Записки доцента на «удаленке». Часть первая

Опубликовано: 01 Мая 2020 Автор: Асия БАЙГОЖИНА | Алматы
просмотров 11473

МОН РК должен радоваться: по охвату дистанционным обучением мы точно впереди планеты всей. В самом деле, едва объявили ЧС в стране по поводу коронавируса, как мы – тот самый ППС (профессорско- преподавательский состав так называют нас в отчетах) прямо с места в карьер! – по приказу начальства стали заполнять помимо электронных журналов базы платформы дистанционного обучения, прикреплять документы, задания и тут же бесконечно и беспрерывно их править, согласно указаниям сверху. Само собой – вести онлайн-занятия. У меня это: понедельник, вторник и среда. Со всей группой. Бывает, потом еще индивидуально. Студент видит, что ты в два часа ночи в Сети. И тут же строчит в WhatApp: «Надо посоветоваться!». А куда денешься? Живем ведь в условиях ЧС! Отвечаешь…

А еще – надо выставлять оценки в двух местах сразу: на самой платформе (у нас это MOODLE) и в электронном журнале – и это целое дело! Во всяком случае для меня. Потому что в Жургеновке, на факультете «Кино и ТВ», мои полставки почти целиком приходятся на второй семестр, студентов в четырех группах 71 человек (какое счастье, что некоторые вообще не сдают ничего, но это счастье эфемерное – к концу семестра «очнулись» все), задания, разумеются, они шлют в последний момент, это пятница–суббота, а в воскресенье журнал автоматически закрывается. И с вечера пятницы, и до закрытия журнала почти до рассвета воскресенья я стою на конвейере. Часть работ смотрю на платформе, кто-то присылает на почту, кто-то – в WhatsAp.

В моем случае проверить – означает: посмотреть (предварительно надо еще и скачать) видео, которое студенты сняли и смонтировали, поскольку я веду предмет «Режиссура документального фильма». Надо ответить каждому. И каждому выставить оценку за проделанную работу прошедшей недели в баллах. В двух, напомню, местах. Сначала я проставляю баллы в электронном журнале. В этом журнале у меня 11 ведомостей – отдельно по курсам и по группам. Потом фамилии и баллы переписываю в блокнот, поскольку опробованная методика проставления баллов одновременно на платформе и в журнале оказалась неэффективной (попросту заняла гораздо больше времени), и затем уже ставлю в пресловутом MOODLE.

Сам MOODLE понравился мне сразу! Все прозрачно! Все сразу все видят. Но именно это и оказалось бедой. Наши задания, вопросы, силлабусы и т. д., оказалось, не соответствуют неведомым нам стандартам. Методический отдел академии забраковал почти все введенные нами в базу данные. Мы ежедневно получали сводки–отчеты: нет того, сего, не выполнены такие-то пункты. Нам спускали списки как двоечникам – все ошибки подчеркнуты красным: нет первого, второго, третьего, необходимо внести, дополнить, исправить… А у тех, кто выполнил (а я выполняла всегда!) – неверно то, неправильно это. Задания не стыковались с планом, мы, преподаватели, неверно прописывали даты, не так формулировали темы, все сделали не так. Надо было – под одну гребенку. Но кто знал параметры этой «гребенки»? Задания на неделю прописаны одни, в силлабусе – другие. Но силлабусы, как и все рабочие программы, утверждены еще в начале года, а ЧС случился в марте и задания, конечно, стали переделываться. Хотя каждый старался как мог. Коллега написал: «Мне только одному кажется, что нас считают за идиотов?». В кафедральном чате дым стоял коромыслом: все возмущались и гневались, в том числе и я.

И я же сдалась первая: переделала-таки синопсис и… вышла из чата. Вряд ли выиграла от этого: сообщения стали приходить в «личку». На третьей недели, когда мы – те самые «преподы», что отрывались от компов и телефонов лишь на тревожный короткий сон и еду на ходу (а что делать, если в девять вечера приходит указание «исправить и сдать до утра»?!) – худо-бедно освоили-таки платформу и уразумели, что такое ДОТ, в академии решили, наконец, по этому поводу проводить… обучающие семинары онлайн! (Как говорила моя сестрица: очнулись утки на третьи сутки…).

Всем надо было скачать ZOOM. Младшие члены семьи, знакомые с IT- сферой не понаслышке, настойчиво отговаривали от этого шага. Занятия в формате онлайн я проводила в Skype, приятельница в Лондоне, которая тоже, между прочим, преподает студентам, была безмерно этим удивлена и даже шокирована. Впрочем, я была удивлена британской «отсталостью» не меньше: оказывается, в Англии задания студенты сдают только по электронной почте, поскольку ZOOM и Skype считаются небезопасными. О небезопасности этих приложений здесь тоже знают. И все, тем не менее, ими пользуются. Как заметила декан: «А что у нас красть?!». Кража личности у нас за кражу не считается, да и в самом деле, какие мы личности для начальства? Оно и себе этот ZOOM подключило, оформив тем самым коллективный вызов для хакеров. Что там наше начальство – правительство в ZOOM! И я тоже подключилась – челлендж так челлендж. Само собой, студенты и их родители также были вовлечены в этот круг.

Особенно беспокоились папы и мамы первокурсников. Писали в чат: «Вот, нашли на платформе задания только по физкультуре. Или мы не там смотрим?!». Задания по физкультуре меня заинтриговали. Особенно в части сдачи: интересно, как у них проходят онлайн-занятия? А мы их, между прочим, не только проводим, по ним тоже сдаем отчеты и скрины. А также, когда получается, записываем видео. «Работаем, работаем, зарплата же идет», – писало наше начальство в чате, подозревая в том, что мы исключительно прохлаждаемся дома. На гневные наши филиппики, как проводить практические занятия онлайн, особенно с будущими операторами и звукорежиссерами и какие требовать с них задания, нам сообщили буквально следующее:

Уважаемые коллеги! Мы знаем, что многие наши специальности имеют свою специфику. XXI век, все можно делать виртуально. Надо просто вникать в проблему, продумать подачу материалов и иметь обратную связь. Самое главное: ситуацию понимать.

Вы вот что-нибудь поняли? Вот и мы также. Преподы «вникли». Операторы становятся операторами-киноведами: анализируют, как снят тот или иной фильм. Естественно, про все интересные операторские решения знаковых фильмов в Интернете можно найти массу материалов. Ряду студентов письменный формат практических заданий пришелся по вкусу: они безбожно списывали свои «эссе» и «рефераты». По дисциплине «Современный кинопроцесс» они присылали мне и моей коллеге эссе, «состряпанные» из разных источников в Googl – порой даже не додумавшись перевести их в единый формат. Когда указала одному на это, получила такой ответ в WhatsApp: «Қинамаңызшы бізді, апай…». Что в переводе значит: не мучайте нас, тетушка… Как вот «понимать ситуацию»? Сидят в карантине, переживают, коронавирус кругом, а я тут настаиваю прекратить плагиат… Решила «вникнуть». Часть восприняла карантин как долгожданные каникулы, часть честно призналась: до одури смотрят фильмы и сериалы – тот же Netflix открыл бесплатный доступ к своим ресурсам на время пандемии. Поэтому и на онлайн-занятия они собирались по «побудке» старосты.

Студенты вынуждены заниматься дистанционно в голой степи
читайте далее

В онлайн-лекциях есть неоспоримый плюс: сидишь в комфорте и уюте у себя дома, на любимом диванчике, с чашкой свежезаваренного чая. Правда, студенты передо мной на экране порой в пижамах сидят на экране и тоже с кружками наперевес. Нурбол так вообще возлежал султаном на розовой атласной подушке. Артык раскачивался в гамаке в саду… Хотя – когда как. Читала я вот лекцию. И в одном из окошек на экране передо мной… пролетела птица. Я онемела. Потом направила курсор на окошко и спросила: что это было? Серик ответил: «Ой, извините, телефон повернул случайно, Сеть тут в Урджаре плохо ловит, я на холм влез, чтобы подсоединиться, вот», – и показал на телефоне вокруг себя, Он сидел на корточках, действительно, на холме. Велела ему слезть и идти домой. У другого студента отсутствовала видеосвязь, заходил он под ником NN, а вместо личного фото в профиле красовался портрет… Елбасы! А мне каждого студента надо отметить, сделать скрин экрана, отчет сдать на кафедру. Я уже знаю по адресам электронной почты, кто в группе Сириус, Карлос Тиабалду, Эрнесто Уайли, а тут еще новая загадка…

Вести занятия, проверять задания, дать совет, показать, как лучше сделать, что исправить, направить, разобрать снятое и смонтированное видео студентов, развить у них навыки и уменье работать по профессии – это мне всегда казалось главным в работе преподавателя вуза. Но последние пять лет, а особенно полтора месяца дистанционного обучения убеждают в другом: главное, наиважнейшее, наипервейшее дело преподавателя – правильно заполнять различные формы. Отчеты. Задания. Программы. Указания. Рекомендации. Чтобы все было в соответствии с образцом, который на деле оказывается всего лишь опытным, пробным. Он меняется, а виноват все равно преподаватель, который не успел исправить согласно изменившемуся в одночасье образцу. Коллега из универа как-то полушутя заметила: «А я уже втянулась в эти бумаги, как заведенная переписываю, кафедра на меня молится в этом плане – набила руку, одно мешает: студенты! На них же тоже время уходит...». В каждой шутке – только доля шутки...

Каждый преподаватель ежегодно сдает отчет по научной, творческой, учебно-методической и воспитательной работе. Нам постоянно пеняют, что у нас на факультете «хромает» наука: нет публикаций и участия в международных научных конференциях. При всем уважении к Ардаку Амиркулову и Дамиру Манабаю, с трудом представляю, что они будут писать научные статьи. У них другая профессия и они этой профессии очень даже неплохо, судя по их выпускникам, обучают. Еще нам надо постоянно повышать квалификацию. А где? В Алматы Жургеновка самая главная кузница кинокадров. Мы записываемся на разные семинары, чтобы получить вожделенную корочку. Я вот на философский семинар ходила, но это было два года назад. Чаще всего это еще и платно. Хорошо бы, конечно, нам выпускать еще и учебно-методическую литературу, но это опять же –исключительно в свободное время и за свой счет... Учебников по специальности нет на государственном языке. А между прочим, факультет уже более двух десятилетий существует. Но надо ли их писать, когда есть издания на английском и русском? Может, стоит их профессионально перевести? Кто этим должен заняться? Опять же преподаватель?! А вы думали, кто? Он же еще воспитательную работу должен проводить, расписать план и потом в конце года отметить каждый пункт:выполнили или нет как куратор.

Записки доцента на «удаленке». Часть вторая
читайте далее

Моя подруга Джинни, которая время от времени приезжает в Назарбаевский университет по работе, услышав про то, что требуют писать и публиковать научные статьи, и хорошо бы в Scopus, а мы вот дальше местных конференций выбраться не можем, спросила: «Ты шутишь?». Она свою научную статью в пять страниц писала три года, ее университет оплатил ей 10 дней поездки для работы в архиве другой страны. А я вот, если не будет запланированных съемок, собираюсь за месяц, и Айжанка твердо обещала мне ее перевести на английский... Мне за это баллы в личный преподский рейтинг добавят. Публикация в престижном научном журнале – 25 баллов! А фильм, даже если он получил приз на фестивале – всего лишь 5 баллов... И это справедливо, потому что коллега в другом вузе, готовясь к защите докторской, за такую публикацию заплатила штуку баксов. Официально. Какой же доктор без публикаций? Джинни потрясенно качала головой. Впрочем, кажется, уже и она не удивляется, поняла наши реалии. Может, даже восхищается.

А если у нас есть свободное время, чем мы, преподы, занимаемся? Конечно, тем, чему учим студентов – своим делом. Пишем сценарии, снимаем, монтируем. Но это воспринимается как хобби. Как говорил один из наших бывших начальников: «Вы тут не режиссеры, операторы, продюсеры и звукорежиссеры, вы – педагоги. И поэтому должны писать и сдавать, в первую очередь, бумаги». Мы их пишем и сдаем... Естественно, второпях, на скорую руку, ворча и стеная, абы как, ради галочки в отчете, поскольку надо было вчера, а указания спустили сегодня, и образцов нет, а у тебя еще и занятия, но – XXI век на дворе, понимать надо ситуацию. И нас все время пугают проверками МОН. Сколько помню (а я даже деканом когда-то была и помню проверки как сон во сне), все проверяющие всегда требовали эти самые бумаги и немедленно утыкались в них носом. Как они нами составляются – вы уже знаете...

А я теперь твердо знаю: на дистанционном обучении, если оно продлится, с бумагами у нас будет полный порядок! Мы справимся! Абсолютно в этом уверена. У нас не было и нет съемочного павильона, а и бог с ним, мы же занятия будем вести исключительно онлайн: изображать жестами и отправлять гиперссылки на ресурсы в Интернете. Мы будем снимать воображаемые фильмы. И как бы записывать при этом живой звук. И будто бы продюсировать будущее кино. Писать эссе, как снимать репортажи. Старательно делать в чате коллективные упражнения по актерскому мастерству. Будем как бы развивать профессиональные навыки. Фикция? Да. Имитация? Само собой. Зато бумаги будут настоящие. Реально радующие око проверяющего. И мы точно научимся их лихо, по всей форме, как положено, заполнять, выкладывать, молниеносно дополнять и менять. Отчеты будут блестящие.

Мы ведь быстро учимся, это вам не дикий Запад, который, как оказалось, в условиях ЧС туго осваивает высокие технологии. Не понимает ситуации. Не вникает в проблему. А мы вот – понимаем и вникаем. Хотя методический отдел нашей академии сомневается. А зря. ППС готов. Поедет, возможно, немного кукухой, но справится.

Асия Байгожина.jpg

Об авторе

Асия БАЙГОЖИНА – секретарь и член правления Союза кинематографистов РК, академик Евразийской академии ТВ и РВ (Москва), лауреат национальной кинопремии «Құлагер» (2007), обладатель звания «Экран шеберi», медалей «Ерен еңбек үшiн» (2007), к 20 летию суверенитета РК.

Образование: 

Казахский государственный университет, ф-т журналистики. Алматы, 1981

Высшие двухгодичные  сценарные и режиссерские курсы, мастерская авторского кино,  Москва, 1987

Курсы многокамерных съемок  телесериала. Фонд Британского правительства, Портобелло Медиа ЛТД», 1996

Сценарист, режиссер неигрового кино.

Профессиональная деятельность:

2008 - по наст. время – доцент кафедры «Режиссура ТВ и операторское мастерство»» Казахской Национальной академии искусств имени Т.К. Жургенова, секретарь Союза кинематографистов РК.

2007 - 2008 – декан ф-та КИНО и  ТВ, Казахская Национальная академия искусств имени Т.К. Жургенова

2004  - 2007 – редактор отдела  республиканского общественно-политического журнала «Байтерек»

2005  – медиа-консультант республиканской партии «Отан»

2002 - 2004 –обозреватель газеты «Московский комсомолец»

2001 - 2002 – автор  и руководитель общественно-политической  программы «Статус- кво» на телеканале «ТАН»

1999 -2002  –координатор программ киностудии «Казахфильм» имени Ш. Айманова

1998 - 1999 – независимый журналист

1995 - 1997 – сценарист и редактор первого казахстанского телесериала «Перекресток», НТИА «Хабар»

1993 -1995 – художественный руководитель – ген. директор  молодежной студии «Параллель»

1987 -1993 – главный редактор объединения документальных фильмов студии «Казахфильм» имени Шакена Айманова

1981-1985 – корреспондент областной газеты «Звезда Прииртышья»

Избранная фильмография:

«Хроника необъявленной революции»;

«Динмухамед Кунаев»;

«Хроники жизни и смерти»;

«Желание света»;

 «Амен Хайдаров. Сказочные хроники».

Источник: Кинопортал «Бродвей»

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Дверь, которую открывает Сим-сим
Реконструируя мифы, чувствуешь себя детективом...
974 0 0
«Ван Гог так похож на папу»
А «Подсолнухи» так и не раскрылись мне...
1577 0 0