просмотров 313

Живой казахстанец 10 лет числился мертвым

Опубликовано: 06 Сентября 2018 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
Живой казахстанец 10 лет числился мертвым
Борис Варлов / Газета «Эврика»

Год назад в редакцию «ЭК» обратился постоялец актюбинского центра адаптации. Судя по документам, мужчина был… мертв уже 10 лет. Сейчас эта странная история получила продолжение.

Напомним, летом прошлого года мы писали о Борисе Варлове. На руках у мужчины была только справка о депортации из России, в которой имя и возраст записаны с его слов, и именной проездной билет для… политических беженцев.

Запрос, направленный в центр адаптации, лишь усложнил общую картину. Согласно справке из загса Уральска, Борис Варлов числился умершим. Психиатрическая больница города также сообщила, что в 2000 году у них на принудительном лечении находился пациент с такими именем и фамилией, но затем якобы сбежал во время прогулки. С тех пор никаких сведений о нем не поступало.

По словам Бориса, все это время он прятался в России от казахстанской мафии и «оборотней в погонах». Чтобы выжить, беглец работал трудником в монастыре и плел на заказ четки. В Актобе Борис очутился после того, как его задержал полицейский патруль. Ситуация осложнялась еще и тем, что Варлов страдал манией преследования и патологически боялся людей в форме и других власть имущих.

Впрочем, Борис не сидел сложа руки. Ему удалось накопить деньги на подержанный смартфон с камерой и доступом в Интернет. Освоив гаджет, Варлов стал писать во все инстанции, фотографировать копии документов и даже нашел адвоката, который согласился помочь ему с оформлением документов. Хорошим подспорьем стали и законодательные базы Казахстана в Интернете.

Через полгода дело сдвинулось с мертвой точки. Бориса официально признали живым. Еще через три месяца он подал документы на получение удостоверения личности и пенсионного пособия. Базовую пенсию Борис получил спустя месяц, а теперь ему еще начислили выплату за трудовой стаж.

Сейчас Борис Варлов – полноценный член общества. Работает ночным сторожем при церкви и живет в небольшой комнатке, выделенной ему приходом. Долгими ночами он по-прежнему плетет четки. Но уже не для того чтобы выжить – денег на жизнь вполне хватает. Плетение давно стало его хобби.