просмотров 8885

Председатель Ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров – о кордайском конфликте

Опубликовано: 21 Февраля 2020 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Тараз
Председатель Ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров – о кордайском конфликте
© Ольга ЩУКИНА

О дунганском этносе, кордайском конфликте и о том, как жить дальше, размышляет председатель Ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров, оказавшийся в эпицентре событий – в селе Масанчи.

Хусей Дауров известен не только в дунганской общине, но и во всем южном регионе. Его знает и ценит первый президент Казахстана. В 1999 году Нурсултан Назарбаев лично попросил главу ассоциации дунган: «Послужите мостом между Казахстаном и развивающимся семимильными шагами Китаем, наладьте взаимовыгодное сотрудничество». И тогда в южных областях под кураторством Даурова стали массово строиться гелеотеплицы, где по новейшей технологии выращивались овощи и грибы -вешенки. Стараниями Даурова из бывшего колхоза «Коммунистический» родилось ТОО «Шэнси», ставшее крупнейшим поставщиком овощных культур на юге Казахстана. А в 2016 году на 550-летие Казахского ханства этот неугомонный человек организовал в рамках проекта «Один пояс – один путь» из колыбели Шелкового пути – китайского города Сиань – настоящий верблюжий караван, оказавшийся ярчайшим событием в культурной жизни Казахстана.

Мы встретились с Хусеем Дауровым у него дома. Типичное дунганское жилище с элементами национального колорита: значительную часть помещения занимает кан – возвышение с подогревом, на котором установлен столик на низких ножках; сложенные горкой вызы – что-то наподобие казахских корпешек – из ярких тканей с орнаментом; на стенах – вышивки с дунганскими мотивами.

– Прежде чем рассказывать о событиях, я хочу сделать отступление и поговорить о самих дунганах и нашем национальном характере, – начал Хусей Дауров. – Вы, наверное, знаете, что дунгане обосновались в этих местах с разрешения российского императора в 70-х годах XIX века, бежав из Китая после поражения крестьянского восстания. И с тех самых пор всегда жили в мире и дружбе со всеми народами, населяющими эти края. 90% дунганского населения заняты выращиванием овощей. У нас ни один клочок земли не пропадает. На один двор, как правило, приходится 10 соток, и с них каждая средняя дунганская семья собирает по три-четыре урожая. С паевых земель у нас снимают по два урожая. Первый посев идет в феврале, и если бы не эти погромы, мы бы уже все засеяли…

Дауров.JPG

Летом рабочий день у дунганина начинается в 4 утра. До 11 дня – первая смена, и после обеда, как только повеет прохладой, крестьянин вновь выходит на свою делянку и трудится до темноты. Вот таким потом достается нелегкий хлеб земледельца. Но наши люди не привыкли роптать. Мы вообще очень законопослушны. У нас не бывает никаких конфликтов с властями, среди нас нет «оппозиционеров». В наших селах практически нет преступности. Огороды не огораживаются – никто ничего не крадет. Слишком богатых людей у нас нет, но и нуждающихся не встретите. Что такое «безработица», мы не знаем.

С братьями-казахами, живущими рядом, мы давно породнились, переплелись, стали «кудалар» – иначе и быть не может, когда живешь бок о бок. И в ту роковую ночь казахи спасли десятки и сотни дунганских семей.

Таких фактов множество. Фермер по имени Куаныш спрятал у себя дома несколько дунганских семей. Врачи Айнура, Азамат, Соня и другие тоже укрывали от погромщиков своих соседей. Пожилая казашка отбила у толпы двоих парней, привела их к себе домой, напоила чаем. Это примеры характеризуют истинные взаимоотношения между двумя народами. А то, что произошло в ночь с 7 на 8 февраля, – это аномалия, причины которой еще предстоит определить.

– Но началось все, по официальной версии, с дорожного инцидента?

– Дорожный инцидент действительно имел место. Но считать ли его первопричиной последующих событий? Я могу сказать, что еще раньше, примерно месяц назад, в селе Степном было совершено тяжкое преступление: пьяный пастух поизмывался над женщиной-дунганкой. Ее тело позже было найдено в степи. Это было больно... Но наши люди не выходили на демонстрации, не требовали крови, понимая, что убийство совершил не казах – его совершил преступник. Полиция задержала убийцу. А позже к родственникам жертвы пришли казахи-аксакалы заглаживать вину. Таким образом, это преступление не вышло из правового поля, как, собственно, и должно было быть.

