«Ван Гог так похож на папу»

Опубликовано: 24 Марта 2020 Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | Нур-Султан
«Ван Гог так похож на папу»
ЭК
просмотров 1576

«Мама, я не пойду в музей Ван Гога, он такой попсовый, растиражированный» − «Пойдешь, хотя бы из благодарности Зауре-апа, которая пригласила нас в гости, заранее оплатила дорогущие билеты в музей, на поезд в Амстердам, гостиницу. Пойдешь и будешь делать вид, что тебе интересно». 

Честно сказать, для меня самой все эти походы в художественные музеи Брюсселя, Гента, Амстердама в декабре 2018 были данью благодарности переводчику и писателю Зауре Батаевой, с которой мы познакомились в ФБ и стали сотрудничать и которая действительно любит и понимает искусство, данью памяти мамы, которая в свое время делала так много для нашего художественного воспитания, данью уважения к моему соавтору, режиссеру Тамаре Мукановой, которая попросила передать от нее привет ее любимому Рембрандту. И вот мы бродили по музеям, разглядывая полотна, которые мне были известны по копиям и художественным альбомам, а дочке – по мемам. А теперь нам предстоял поход в музей Ван Гога – странного и самого дорогостоящего художника в истории. Не понимаю, почему «Подсолнухи» стоят так дорого. Наверное, реклама.

e923d7937391460670b0773a9c9ef635.jpg

В музее мы разбрелись кто куда: Зауре, которая совсем недавно в очередной раз приводила в музей гостей, ушла смотреть временную выставку Гогена, сын с аудиогидом и детским буклетом-квестом отправился выполнять задания, дочь нырнула в один зал, я – в другой. Через полчаса я вышла из зала и нашла в огромном холле тихий уголок, потому что больше не могла сдержать слезы. Ван Гог оказался так похож на моего мужа. 

Такой же с виду грубоватый и неловкий, пренебрежительный к социальным условностям, такой же нежный и ранимый, сострадательный к простым людям, влюбленный в красоту мира, в Свет, скрытый в самой обычной вещи. Мужчина, живший с обнаженным сердцем. Чтобы увидеть это, было недостаточно бумажных и электронных копий, нужно было подойти вплотную к картинам Ван Гога, перевеситься через ограничивающий канат, разглядеть вблизи его мазки.

Вдруг показалось, что несмотря на дистанцию – географическую, культурную, временную − некоторые картины можно было бы использовать как иллюстрации к автобиографическому роману Таласбека «Полдень». Конечно, если бы в книжной иллюстрации можно было бы передать фактуру вангоговского мазка.

141 Cottage.jpg

Первой картиной, которая откликнулась во мне, напомнила финал романа – это был «Коттедж...». Не нашла ее на сайте музея. Близкая по впечатлению картина «Хижина» находится в частной коллекции, так что ее я не могла увидеть в музее. В романе 17-летний Аджигерей после смерти деда, простившись с приемной бабкой, навсегда уходит из родного дома:

Как слепой, он нащупал дверь, открыл ее и вышел наружу. Пересек двор и вышел на дорогу. Оглянулся назад. Два окна старой осевшей мазанки с приплюснутой крышей и неровными стенами сиротливо смотрели на запад. Будто старая жизнь прощально махала ему рукой. Он зашагал с высоко поднятой головой. 370476@2x.jpg

Голландские крестьянские дома с крутым скатом крыши совсем не похожи на казахские плоские мазанки, но...

Свет, смешанный с травойчитать подробнее

Цветущие ветки миндаля или персика на фоне неба близки по настроению описаниям весны в романе. И сияющая изнутри трава Ван Гога очень «казахская» по восприятию. Оказывается, я написала о ней (см. «Читать подробнее») еще до поездки в Амстердам.

Лето того года выдалось особенно благодатным для края. Влаги и солнечного света было в изобилии. Бездонное высокое небо временами вдруг покрывалось жемчужными облаками, земля дрожала, омытая текущим, как лавина, дождем. Плодородная цветущая равнина, раскинувшаяся по берегам Аягоза, стала еще прекраснее. Степные травы, истекая соком, поднялись, распустились, превратились в зеленый океан, который невозможно было выкосить. В каждом кусте, в каждой травинке ощущалось сочное дыхание земли. Козы и коровы, растопырив ноги, едва волочили распираемое молоком вымя. 1200px-Van_Gogh_-_Starry_Night_-_Google_Art_Project.jpg

Картина «Звездная ночь» находится в Нью-Йорке, ее оригинала мы не увидели. Ученые удивляются тому, как Ван Гог в этой картине предвосхитил научное открытие, увидел в воображении спиральные звезды, турбулентность, представляющую «величайшую загадку движения, течения и света».

Аджигерей засыпает под игру отца, глядя на струны домбры «будто в серебряной дымке», а потом в проем шанырака: 

Синее небо раскололось, и из разрыва полилось прохладное, лелеющее сердца, отрадное для души сияние. Через открытый купол юрты подмигивают льдистые осенние звезды. Вскоре и они затанцевали, раскачиваясь, под иноходь кюя.

Написанное Ван Гогом незадолго до смерти «Пшеничное поле с кипарисом» перекликается с эпизодом романа, когда старый кюйши Сабыт, потерявший всех родных в кровавой жатве 1917−1945 годов и отбывший в сталинских лагерях 23 года, перед смертью просит друзей отнести его на холм рядом с аулом, чтобы в последний раз полюбоваться на родные края, просит друзей взбалтывать и пить кумыс, чтобы насладиться его запахом.


«Сабыт, будто впервые увидев, любовался огненно-красным огромным солнцем, которое тонуло, запутавшись в серебристом ковыле.

– Как прекрасно! – сказал он, качая головой.

Потом он перевел взгляд на голубоватые горы Сага, будто издали звавшие его. Выцветшими глазами он смотрел на родной край, тающий в весеннем сиянии, и не мог наглядеться.

– Любимый мой народ. Прекрасная моя родина, − выдохнул он. – Я благодарен за все.

Вдруг он потерял сознание».

Перевод на русский язык не может передать красоту оригинала, в котором Сабыт шепчет: 

Қайран елім. Қасап жұртым...

Общепринято считать, что «Пшеничное поле с воронами» − это последняя, предсмертная, очень депрессивная картина Ван Гога. Так и кажется, когда смотришь на копии. Но в музее она предстала другой. Будто в сумрачном ландшафте художник испытал озарение, ему было дано Откровение. В романе подросток Аджигерей пасет овец и ведет внутренний монолог с душой умершего в Голодомор мальчика, потом вместе с отарой и конем попадает в бурю, описанную фантасмагорически. А затем обнаруживает, что под напором ветра оказался на берегу реки.

Vincent_van_Gogh_(1853-1890)_-_Wheat_Field_with_Crows_(1890).jpg Вот огромный тополь, растущий почти на обрыве. Он лишился листвы и подпирает небо голыми ветвями. Изломанные кривые ветви облеплены воронами. Как будто черные яблоки, обгоревшие на солнце и не упавшие на землю. Видимо-невидимо. Внезапно сидевшие тесными рядами вороны разом закаркали. От их хриплого карканья небо потрескалось и раскололось. Потом птицы все вместе снялись, треща крыльями. Будто небо распалось на осколки, и черные-черные листья осыпались на землю... Черные вороны... Говорят, они означают зло, гибель. Да. Гибель... Но гибель чего?.. Один день прошел, один день умер. Его ли это гибель?.. Нет... Природа... Мудрая природа... оплакивает смерть одного из многих рожденных ею людей... Небо и земля, этот без устали накрапывающий мелкий дождь оплакивают только одного человека − тебя, а через тебя – бесчисленные поколения давно ушедших и даже нынешних, еще живых людей... Но если смерть и вправду всесильна, то и горе однажды умрет, у него тоже есть свой срок... Да... Если правда, что жизнь – это смерть, точно так же истинно, что смерть – это жизнь... Белесое небо разверзлось, и показалось алое солнце... Слезы сентября пролились на землю кораллами. Его распирало безграничное счастье.
Американский «Полдень»
читайте далее

Мне кажется, и Ван Гог испытал счастье, когда писал эту картину с воронами...

Я еще какое-то время побродила по музею, но была слишком переполнена первыми впечатлениями, чтобы воспринять еще что-то. Таласбек глубоко знал живопись, общался с художниками, посещал выставки, читал не только учебники и монографии, но и дневники выдающихся художников. Он написал статью о забытом казахском художнике с анализом его картин, сравнивал казахское искусство кюя, особенно творчество Дины с импрессионизмом. 

Но никогда ни в текстах, ни в разговорах Таласбек не выделял Ван Гога, хоть и упоминал, что в свое время прочитал письма Винсента брату (Таласбек помнил дословно прочитанное им). Как-то он заметил, что творческий человек, рассказывая о своих наставниках, никогда не произнесет имя своего самого главного Учителя. Немного из творческой ревности и в основном из желания сохранить сокровенное только для себя. И теперь я думаю, что Таласбек скрывал даже от меня то влияние, которое на него оказал Ван Гог.

294363@2x.jpg

В музее почти весь первый этаж занимает магазин сувениров, я зашла туда в надежде увидеть что-то, что передает фактуру полотен Ван Гога, впечатление от них. Но безрезультатно. Плакаты, альбомы, открытки, но еще и брелки, футболки, кружки, бейсболки, полотенца, зонты, сумки, тапки. Стало так больно, что озарения художника, делившегося последним куском хлеба с голодными детьми шахтеров, умиравшего от истощения в промерзшей землянке, стали предметом торговли, ведь музей получает хорошие субсидии от государства и огромную прибыль от продажи билетов. Кстати, «Подсолнухи» так и не раскрылись мне.

В тот декабрьский день мы вышли из музея Ван Гога, пообедали в кафе, погуляли по городу и вернулись в Брюссель, домой к Зауре. Поздно ночью, когда укладывались спать, дочь сказала: «Мама, знаешь, странно, Ван Гог так похож на папу. И «Вороны над пшеничным полем» совсем не депрессивные, правда?».

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Дверь, которую открывает Сим-сим
Реконструируя мифы, чувствуешь себя детективом...
972 0 0
Записки доцента на «удаленке». Часть первая
МОН РК должен радоваться: по охвату дистанционным обучением мы точно впереди планеты всей!
11468 0 0