просмотров 421

Кто должен готовить в Казахстане специалистов по Поднебесной?

Опубликовано: 04 Марта 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Кто должен готовить в Казахстане специалистов по Поднебесной?
UzNews.uz

Отечественное китаеведение оказалось, мягко говоря, в странном положении. Казалось бы, уже одно соседство с такой страной, как Китай, предопределяет большой и постоянный интерес к ее изучению. А ведь есть еще и важные проекты, реализуемые в рамках казахстанско-китайского сотрудничества! Значит, должно быть и профессиональное сообщество, которое занимается изучением Поднебесной. Сообщество есть, но очень малочисленное. И об этой проблеме в профессиональных кругах говорят не меньше, чем, собственно, об отношениях Китая и Казахстана.

Эта проблема была главной темой «круглого стола» «Китаеведение в Казахстане: состояние и перспективы», проведенного в Алматы экспертным клубом «Один пояс и один путь» и центром китайских исследований China Center. Директор Института международного и регионального сотрудничества Казахстанско-Немецкого университета Булат Султанов так обозначил задачи китаеведения: создать ядро специалистов по Китаю. И это заявление отражает всю серьезность проблемы, коль скоро почти через 30 лет после установления отношений с Китаем для нас до сих пор актуальна задача формирования не широкой среды экспертов, а пока только ее «ядра».

Я очень хотел бы, чтобы наших специалистов приглашали в Китай не для того, чтобы они рассказывали там о ситуации в Казахстане или Центральной Азии, а для участия в дискуссиях по внутренней политике Китая. Это трудная задача, но ее необходимо решать, – заявил Булат Султанов.

Ситуацию обрисовал и Адиль Каукенов, директор центра китайских исследований Сhina Center. Логика соседства и сотрудничества с Китаем дает результаты – Поднебесную обсуждают, проводят много разных конференций по этой теме. Но ни на одной из них не поднимают проблемы китаеведения. Один из ведущих экспертов задался вопросом: а есть ли оно у нас вообще?

В экспертном сообществе даже нет критерия для определения, кто такой китаевед. Таковым себя может называть человек, имеющий опыт жизни в Китае, но не владеющий китайским языком. Специалистов у нас критически мало, а уровень информированности в казахстанском обществе об истории, культуре, ментальности и политических процессах в Поднебесной очень низок. В крупнейших вузах есть факультеты востоковедения, зачастую с кафедрами китаеведения, немало и преподавателей с научными степенями. Но, по словам старейшего казахстанского китаеведа, профессора Клары Хафизовой, академический уровень ощутимо снизился. Впрочем, это касается всей казахстанской науки, заметила она. Приходится ли удивляться, что зачастую работы по Китаю, написанные в Казахстане, опираются исключительно или почти полностью на российские источники?

Известный специалист Татьяна Каукенова, ведущий эксперт центра китайских исследований China Center, рассказала, как провела среди студентов вузов опрос, чтобы выяснить, что они знают о Китае. Каждый пятый респондент не смог назвать ни одного известного китайца. Затем по убывающей шли Конфуций, Джеки Чан и Мао Цзэдун. И лишь один студент назвал нынешнего лидера Китая Си Цзиньпина!

Уровень даже начальной информированности о Китае очень низок: в школьном учебнике по всемирной истории Поднебесной уделяется всего один параграф. Немного информации есть и в учебнике по истории Казахстана, но там рассматривается конфликтный аспект взаимоотношений и, по словам Татьяны Каукеновой, это, скорее, может демотивировать учащихся изучать соседнее государства. При этом базовая тенденция для развития китаеведения благоприятна: опрошенные школьники хотят глубже узнать Китай, а 58% были бы не против после окончания школы продолжить обучение в этой стране.

Ситуацию с нехваткой специалистов, владеющих китайским языком, заметно выправляет сам Китай – в Казахстане работает Институт Конфуция, в КНР учатся около 17 тысяч казахстанских студентов. Но в основном они изучают специальности, связанные с китайским языком и коммерцией.

Насколько они будут полезны для нашей академической науки – это большой вопрос, – говорит Татьяна Каукенова. – Они хорошо знают Китай, но их исследовательские навыки вызывают вопросы. К тому же трудоустроиться с китайским дипломом в наши аналитические структуры им будет сложно. И наконец, как ни странно, многим специалистам сложно стать китаеведами потому, что они не всегда в должной мере владеют родным языком, не важно русским или казахским. Китаевед должен уметь излагать мысли максимально четко и интересно, но этот навык есть не у всех.

Китаеведы не первый год говорят о необходимости создания казахстанско-китайского университета, формировании методической базы и написании собственных учебников, введении в программы колледжей и вузов серьезных объемов изучения китайских истории и культуры. Глубина и тематическая направленность занятий должна определяться уклоном учебного заведения.

Ответ на вопрос «Что делать?» в целом ясен. Но вот кто займется решением проблемы? «Самонастроиться» в нынешних реалиях китаеведение не сможет – в первую очередь для этого нет экономической основы. Что касается участия государства в развитии дисциплины, то, по словам профессора Клары Хафизовой, поддержка есть, но пока только моральная. Получается, что остается одна сторона, способная помогать развитию китаеведения в Казахстане – сам Китай. И он, скорее всего, будет это делать через свои образовательные программы. Но можно ли тогда говорить о формировании независимого, объективного китаеведения в Казахстане?  

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале