просмотров 1495

Дез-Руин – Медный замок Афрасиаба

Опубликовано: 19 Июля 2018 Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | Астана
Дез-Руин – Медный замок Афрасиаба
Скифские акинаки / коллаж ЭК

Горное дело на Уральских горах породило множество легенд, которые писатель Павел Бажов использовал для книги «Малахитовая шкатулка». Существовали ли у казахов, тюрков сходные легенды и мифы? Как показывают исследования, казахская мифология, связанная с горным делом и металлургией, уходит корнями в поздний каменный век – энеолит.

В иранских источниках есть образ царя Турана, вождя туров-кочевников, враждебных Ирану. В священном писании зороастрийцев «Авесте» царя этого зовут Франграсйан, в средневековой поэме X века «Шах-наме» («Книга царей») Фирдоуси его зовут Афрасиаб. Царь враждебных иранцам туранцев изображен в этих текстах весьма нелицеприятно, так что тюркским исследователям приходится очищать образ от эмоциональных наслоений.

Авеста.jpg

Тюркские историки считают, что под именем Афрасиаба в «Шах-наме» изображен легендарный вождь тюрков, основатель древнейшей тюркской государственности Алып Ер Тунга (Ер Тона). Время его жизни неизвестно, некоторые исследователи говорят о VII-II веках до н.э., некоторые – о I веке н.э. Махмуд Кашагри (XI в.) в своем «Тюркском словаре» описывает Алып Ер Тунга как знаменитого полководца и прозорливого государя, основателя многих городовеке Ученый называет его «Күн бек» – «Солнечный князь». Восторженно отзывается о Алып Ер Тунга и Жусуп Баласагуни (XI в.) в «Кутадгу билик» – «Книге, дарующей счастье». В эпоху Ер Тунга были построены города на Сырдарье, на берегах Аральского и Каспийского морей, в долинах pек Чу, Талас, на берегах Иссык-Куля.

Алып Ер Тунга.jpg

Царь Турана в иранских памятниках изображается как владелец некоей крепости – стальной, медной, металлической, находящейся под землей. Франграсйан в «Авесте» построил для себя укрытие. Эта его обитель находится под землей и описывается так:

Франграсйан обладает подземной обителью на семи колоннах, в которой светят звезды, солнце и луна; в ней исполняются все желания. 38905_555_343.jpg

Афрасиаб в надежде спрятаться от смерти будто бы построил крепость с высокими стальными стенами, замуровав все щели и входы в нее. На стальных балках были подвешены искусственные солнце, звезды и луна. Это описание крепости Афрасиаба соответствует мифологическому образу скрытого от посторонних глаз волшебного мира, находящегося под землей или в пещере под горой. В этом мире есть собственное солнце, луна и звезды.

В других вариантах легенды упоминается Медный замок Афрасиаба Дез-Руин, в котором он умер. Разночтения «стальной» или «медный» не должны смущать, многие народы в древности для обозначения разных металлов использовали одно и то же слово. Слово «дез» здесь соответствует казахскому слову «жез» – «медь». Вообще латинский термин «aes» и подобные ему термины в других индоевропейских языках, означающие «медь, металл», не имеют корней ни в индоевропейских, ни в семитских языках. То же самое можно сказать о слове «кала» – «олово» (сравните с казахским «қалайы» – «олово»).

Роспись в городище Афрасиаб.jpg

Поскольку большую часть меди древние греки и римляне получали в результате торговли с азиатскими скифами, логично было бы предположить, что древние металлургические термины происходят от тюркских корней. Еще Геродот отмечал, что у массагетов «золота и меди в изобилии».

Историк Алькей Маргулан доказал, что Медный замок Афрасиаба находился в горах Улытау неподалеку от Джезказгана. Как место добычи меди и других металлов это месторождение было широко известно с древности. По данным археологических раскопок, проведенных в джезказганских поселениях древних рудокопов Милыкудук, Соркудук и Айнаколь, медь добывали здесь уже в энеолите, в конце 4 – начале 3 тысячелетия до н.э.

Алькей Маргулан, памятная марка.jpg

Древнее горное дело отразилось в самой топонимике Центрального Казахстана: Джезказкан – Медные копи, Жезды – река, богатая медью, Қазансынған – место, где при плавке руды взорвался котел, Қалайықазған – Оловянные копи, Кенгир – рудная река, Қорғасынтау – Свинцовая гора, Ұстаныңжалы – Гряда кузнецов, Теміршітау – Гора кузнецов и т. д.

Алькей Маргулан пишет:

«Происхождение топонима Джезказган говорит о добыче и обработке меди с древнейших времен. Существование термина жез (jez) в языках древнего мира – свидетельство того, что медь уже в те времена имела большое культурное и экономическое значение, была предметом торгового обмена между народами Европы и Азии. Судя по источникам, Джезказган сохранял это значение и позднее.

Арабский географ аль-Идриси, описывая страну огузов и кипчаков, отмечает наличие у них медных и серебряных рудников. Он пишет: 

Страна гузов плодородна, жители ее богаты. Говорят, что их земля дает четверть неочищенного серебра. Из этих рудников добывают много металла. Шашские (ташкентские) купцы отправляются к ним с товарами для обмена, покупают там у них много верблюдов с большим количеством товара (меди и серебра) и вывозят его во все страны.

По Идриси, указанные рудники находились в стране огузов и кипчаков примерно на расстоянии 18-дневного перехода от Шаша (Ташкента) на север. Если ежедневный переход каравана составлял 40 км, то от Шаша до рудников будет свыше 700 км, что соответствует месту расположения современного Джезказгана.

Древний медный рудник.jpg

В древнеиранском эпосе упоминается легендарный «Медный замок» (Дез-Руин), расположенный в пределах Бухары, где был убит вождь туранцев Афрасиаб. Согласно Фирдоуси Афрасиаб был убит в далекой северной стране у легендарного «Медного замка». «Медный замок» по названию и расположению совпадал с древним Джезказганом.

Историческую справку о местонахождении Дез-Руин дает Махмуд Кашгари (XI веке). По его определению, Дез-Руин (Медный замок) – одно из названий Янгикента на Сырдарье. Если учесть отсутствие медной руды в районе нижней Сырдарьи, то станет ясно, что Махмуд Кашгари имел в виду медные копи древнего Джезказгана, составлявшего вместе с Янгикентом одну область. Известно, что огузы, а затем кипчаки зимой жили на Сырдарье, а летом кочевали в районы Улытау и Кичитау, т.е. в окрестности Джезказгана».

Фрагмент Книги Большого Чертежа.jpg

Русским ученым медный рудник Джезказган стал известен с XVII–XVIII веков. О нем говорится уже в «Книге Большого Чертежа» известного русского географа XVIII века Петра Рычкова, немало путешествовавшего по Тургайской степи и слышавшего о знаменитом руднике «Медная копь». В своей книге он пишет:

Из Улытау вышли три реки: Каракенгир, Жездыкенгир и Жиландыкенгир. По реке Джезды весьма много медной руды и старинных пустых городков, где, сказывают, бывали рудокопные заводы, и поныне не только того признаки, но и горны плавильные еще видимы. Жезтырнақ.jpg

В связи с развитием металлургии в древности возникают мифологические образы Мыстаң («мыс» – название желтой меди в казахском языке), Жезтырнақ (женщины с медными когтями), Жезтұмсық (Женщины с медным клювом), Жезтұяқ (медное копыто). Но дело не только в таких персонажах, чаще всего женских, олицетворяющих медь.

Сами металлургические процессы формировали образы и сюжеты. Добыча руды из земных глубин, дробление и плавление руды под воздействием огня, шахтовая печь для переработки меди порождали мифологические ассоциации, связанные с подземным миром, подгорной пещерой, огнем, замкнутым пространством. Таким изначально был Ергенекон – замкнутое горное пространство с плавящимися от огня стенами – из древнетюркского мифа.

Медные скифские навершия.jpg

Образ хозяина или хозяйки подземного мира-рудника наложился на образ царя мира мертвых. Таков Эрклик – живущий в железном дворце бог мертвых в алтайской мифологии. Таков живущий в подземном мире Темирхан (Хан-Железо) из сказки «Ер-Тостик». У него есть железный дворец, в который он заманивает и сжигает нежеланных гостей. Образы хозяев железных или медных домов, иногда домов с золотой крышей, серебряными окнами и железной дверью широко распространены в тюркском фольклоре. Все это осколки древней металлургической мифологии.

Серикбол Кондыбай считает, что в основе образе Франграсйана-Афрасиаба лежит древнейший миф о первопредке – первом умершем человеке, ставшем царем мира мертвых. На эту очень древнюю основу наложились затем мифологические сюжеты, связанные с освоением металлургии. Именно поэтому металлическая крепость Афрасиаба находилась под землей. На типологическом уровне крепость со стальными стенами или Медный замок Афрасиаба, железный дворец Эрклика и железный дворец Темирхана в казахской сказке тождественны.

107897417_4839503_89081825_jenshina15_1_.gif

Читайте также
Близкие контакты третьего сорта
Инопланетные цивилизации продолжают нас игнорировать, несмотря на смартфоны
80 0 0
От Адама до Сиверса
Дословный перевод слова «алма» – «не бери». Но оно же – «яблоко»! Вам это ничего не напоми
883 0 0
Урок генетической мудрости
Или «Текті айғыр өз байталына шаппайды».
2714 0 0
Казахстанская наука в огне информационной войны
Предлагаю созвать конференцию, на которой будут обсуждаться вопросы выбора драйверов роста
1735 0 0