Но вот 5 февраля происходит дорожный инцидент: дунганин на грузовике выезжал на дорогу и в какой-то момент перекрыл улицу. В это время по асфальту ехала машина с больным аксакалом. Между водителями произошла ссора. Слово за слово – и вот уже в ход пошли кулаки. Тут выскочили брат и отец дунганина и стали разнимать дерущихся. По словам очевидцев, аксакала никто и пальцем не тронул, но его сыновья в этой драке пострадали. После этого наши дунганские старики съездили в село Каракемер, принесли извинения, помирились с потерпевшими и, как они думали, уладили конфликт. Однако все это вспомнилось 7 февраля, уже после инцидента с патрульными полицейскими. И в этом эпизоде с полицией я полностью виню наших ребят. Они повели себя некультурно, невоспитанно и противозаконно и должны понести за это ответственность.

Бердибеку Сапарбаеву пришлось объясняться перед жамбылцами
читайте далее

– А как эти два инцидента были связаны между собой?

– Абсолютно никак. Это два разных случая, происшедшие в разное время и в разных местах. Но в соцсетях их почему-то связали, и все это преподносилось так, что якобы несколько человек избили старика и оказали сопротивление полиции. И пошла волна: «дунгане обнаглели, не уважают власть, не уважают казахов»… И 7 февраля в 17.15 со стороны Каракемера пришла толпа молодых людей и подожгла три дома в селе Масанчи. Я приехал туда в 18.30. Дома уже горели. Прибыла полиция и оттеснила толпу к мосту между Каракемером и Масанчи. Обстановка была накалена до предела и усугублялась тем, что в сборище вливались все новые лица, без конца прибывавшие на машинах. Напор толпы сдерживали полицейские и стоявшие с ними плечом к плечу жители Масанчи, вышедшие на защиту села. Среди них я увидел акима Кордайского района Болатбека Байтоле. Подбежал к нему: «Вы же видите, что происходит, здесь нужен СОБР!». «СОБР уже выехал и скоро будет», – успокоил аким. Сказал, что на той стороне уже две тысячи человек собралось, и главное – не провоцировать их сейчас. И тут в нас полетели камни, один попал мне в голову, другой настиг акима. Тогда Байтоле стал уговаривать жителей Масанчи отойти на 10 метров: мол, вы отодвиньтесь, и мы тогда оттесним толпу. Наши парни послушались и отступили. А непрошеные гости мигом вторглись в село. И сразу заполыхали еще шесть домов! И все же полиция и масанчинцы продолжали удерживать основную массу погромщиков. Наша ошибка была в том, что пропустили несколько машин – думали, это просто транзит. А в них оказалось оружие. Раздались первые три выстрела. Я помчался туда. Стреляли картечью, и уже один человек был ранен, а другой убит. Жители Масанчи кинулись собирать камни, чтобы защищаться, и тут вспыхнуло еще несколько домов в центре села. Оказывается, тараном прошли три грузовика: два КамАЗа и ГАЗ-53, а в их кузовах находились люди, вооруженные ружьями и пистолетами. И уже по селу гремела канонада.

– Собровцы на тот момент еще не прибыли?

– В том-то и дело, что нет! Я звонил и в полицию, и депутатам, и в КНБ. Кричал в трубку, что ситуация выходит из-под контроля. Но единственное место, где на мой звонок отреагировали со всей серьезностью, – это было агентство КазТАГ. На их ленте сразу появились сообщения о происходящем. А в Масанчи нарастала волна погромов. За грузовиками проследовала целая вереница машин и тысячная толпа, которая смяла всех. Наши ребята рассыпались: каждый побежал спасать свою семью. А погромщики неистовствовали: врывались в дома к мирным жителям, приставляли пистолеты ко лбу, командовали: «Деньги! Золото!». Обчищали жилища, опустошали холодильники, угоняли скот. В довершение поджигали…

Здесь у нас рядом граница с Кыргызстаном, колючая проволока и канава, заполненная водой и заросшая камышами. Укрываясь от погромов, сельчане бросались в канаву и стояли по пояс в ледяной воде в надежде, что там их не достанут. Говорят, вся канава была в людях, стоящих, как свечи, и молящихся о спасении…

Сам я все это время метался от одного дома к другому, страдая от невозможности чем-то помочь. Вдруг меня окружили несколько молодчиков, то ли пьяных, то ли накаченных наркотиками. Один из них приставил мне ко лбу пистолет. Другой, уже в годах, вооруженный железным штырем, стал отводить его руку: «Да не трогай его, он же старик! Наверное, пришел извиняться…». «На кой мне его извинения!» – хмыкнул первый и грязно выругался. В этот момент я почувствовал боль от удара и потерял сознание. Когда очнулся, передо мной стояли все те же пришлые молодчики и с ними два полицейских. Пока погромщики рассуждали, добивать меня или нет, полицейский схватил за руку и отвел в сторону: «Беги отсюда, да побыстрее…». Я побежал, сам не знаю куда. Вокруг все пылало. Никогда не забуду этот ужас: крики бесноватой толпы и истошное мычание сгорающих заживо коров…

Примерно в 23 часа прибыло подразделение СОБР. Начались задержания. Я смотрел на четкую работу этих тренированных парней, а в голове крутилось одно: «Эх, ребята, что же вы так долго ехали…».

2.jpg

– Весь этот кошмар, который вы пережили, происходил в Масанчи. А что в это время творилось в окрестных селах?

– Когда собровцы начали наводить порядок, часть толпы спустилась в село Аукатты. Там смешанное население. И казахи стали выходить из своих домов и гнать из села погромщиков. «Идите отсюда, – кричали им, – здесь одни казахи живут». И таким образом аукаттинские казахи спасли дунган. А громилы прошли сквозь Аукатты и вошли в Булар-Батыр. И там уж они оторвались… Молодчиков было человек 500, и к этому времени они завладели десятками наших машин. Вот в этот момент и был обманут президент теми, кто сказал ему, что обстановка стабилизировалась. Ничего подобного. Двенадцать часов мы ждали, когда же прибудут серьезные подразделения. Это была самая длинная ночь в моей жизни… Алматинский СОБР прибыл сюда только в 5.25. К этому времени здесь было уже пять трупов, пожары полыхали по всему селу… Эти нелюди действовали по тому же сценарию, что и в Масанчи: врывались в дома, грабили, потом поджигали. Хочу отметить, что именно в этом селе плечом к плечу со стражами порядка и местными жителями стояли тогдашний аким Жамбылской области Аскар Мырзахметов и начальник ДП Арман Оразалиев, прося наших ребят только об одном: продержаться до подкрепления. Именно здесь полицейские реально рисковали жизнью и многие из них получили ранения.

– Но почему же все-таки подмога в лице СОБРа и Нацгвардии пришла так поздно?

– Это трудно объяснить. Полиция ссылается на большие расстояния. Но рядом – Отар, а в нем воинские части. Почему нельзя было их привлечь? Я думаю, что с самого начала отсюда в Ак Орду шли успокоительные донесения, преуменьшающие масштабы беспорядков. Одному только нашему депутату-дунганину Хахазову я звонил раз десять, а он мне: «Не паникуй, там же сам аким области находится!». Я предполагаю, что, боясь прогневить президента, докладчики преподносили ему весьма сглаженную картину. А для нас это обернулось национальной трагедией.

– Сейчас выдвигается много версий случившегося, вы склонны к какой?

– Истинные причины возникновения конфликта еще предстоит выяснять и исследовать и правоохранительным органам, и экспертам. Меня же сейчас беспокоит поднявшаяся волна ксенофобии и националистического угара в соцсетях. Почему спецслужбы дают возможность свободно вещать этим провокаторам? И это тревожит не только представителей этнических меньшинств. Здравомыслящее большинство нашей страны понимает: национализм и ксенофобия – это реальная угроза Казахстану, подрывающая устои общества. И здесь властям и всем казахстанцам надо серьезно задуматься о причинах возникновения этих уродливых явлений и системных мерах по их изживанию и предупреждению.

Свое веское слово должна сказать Ассамблея народа Казахстана. В свое время она сыграла важную роль в укреплении межнационального согласия и до сих пор имеет огромное значение для консолидации народа Казахстана. Однако в этот раз заместитель ее председателя вместо того чтобы разрядить ситуацию и успокоить людей, выступил перед напуганными погромами и убийствами сельчанами с обвинениями и упреками в их же адрес! В самой этой структуре нет системной работы по профилактике, предупреждению и разрешению подобных конфликтов…

И все же я хочу сказать спасибо тысячам казахов, киргизов, русских, узбеков и представителей других этносов, которые не оставили нас в эти тяжелые дни, оказывали гуманитарную помощь пострадавшим, приняли тысячи беженцев, выражали поддержку и сочувствие… Сейчас работает правительственная комиссия во главе с новым акимом области Бердибеком Сапарбаевым. Назначены новые руководители силовых ведомств. Президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что правительственная комиссия должна оценить размер ущерба и принять план восстановления собственности пострадавших, а виновные должны быть строго наказаны. Мы уверены, что глава государства и правительство сделают все, чтобы пришли мир и порядок в наши села.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале