Утечка мозгов, дети-роботы и ментальные барьеры. Что мешает развитию хоумскулинга в Казахстане?

Опубликовано: 23 Апреля 2019 Автор: Татьяна КУАН | Нур-Султан
Утечка мозгов, дети-роботы и ментальные барьеры. Что мешает развитию хоумскулинга в Казахстане?
pixabay.com
просмотров 1708

Казахстанские родители просят внести изменения в закон «Об образовании» и разрешить школьникам учиться на дому. В нынешнем законодательстве прямого запрета на альтернативную форму обучения нет, но и норма, предполагающая получение среднего образования вне школьных стен, тоже отсутствует. По словам родителей, такие правовые качели ведут к бесправию семей, выбравших надомное обучение, и в будущем грозят утечкой мозгов из страны.

Жительница столицы Вера Садыкова – одна из тех, кто поддерживает семейную форму обучения. Отстаивая право своей 10-летней дочери учиться вне школьных стен, женщина обила немало порогов высоких кабинетов и даже создала экспериментальный проект дистанционного обучения на базе известной платформы Moodle. Однако программа просуществовала всего три месяца и была спешно свернута чиновниками от образования. Аргумент один – казахстанцы ментально не готовы к популярному во всем мире хоумскулингу.

К слову, семейное образование распространено более чем в 45 государствах. В одних только США насчитывается порядка 2,5 млн детей-хоумскулеров. В Европе домашнее образование развито в таких странах, как Австрия, Венгрия, Италия, Норвегия, Польша, Словакия, Словения, Финляндия, Франция и Чехия. Если говорить о постсоветском пространстве, то хоумскулинг законодательно разрешен в России, Украине, Беларуси, Молдове и близком к нам по восточному менталитету Узбекистане. Почему же тогда Казахстан, стремящийся войти в 30 самых развитых стран мира, оказался не готов к этой прогрессивной идее? Ответ на этот вопрос мы постарались узнать у экспертов и, прежде всего, у Веры Садыковой, ставшей флагманом хоумскулинга в главном городе нашей республики.

Большая переменка

– Вера, когда вы приняли для себя решение, что 1 сентября ваш ребенок не пойдет в школу?

– Эта тема начала меня интересовать два года назад, потому что моя дочь окончила второй класс и к тому моменту поменяла уже две школы и пять учителей. 

3.jpg

– По какой причине вы меняли школы?

– Учителя сами уходили. Был случай, когда учительница пришла в школу, отработала три месяца и ушла в декрет. Дети просто не успевали адаптироваться к требованиям постоянно меняющихся педагогов, потому что у каждого свои особенности, даже тембр голоса. В принципе, дочери всегда учеба давалась достаточно легко. Домашние задания, например, она успевала делать в школе. Стало понятно, что семь-восемь проведенных там часов не используются эффективно. Кроме того, у дочки всегда были «художка», английский, ментальная арифметика. На это уходили выходные дни... Я стала изучать мировые тенденции и заинтересовалась темой семейного обучения. Также я стала смотреть, что есть у нас. Оказалось, в Казахстане это и не разрешено, и не запрещено. Чтобы получить полную консультацию, я пошла в столичную гимназию № 22 и пообщалась с завучем по научной части. Когда мы пообщались, стало понятно, что тема действительно актуальная, и я выступила инициатором создания модели дистанционного обучения. Это такая технологическая платформа, с помощью которой для ребенка открывается учебный кабинет, и он видит все, что ему нужно знать и сдать через СОР и СОЧ (суммативное оценивание за раздел и за четверть. – Авт.), которые у нас сейчас есть. Этот проект мы защитили как эксперимент на научном совете столичного управления образования и после подписали договор со школой № 22, учителя которой должны были удаленно с нами работать.

– Почему учителя этой гимназии пошли вам навстречу?

– Они понимают: когда в классе больше 30–35 человек, невозможно всех точечно охватить и отработать тему на 100%, чтобы ребенок ее понял и усвоил. Когда мы защищали проект, то акцентировали внимание на том, что он предназначен для детей, которые занимаются спортом, творчеством. То есть это дети, у которых много еще чего интересного в жизни, благодаря чему они развиваются. Школа – только часть их жизни. 

Ментальная арифметика

– Проект просуществовал всего три месяца. Почему?

– 5 ноября прошлого года мы должны были стартовать и завести в проект детей с первого по пятый классы. Это первый этап, который мы защитили в рамках проекта, показали график исполнения, и научный совет управления образования его утвердил. В конце октября об этом узнали журналисты, и вышла статья о том, что ура, в Казахстане разрешено семейное обучение. Глава управления образования Ануар Жангозин начал буквально долбить директора школы: как вы разрешили? Хотя на тот момент у нас был приказ о нашем эксперименте за его (!) подписью. Вопрос: или они не смотрят, что подписывают, или не вникают? 

– Чем мотивировал Жангозин необходимость закрытия проекта?

– Он сказал, что законом это не разрешено. Но при этом, повторюсь, мы же не просто так открылись. Мы защитились на научном совете и сделали это на базе школы.

– Директор гимназии получила нагоняй?

– Да, причем у меня был подписан с ней договор без права расторжения до 31 мая 2019 года. То есть, чтобы я понимала, что дети, которые примут участие в проекте, однозначно должны будут его окончить.

4.jpg

– Это именно дети с первого по четвертый классы?

– Это первый этап. Дальше мы должны были завести детей с пятого по восьмой классы. Девятый, десятый и одиннадцатый классы в первый год мы решили в проект не брать, потому что при такой форме обучения у детей должна сформироваться привычка так учиться. А старшеклассники все-таки уже привыкли к другой форме, и они готовятся к экзаменам. 

– Что было дальше?

– Я написала письмо на имя тогда еще министра образования и науки Ерлана Сагадиева и главы управления Ануара Жангозина и спросила: если вы закрываете, то почему, и какие могут быть варианты? То есть мне нужен был диалог с ними, чтобы понять, что делать дальше. К сожалению, от министра на тот момент мы ничего не получили, а с Жангозиным я добилась личной встречи. Он сказал, что Казахстан сейчас не готов к такой форме обучения. 

– Почему не готов?

– Ментально не готов. Я спрашивала: «Ментально не готовы вы, дети или родители? Кто?». У меня на тот момент было 300 заявок, то есть 300 человек как минимум уже были готовы. Более того, я провела в социальных сетях опрос, и более 500 человек мне ответили, что знают тех, кто занимается дистанционно. Одна женщина мне написала, что 18 ее подруг уже забрали детей из школы и отдали в российские учебные заведения на дистанционное обучение. То есть мы сейчас, упуская момент, просто отдаем своих детей. 

Мозги на экспорт

Согласна с Верой Садыковой и глава общественного фонда «Ұлағатты жанұя» Марианна Гурина. На ее взгляд, запрет семейного обучения в Казахстане вынуждает родителей отдавать своих детей в зарубежные школы, тем самым усугубляя проблему утечки мозгов из республики. Ведь, получив дистанционно среднее образование, к примеру, в России, ученик имеет все шансы поступить и в вуз соседней страны. По словам Марианны Гуриной, есть и такие случаи, когда в погоне за хоумскулингом родители объявляют своего ребенка инвалидом, которому такая форма обучения необходима «по здоровью».

6.jpg

– Не так давно предыдущий министр образования Сагадиев в ответ на мой вопрос по поводу домашнего образования сказал: «Я понимаю, что это нравится многим, но если мы дадим такое разрешение, дети перестанут ходить в школы», – говорит она. – На что я ответила: «Тогда школы разгрузятся и работать станет проще». Он не согласился.

Изучив международный опыт, Вера Садыкова пришла к выводу, что на семейную форму обучения перейдут не более 2–3% казахстанских детей. Более того, будь эти ученики закреплены за той или иной отечественной школой, учебное заведение по закону имело бы право получать за них подушевое финансирование. Но увы и ах. После закрытия проекта Вера закрепила свою дочь за школой экономики и права в Санкт-Петербурге:

– У нас есть договор, график сдачи экзаменов. В начале апреля она полностью окончила программу четвертого класса. Причем она не торопилась. Технологически все возможно – и по темпу, и по наполнению информацией. То есть сейчас детям нет необходимости столько времени тратить на хождение в школу. 

– Минусы в домашнем обучении вы видите?

– Изначально мы говорили, что будем тестировать… родителей. Я считаю, что один из основных минусов может быть в том, что родители не будут включены в этот процесс. Все-таки это система, и ребенку надо помочь ее выстроить и правильно контролировать. Но здесь контроль должен быть не с позиции подавления, а с позиции партнерства. Сейчас как все устроено? Родители подводят ребенка к школе, он заходит, дверь закрывается и все –дальше ответственность несет учебное заведение. А тут все по-другому: от начала и до самого конца вы участвуете в этом процессе вместе с ребенком.

Учиться, чтобы жить

По мнению инструктора прикладного образования Асемгуль Жарасовой, одна из бед современной школы в том, что детей в ней… не учат учиться. Отсюда и нелюбовь к урокам, и плохие оценки, и даже последующие неудачи во взрослой жизни.

PHOTO-2019-04-23-14-29-02.jpg

– Я, как мама, хотела бы своего ребенка с раннего периода приучать к самостоятельной работе, потому что взрослая жизнь предполагает постоянное непрерывное образование, – рассуждает Асемгуль. – Если у ребенка нет такой привычки, он просто потеряется. Как перелопатить огромное количество информации и выбрать из нее то, что нужно для решения определенной задачи? Ведь от взрослого человека требуется результат… Мы же для жизни должны обучать ребенка, а не для того, чтобы определенный период жизни он провел где-то, а потом всю оставшуюся жизнь был неуспешен. У него должны быть успешные навыки, и один из них – это способность к самообразованию. Не умеешь учиться, у тебя просто нет будущего.

– И как же научиться учиться?

– Дело в том, что процесс познания связан с поглощением большого количества информации. Надо уметь работать с информацией и сделать так, чтобы она была не просто зазубрена, а принята, понята и потом уже осмысленно запомнена, чтобы дети могли ее применять. Сегодня эта цепочка не сохраняется, и получается, чтобы сдать экзамен, детям приходится зазубривать. Естественно, они не понимают, зачем им это и как относится к жизни, то есть инструктажа нет. Это все равно, что бросить ребенка в бассейн – как хочешь, так и выплывай. Обычно выплывают те дети, у которых от природы хорошая память. А есть дети, которые не могут запомнить то, что они не поняли. Такие дети, как правило, остаются за бортом.

– А есть хронические бездари и лодыри, которых невозможно научить учиться?

– Абсолютно все дети способные. Дети, которым от семи до девяти лет, еще живые, могут высказывать свое мнение, поспорить. Чем старше они становятся, тем больше превращаются в «роботов».

Чаяния отчаяния

По словам Веры Садыковой, на сегодняшний день к ней обратились уже более 580 родителей, не желающих, чтобы их чада превратились в тех самых «роботов». Вера в свою очередь рассказала о проблеме депутату мажилиса Ирине Смирновой, известной по многолетней работе в качестве директора одной из алматинских школ. Мажилисвумен чаяния Садыковой поддержала и в декабре прошлого года организовала встречу с вице-министром образования и науки Эльмирой Суханбердиевой.

5.jpg

– Речь зашла о том, что надо создать рабочую группу, все подготовить, чтобы мы потом показали это министру. Тогда этот пост занимал Сагадиев, – вспоминает Вера.

В январе, со слов Садыковой, прошли встречи с руководством и ответственными специалистами департамента дошкольного и среднего образования Минобразования. Женщине даже предложили разработать проект регламента, описывающего права, обязанности и организационный процесс обучения детей на дистанционной основе. Однако после смены министра, сетует Садыкова, дело вновь застопорилось:

– Мне стали говорить: не сейчас, не до вас, не до того… Мы решили написать официальный запрос новому министру (Куляш Шамшидиновой. – Авт.), чтобы понять, что делать дальше.

К слову, в крупных городах родители берут инициативу в свои руки, не дожидаясь законодательных подвижек. К примеру, в Алматы уже действуют три семейных учебных заведения. В одном из них дети учатся в разных онлайн-школах, но находятся в одном здании. До обеда они смотрят видеолекции, делают уроки или пишут контрольные работы. А после обеда детвора занимается творчеством, спортом и просто общается друг с другом.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале