Буря справедливого возмущения… в стакане воды

Опубликовано: 07 Марта 2018 г. Автор: Максат СЕЙЛБАЕВ | г. Алматы
Буря справедливого возмущения… в стакане воды
ezoSterik
просмотров 1845

Неоднозначную реакцию у научной общественности вызвали многочисленные выступления члена-корреспондента НАН РК, ГНС Института математики и математического моделирования профессора Махмуда Садыбекова в СМИ и Интернете. Многие задаются вопросом: «Сколько можно мусолить одну и ту же тему? По всем остальным приоритетам закипела работа, а Садыбеков и иже с ним продолжает атаковать печатные СМИ и интернет-издания…». Свое мнение по этому поводу высказал доктор физико-математических наук, профессор Анарбай Кудайкулов.

– Анарбай Кудайкулович, как вы охарактеризуете «бурю справедливого возмущения», по выражению Садыбекова, которая никак не утихомирится, хотя итоги конкурса были оглашены еще в январе этого года?

– Никакой бури не было, если не считать многочисленных выпадов Садыбекова. Яснее ясного на этот счет выразился президент НАН РК академик Мурат Журинов, назвав эту кампанию «Мұның бәрі алаяқтардың әлегі» – «Это все возня мошенников» в газете «Жас Алаш».

Все научные коллективы включились в работу по выполнению проектов, а у этой кучки, видимо, очень много свободного времени.

профессор.jpg

Я хорошо понимаю, что недовольные будут всегда. Посудите сами: в этом году на конкурс было подано 4 448 заявок, а одобрено к финансированию только 1 096, т. е. всего 25%. Естественно, все остальные будут недовольны, ведь каждый считает, что его проект лучший.

Я бы не стал называть это скандалом небывалого масштаба, как это делает Садыбеков, который всеми правдами и неправдами старается придать ему некий эксклюзив. Его поведение неэтично и неконструктивно. Меня лично поражает другое – в течение многих лет Институт математики и математического моделирования (ИМММ) финансировался гораздо лучше (почти в 3–4 раза), чем такие крупные институты, как Институт химических наук, Институт оргкатализа и электрохимии, Институт металлургии. Эти институты в несколько раз превосходят ИМММ по численности сотрудников, оборудования, производственных мощностей, там осуществляются затратные исследования, ведь им нужны приборы, реагенты, расходные материалы. Они связаны с металлургическими и нефтехимическими производствами, куда сотрудники должны выезжать в командировки. Эти институты вносят реальный вклад в производство, имеют патенты и внедрения.

Поднимая эту «бурю справедливого возмущения», отдельные сотрудники ИМММ не задумываются, что она может ударить бумерангом по ним самим.

Казахстанская наука в огне информационной войны
читайте далее

– Почему сотрудники Института математики и математического моделирования не могут успокоиться, в то время как по другим приоритетам никто не скандалит, хотя недовольных результатами конкурса не меньше. Может, ИМММ полностью отказали в финансировании?

– Садыбеков сам называет такие цифры: в этом году объем грантового финансирования ИМММ составил 240 млн тенге (на самом деле более 260 млн), а это намного больше финансирования других институтов, например, гуманитарного профиля. В 2016 году объем грантового финансирования ИМММ составлял 301 млн тенге, т. е. по сравнению с 2016-м его финансирование по грантам уменьшилось незначительно – всего в 1,1 раза.

В целом же по их приоритету «Интеллектуальный потенциал страны» (фундаментальные исследования) ранее выделялось около 3 млрд тенге. По приоритету «Информационные и телекоммуникационные технологии» (прикладные исследования) – 1,6 млрд тенге. В 2018 году ввиду уменьшения объемов финансирования был закрыт приоритет «Интеллектуальный потенциал страны». И по объединенному приоритету, который стал называться «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук», было выделено всего 1,9 млрд тенге. Т.е. фактически финансирование в целом по приоритету сократилось в 2,4 раза. О чем тут можно говорить? И это при том, что отдачи от этих исследований ждать не приходится. Разве что вырастет индекс Хирша у некоторых сотрудников ИМММ, которые, как стало недавно известно, цитируют сами себя и друг друга. И затем этим ловко выращенным казахстанским индексом Хирша они аппелируют к вышестоящим инстанциям, требуя денег и жалуясь, что их обделили. А по сути, индекс Хирша должен учитывать количество цитирований зарубежных ученых.

Как тут не признать убийственную точность характеристики деятельности этих людей, данную академиком Журиновым.

– Как вы думаете, может ли председатель ННС надавить на остальных членов ННС и пролоббировать какой-либо проект?

– Я думаю, что председатель ННС не может повлиять на решение совета. Во-первых, в состав совета входят известные и авторитетные ученые: академики, лауреаты Государственной премии РК, – это достаточно независимые люди, на которых он не может оказать ни административного, ни психологического давления. Во-вторых, по Положению об ННС не менее 50% состава формируется из числа представителей управляющих холдингов, национальных институтов развития, национальных холдингов, национальных компаний, научных подразделений крупных производственных компаний и субъектов частного предпринимательства. Невозможно себе представить, чтобы председатели ННС договаривались бы с бизнесменами или представителями нацкомпаний.

– При изучении многочисленных обращений Садыбекова в СМИ, его постов в Интернете складывается мнение, что его претензии сводятся даже не к работе ННС, а к его председателю по приоритету «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук» Максату Калимолдаеву. Как вы думаете, в чем причина?

– Мне кажется, дело не только в недобросовестностной конкуренции. Как я уже отметил выше, у ИМММ объемы финансирования сократились незначительно по сравнению с другими институтами. Калимолдаев в 2016–2017 годах также возглавлял ННС, и такой «бури справедливого возмущения» не было.

Возможно, дело в личной неприязни и зависти. Калимолдаев – не только известный ученый, академик, заслуженный деятель науки РК, вице-президент и главный ученый секретарь Национальной академии наук РК, но и организатор науки с богатым послужным списком, крупный менеджер. Институт, который фактически лежал на боку, в настоящее время под его руководством превратился в признанный далеко за пределами страны Институт информационных и вычислительных технологий (ИИВТ). Он сумел привлечь к работе как известных и маститых ученых, так и талантливую молодежь. Недавно в Астане был открыт филиал ИИВТ на базе Международного научного комплекса «Астана». И возглавить именно этот ННС, я думаю, доверили Калимолдаеву потому, что развитие IT – самое актуальное научное направление, к которому призвал глава государства Нурсултан Назарбаев. Президент страны определил в качестве главных задач развития общества цифровизацию экономики и обеспечение информационной безопасности.

Садыбеков же прославился в научных кругах своими нападками на таких известных людей, как сенатор Бакытжан Жумагулов (в бытность ректором КазНУ им. аль-Фараби), нынешний ректор этого университета Галимкаир Мутанов, президент НАН РК Мурат Журинов и других.

Пасынки капитана Гранта
читайте далее

– Что же делать, если, по вашему мнению, недовольные будут всегда?

– Не зря говорят: нет худа без добра. Не заварил бы Садыбеков эту кашу, общественность так и не узнала бы, что ИМММ получал необоснованно щедрое финансирование. Как правильно заметил по этому поводу президент НАН РК Журинов, ИМММ по непонятным причинам получал нелогично большие объемы финансирования, имея небольшой штат сотрудников, которые не проводят, в отличие от физиков и химиков, опыты и эксперименты, не нуждаются в оборудовании и реактивах. Тем же информатикам нужны компьютеры, суперкомпьютеры, 3D-принтеры, расходные материалы для робототехники. Более того, получив и в этом году немалые деньги, эта кучка шантажирует, иначе не скажешь, Комитет науки и в целом МОН РК. В конце концов необходимо четко разграничить теоретические и прикладные исследования по затратности. Кроме того, есть проекты, стратегически важные для страны, которым зарубежные эксперты дают невысокие баллы. Может, они руководствуются политическими мотивами. Для этого и нужны ННС, чтобы учитывать национальные интересы и практическую востребованность научных изысканий.

Надо принять к сведению, что перед ННС стоит задача распределить относительно небольшие деньги между большим количеством проектов. Приоритет должен отдаваться проектам, которые имеют решающее значение для экономики и национальной безопасности страны. А то, что недовольными будут все, кому не досталось денег, надо признать как неизбежность. То, что в этом году были умело и массово организованы нападки на ННС, не делает чести казахстанским ученым. Думаю, что в Комитете науки МОН РК должны задуматься, почему больше всего возмущаются те, кто меньше всего пострадал в финансовом отношении? И до каких пор они будут будоражить научную общественность околонаучной возней?

Самое читаемое

Читайте также
Науки юношей питают
В Астане и Бурабае проходит форум молодых ученых Burabay Forum
455 0 0
Рай, в котором трудно выжить
Тихоокеанская плаза на выставке «ЭКСПО-2017» представляет собой обособленный уголок, и...
1229 0 0
Маленькое, да рациональненькое
Павильон Княжества Монако весьма точно отображает эту страну – территория невелика, зато н
2145 0 0
Сила мысли и немного физики
Актюбинские школьники в одном из городских клубов робототехники учатся управлять машинами
1031 0 0