Есть ли жизнь у барса?

Опубликовано: 14 Октября 2017 г. Автор: Татьяна КУАН | г. Алматы
Есть ли жизнь у барса?
WallpapersCraft
просмотров 2563

Страны, на территории которых все еще обитают снежные барсы, подписали декларацию о защите этих краснокнижных животных. Сразу 12 государств обязались совместными усилиями поддерживать популяцию ирбисов на своих территориях и охранять ареалы их обитания. Для этого нашей республике необходимо изменить законодательство, считают экологи. Ведь сегодня оно работает не на благо, а во вред четвероногому символу Казахстана.

Сегодня снежные барсы проживают на территории 12 стран: Казахстана, Афганистана, Бутана, Китая, Индии, Кыргызстана, Монголии, Непала, Пакистана, России, Таджикистана и Узбекистана. В дикой природе насчитывается всего 6 500 особей, при этом в предгорьях Алматы их осталось всего около 60. Зоологи называют несколько факторов, мешающих восстановлению популяции этих исчезающих животных.

Так, по словам заместителя директора Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия Сергея Скляренко, если раньше главной угрозой для ирбисов были браконьеры, то теперь – активная застройка предгорных районов.

8i6ka8o904jisEN6gp9ziVqdIhBXpq.jpg

– Выхватывание даже кусочка из места обитания барса уже разбивает ареал в целом, и популяция становится менее устойчивой, – отметил он. – Вторая угроза – сокращение кормовой базы.

Главным «блюдом» в меню ирбисов всегда были горные козлы. Они, как и барсы, охраняются государством, но сберечь этих копытных удается не везде. По словам Скляренко, большинство наших гор входят либо в охранные зоны, либо в охотничьи угодья. Но если в первом случае за сохранность популяции горного козла отвечает закон, то во втором – только личная заинтересованность владельцев охотхозяйств. Среди них есть добросовестные, а есть и те, кто заботится только о сиюминутной выгоде.

Выход из ситуации глава экообщества «Зеленое спасение» Сергей Куратов видит в ужесточении отечественного законодательства. По его словам, законы вроде бы есть, но они не работают. В частности, в изменении нуждается закон «Об особо охраняемых природных территориях».

7BAADA9F-E94A-4734-9FFC-4C90FFD8D492_w1023_r1_s.jpg

– Он не отражает требований международных конвенций, которые были заключены Казахстаном по сохранению биологического разнообразия, редких и исчезающих видов животных, – пояснил Куратов. – То есть, в закон должны быть включены нормы, которые обеспечили бы соблюдение этих конвенций на территории нашей страны. Ведь в Конституции четко сказано, что международные документы, ратифицированные республикой, имеют приоритет перед национальным законодательством. Однако на деле мы видим обратное.

По мнению эколога, ярким примером несоблюдения Казахстаном международных конвенций является ситуация в Иле-Алатауском национальном парке. Его территория застраивается настолько интенсивно, что через несколько лет обитающим там животным будет попросту негде жить.

– Более 51% территории Иле-Алатауского национального парка включено в зону ограниченной хозяйственной деятельности, – говорит Сергей Куратов. – Возникает вопрос: а оставшейся территории, которая пока еще входит в зоны экологической стабилизации и заповедного режима, достаточно для того, чтобы снежному барсу было, где найти пропитание? У меня большие сомнения на этот счет. Наш бизнес все время говорит о развитии туризма. Но ведь снежный барс – это и есть одна из самых привлекательных особенностей наших гор. Его сохранение как раз и могло бы повлиять на то, чтобы сюда приезжали путешественники. Но для этого не надо строить в горах многочисленные автомобильные дороги, рестораны и горнолыжные курорты. Это разрушает места обитания ирбисов, и они уходят все дальше и дальше. То есть, нынешний закон не обеспечивает защиту и сохранение снежного барса на территории Казахстана.

Кок-Жайляу-строительство-подстанции-15-августа-2015-года.jpg
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале