просмотров 762

Код ученый

Опубликовано: 18 Апреля 2017 Автор: Оркен МАМЫРБАЕВ | Алматы
Код ученый
© Линар ГАЛИМОВ

Как и любая другая общественно-государственная сфера современная казахстанская наука не лишена внутренних проблем. В большинстве своем они являются общесистемными. Можно говорить об их различных предпосылках. Достаточно сказать, что сохранение казахстанской науки в условиях геополитических и социально-экономических потрясений 90-х годов прошлого века можно назвать чудом.

Но сейчас встает вопрос об оздоровлении казахстанской науки. Она должна стать локомотивом интеллектуального и высокотехнологичного развития казахстанского общества. Здесь, конечно, важны именно качественные изменения. Для этого можно требовать от ученых достижения определенных показателей, таких как количество публикуемых статей в рейтинговых журналах, качество и их цитируемость.

В интервью газете «Экспресс К» научный эксперт Международного энергетического центра университета Ноттингем (Великобритания) Марат Каратаев дает оценку состояния науки в Казахстане, ссылаясь только на один показатель – индекс цитирования, считая его официальным признанием научным сообществом конкретного ученого. Надо сказать, что это утверждение весьма далеко от действительности.

Так называемый индекс Хирша был предложен в 2005 году американским физиком Хорхе Хиршем. Данный наукометрический показатель основан на количестве публикаций ученого и количестве их цитирования другими исследователями. Желание разработать универсальную «табель о рангах», которая бы определяла место каждого ученого по значимости его трудов, представляется, по крайней мере, утопическим.

Во-первых, цитируемость работы определяется, прежде всего, актуальностью проблемы. Так, например, проблема, являющаяся актуальной для Казахстана, может не представлять интереса за рубежом. И уровень цитируемости этой работы будет низким, несмотря на значимые научные результаты.

Во-вторых, при определении индекса Хирша учитываются только работы, опубликованные на английском языке. Естественно, в преимущественном положении оказываются англоязычные научные сообщества.

В-третьих, уровень цитирования всегда будет меньше в узкоспециализированных отраслях науки, требующих высокого уровня подготовки читателя, чем в традиционных областях, в которых работает несоизмеримо большее количество ученых.

Но самое главное – наличие высокого индекса Хирша не является свидетельством гениальности ученого. В связи с этим академик РАН, президент Московского математического общества Виктор Васильев указывает, что математическое научное сообщество не считает индекс Хирша индикатором значимости научных публикаций и практически не учитывает его.

Надо признать, что засилье наукометрического подхода в оценке труда ученых, выражающееся в узколобом подсчете количественных показателей, таких как индекс Хирша, количество публикаций в базах Scopus и Web of Science, приводит к развитию так называемой имитационной науки с выхолащиванием фундаментального и прикладного содержания. Ученые озабочены погоней за высокими наукометрическими показателями, а не за действительно эффективными результатами.

Марат Каратаев заявляет, что многие научные казахские исследования проводятся формально, результаты фабрикуются и большинство ученых даже на русском или казахском языке не могут объяснить методологию, которую применяли в исследованиях и чего вообще хотели достичь. Господин Каратаев, сам будучи ученым, должен понимать, что такие заявления должны подкрепляться доказательствами.

Конечно, наука – это не только публикации. Здесь важен системный подход и целенаправленная работа. Создание сильной научной школы требует много времени и труда. Ее нельзя организовать только командно-административными методами. Для того чтобы привлечь талантливую молодежь в казахстанскую науку, нужно, во-первых, поднять имидж ученого и проводить серьезную информационно-пропагандистскую работу. Во-вторых, надо повысить социальное обеспечение ученого. В-третьих, необходимо остановить утечку мозгов за рубеж.

В заключение необходимо отметить, что современный уровень финансирования казахстанской науки намного ниже критического 1% от ВВП. Даже в самых отсталых африканских странах он выше казахстанских 0,18% от ВВП. Например, в Кении этот показатель практически в четыре раза превышает казахстанский уровень (0,79%), а в Гане и Мозамбике он составляет 0,4% от ВВП. В развитых странах расходы на науку составляют 3–5% от ВВП. Низкая отдача казахстанской науки обусловлена, прежде всего, катастрофическим уровнем ее финансирования и, как следствие, падением престижа профессии ученого.

Оркен МАМЫРБАЕВ, заместитель генерального директора Института информационных и вычислительных технологий, доктор PhD

Самое читаемое

Читайте также
Науки юношей питают
В Астане и Бурабае проходит форум молодых ученых Burabay Forum
448 0 0
Буря справедливого возмущения… в стакане воды
Профессор Анарбай Кудайкулов прокомментировал грантовый скандал в научных кругах и выпады
1841 0 0
Рай, в котором трудно выжить
Тихоокеанская плаза на выставке «ЭКСПО-2017» представляет собой обособленный уголок, и...
1225 0 0
Маленькое, да рациональненькое
Павильон Княжества Монако весьма точно отображает эту страну – территория невелика, зато н
2139 0 0