47 единиц автотранспорта. С 7 по 13 февраля через КПП «Кордай», «Карасу», «Аухатты», «Сортобе» в Кыргызстан выехал 23 131 человек, вернулся – 21 261.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале