просмотров 2168

Кен Драйден: если бы хоккей не появился в Канаде, то его изобрели бы в Казахстане

Опубликовано: 29 Декабря 2017 Автор: Ильяс ОМАРОВ | Астана
Кен Драйден: если бы хоккей не появился в Канаде, то его изобрели бы в Казахстане

В новогоднюю ночь 1976 года советский народ получил тройной подарок. По «ящику» впервые показали концерт звезд зарубежной эстрады, прошла телепремьера фильма «Ирония судьбы, или С легким паром», а под утро состоялась заокеанская трансляция матча самых титулованных хоккейных клубов – московского ЦСКА и «Монреаль Канадиенс».

В то время хоккейные заграничные телетрансляции стали настоящей информационной революцией, которая подогревалась идеологическим содержанием биполярного мира. А ничейный результат матча между ЦСКА и «Монреаль Канадиенс» словно дал старт потеплению «холодной войны».

В Казахстане тоже внимательно следили за ходом этой исторической игры, поскольку в составе армейцев блистал воспитанник усть-каменогорской школы хоккея Борис Александров. Именно его бросок в ворота легендарного голкипера Кена Драйдена помог ЦСКА уйти от поражения. 

В 2017 году этот знаменитый вратарь впервые прибыл в Казахстан, чтобы принять участие в торжественных мероприятиях, посвященных 25-летию установления дипломатических отношений между двумя нашими странами. Несмотря на свой почтенный возраст, Кен Драйден был в отличной физической форме. Невольно в памяти промелькнули воспоминания лучших форвардов НХЛ, которые утверждали: «Забить Драйдену было все равно, что пробить трамвай».

– Какие у вас впечатления от Казахстана?

– Я был в Астане и Усть-Каменогорске. Меня поразила новая ледовая «Барыс-Арена». Казахстан очень похож на Канаду тем обстоятельством, что  у наших стран большая территория, но небольшое население, много природных ресурсов и фанатов хоккея.

– Каковы тенденции в современном мировом хоккее?  

– Ну, например, 50 лет назад практически все лучшие хоккеисты мира являлись канадцами. А сейчас в НХЛ их менее половины. Это что-то невероятное! Вообще, география хоккея за последние десятилетия значительно расширилась. В НХЛ играют даже хоккеисты из Казахстана. У ваших игроков сейчас, как никогда, много возможностей развиваться. Для этого они должны играть против самых сильных соперников. Встречаясь с лучшими командами, казахстанские хоккеисты обретают бесценный опыт, который в будущем поможет им побеждать. Если ваши клубы будут самосовершенствоваться не только на льду, но и за его пределами, то в Казахстане вырастут хоккеисты, которые станут играть на самом высоком уровне. Все предпосылки для этого есть. В Астане я был свидетелем матча, в котором были представлены игроки совершенно разных возрастов. Причем этот матч был очень высокого уровня. А еще я наблюдал, как играют в хоккей маленькие казахстанцы. И поймал себя на мысли, что их спортивные навыки ничем не уступают навыкам сверстников из Канады или Швеции.

– А вот интересно: если бы хоккей не родился в Канаде, то где бы эта игра появилась?

– Если бы хоккей не появился в Канаде, то его наверняка изобрели бы в Казахстане (смеется).

– Кто был для вас примером, когда вы делали первые шаги в хоккее?

– Мой старший брат. Он был вратарем. Естественно, я хотел все повторять за ним. Да, были определенные вещи, которые я не приветствовал, но старался не обращать на них внимание.

– А кто был самым главным соперником клуба «Монреаль Канадиенс»?

–  «Бостон Брюинз», за который играли такие знаменитые хоккеисты, как Фил Эспозито, Бобби Орр, Брэд Парк и Жан Ратель. Этот клуб был своего рода мотиватором для нас. И наоборот. Но мы были чуть лучше их.

– Сколько хоккейных масок вы сменили за время своей карьеры?

– Только две. В первой я играл около трех лет, а затем у меня появилась другая маска, в которой я играл на протяжении всей карьеры.

– Казахстанские фанаты со стажем помнят вас по матчу против ЦСКА, который состоялся в новогоднюю ночь 1976-го. Многие гадают, кто бы выиграл, если бы та игра проходила по современным правилам – с овертаймом?      

– Я прекрасно помню примерно 20 матчей в своей карьере. Та игра в новогоднюю ночь 1976 года – одна из таких. Канадцы считают ее самой лучшей в истории хоккея. Сложно говорить, кто бы тогда победил в овертайме… Но если матч закончился с ничейным результатом, то это дает право обеим командам считать, что эта была величайшая игра.

– Кстати, третью шайбу в ваши ворота забросил Борис Александров, воспитанник усть-каменогорской школы хоккея.  

– Да, Александров забил и установил окончательный счет матча – 3:3. Несмотря на свои 20 лет, Борис был важнейшим игроком ЦСКА. И это несмотря на то что в московском клубе играли такие звезды, как Харламов, Петров, Михайлов, Третьяк и Мальцев. Не буду скрывать: гол Александрова испортил вечер всей Канаде. Но я могу с радостью с этим жить и дальше.  

– После завершения своей славной спортивной карьеры вы ушли в политику. Даже были министром социального развития Канады. Вам пригодились хоккейные навыки?

– Моя вратарская позиция позволяла мне находиться в самой гуще событий. С другой стороны, я был отдален от происходящего, когда моя команда атаковала. Так вот, если вы находитесь в эпицентре событий, то каждой клеточкой своей души чувствуете, что происходит вокруг вас. А когда вы отдалены, у вас есть возможность осмыслить события, которые происходят. Именно поэтому я пошел в политику. Выступая за «Монреаль Канадиенс», я понимал: я занимаюсь тем, что важно не только для меня, но и для многих миллионов людей. И в политике тоже можно очень много сделать для них.

– Как родилась ваша знаменитая поза, когда вы наблюдали за игрой? Ее потом назвали «Мыслитель».

– У меня весьма высокий для вратаря рост. Поэтому когда мои партнеры по команде атаковали или же была пауза в игре, мне нужна была передышка. Но если голкиперы меньших габаритов сгибали коленки или приседали на щитки, то для меня с моим ростом это требовало дополнительных физических нагрузок. Поэтому я ставил вертикально клюшку на лед, скрещивал руки на набалдашнике и клал на них свой подбородок.  

– Наверняка вы знакомы с Николаем Антроповым – самым известным казахстанским хоккеистом НХЛ.

– Да, конечно. С 1997 по 2003 год я был генеральным менеджером хоккейного клуба «Торонто Мэйпл Лифс». В 1999 году тренерский штаб выбрал на драфте Ника Антропова. Но впервые я увидел его, когда он участвовал в мировом чемпионате среди юниоров в Финляндии, когда Казахстан сенсационно обыграл Канаду. Антропов был одним из лидеров той команды, и я его хорошо запомнил.

– Кого бы вы включили в символическую сборную мира по хоккею?

– Среди канадских вратарей я бы выбрал Жака Планта и Патрика Руа, а из европейской школы – Владислава Третьяка и Доминика Гашека. Что касается защитников, то здесь стоит выделить Бобби Орра, Дуга Харви, Дэнниса Потвина и Никласа Линдстрема. А форварды – это, прежде всего, Уэйн Гретцки, а потом Марио Лемье, Горди Хоу и Бобби Халл.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале