просмотров 500

Немецкий эколог Томас Хельм посетил Актобе

Опубликовано: 02 Августа 2019 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
Немецкий эколог Томас Хельм посетил Актобе
Томас Хельм / ©ЭК/Владислав КОЖУХАРЬ

Немецкий эколог Томас Хельм посетил Актобе, чтобы поделиться опытом Германии в решении проблем, связанных с защитой окружающей среды. Однако, ознакомившись с актюбинскими реалиями, он понял, что эти методы тут неприемлемы…

Весь мусор в гости будет к нам

Проблему с бытовым мусором в Германии решили всего за шесть лет. Если в ФРГ она остро никогда не стояла, то в ГДР ситуация складывалась удручающе. Вся проблема состояла в несовершенном законодательстве, и восточногерманским любителям мусорить ничего не грозило. После падения Берлинской стены власти объединенной Германии внесли в закон поправки. Теперь за мусор полагается огромный штраф, а все вырученные средства уходят на развитие мусороперерабатывающей индустрии. Причем виновник еще должен возместить нанесенный ущерб и убрать грязь за свой счет – власти не делают никаких исключений. Чувствительный удар по кошельку ждет и простого прохожего, бросившего фантик мимо урны, и крупное предприятие, обеспечивающее работой тысячи немцев.

К концу 90-х, когда у граждан выработалась привычка не сорить на улице, стало ясно, что складировать отходы на полигоне не только вредно для природы, но и нерентабельно. Власти решили строить мусороперерабатывающие заводы. Это пока лишь экспериментальные образцы, но практика показала, что идея отличная. Мусор на таком предприятии сжигается, но специалисты считают, что это слово не совсем корректно. Точнее будет сказать, что отходы подлежат термической обработке в замкнутом помещении, и дым при этом в воздух не попадает. Тепло от отходов при этом не пропадает, а идет на отопление домов. Другими словами, жители городка, где расположен мусороперерабатывающий завод, сортируя отходы, обеспечивают себя дешевым топливом.

По мнению председателя правления Ассоциации экологических организаций Айгуль Соловьевой, тоже приехавшей в Актобе, немецкий опыт поможет актюбинцам не только сделать город чище, но и обогатить регион. Дело в том, что в Европе утилизация мусора – очень дорогое удовольствие. У нас же благодаря инвестиционным программам и недорогой рабочей силе можно строить настолько мощные предприятия, что мусор нам станут поставлять из Европы, доплачивая за его утилизацию. Ведь там сжечь тонну мусора стоит в среднем 100–200 евро. В Казахстане же эта процедура будет стоить не больше 20 долларов.

Луна-парк вместо шахты

Если проблему с мусором в бывшей ГДР решили всего за шесть лет, то с главным экологическим кошмаром Германии власти борются уже более трех десятилетий. Речь идет об угольных шахтах Рурского бассейна. Уголь там добывали несколько столетий, и все это время рурские шахты считались очень важными объектами в экономике Германии. Вокруг шахт и металлургических предприятий вырастали моногорода, а сама индустрия обеспечивала высокооплачиваемой работой тысячи граждан.

немец2.jpg

Сейчас шахты закрыты, здоровье народа для властей оказалось выше прибыли. Более того, к 2038 году Германия планирует полностью отказаться от использования каменного угля. На смену ему придут атомные электростанции и альтернативные источники энергии. Любопытно, что закрывшиеся шахты до сих пор приносят доход. Немцы здраво рассудили, что невыгодно бросать огромные, на века построенные помещения, и превратили шахты в развлекательные центры. Прогуляться под землей разрешается совсем недалеко и не везде. Зато в надземных помещениях открыты рестораны, музеи, кинотеатры, ночные клубы и даже луна-парки. Кроме того, для школьников и студентов там регулярно устраиваются познавательные экскурсии, посвященные истории угольной промышленности Германии.

Хотели как лучше

Металлургические же предприятия работают в прежнем режиме, но все оборудование там сильно модернизировалось. Если раньше дым выбрасывался в атмосферу и в ближайших городках дышать было невозможно, то сейчас в небо уходит только чистый пар. Города-спутники тоже стали чище. Закопченные бараки всего за несколько лет сменились яркими домиками, а вместо грязных пустырей разбили клумбы, парки и скверы.

немец1.jpg

Окрестности тоже не остались без внимания. Отравленные водоемы вычистили, голую землю покрыли дерном, и там, где раньше можно было прогуливаться лишь в костюме химзащиты, сейчас устраивают пикники.

Тем не менее власти Германии считают этот проект не слишком удачным и нуждающимся в многолетней доработке. Дело в том, что, несмотря на все старания, полностью побороть безработицу в моногородах не удалось. После закрытия шахт города-спутники ожидала та же судьба, что и актюбинскую Алгу в 90-х. Все жители, так или иначе, имели доход лишь благодаря шахтам. Создание рабочих мест в развлекательной сфере, а также в сфере очистки и благоустройстве города и пригорода позволило сохранить процент безработных на том уровне, который был до закрытия шахт, а не могли трудоустроиться там целых 0,8% жителей. Инвестиции должны были полностью обеспечить рабочими местами всех желающих, с учетом наемной силы из других стран и регионов. Моногорода до сих пор считаются экономически неблагополучными, и специалисты из Германии настоятельно советуют избавиться от этого явления и в Казахстане.

Осторожно, двери закрываются

Такую острую для Актобе проблему, как общественный транспорт, в Германии тоже решили довольно быстро. Ведь она имеет прямое отношение к экологии. Собственно, сейчас в немецких городах вообще не существует проблемы с общественным транспортом, но люди все чаще пользуются личным автомобилем – следовательно, количество выхлопов в атмосферу повышается. Избежать этого можно, сделав автобусы привлекательнее для горожан. Если в автобусе можно доехать до работы так же быстро, как на машине, и при этом не тратить время на парковку, то зачем лишний раз выгонять из гаража «железного коня»? Поэтому автобусное сообщение в небольших городах Германии организовали по принципу метрополитена. Маршруты пересмотрели так, что появилась система пересадок. Теперь нет необходимости дожидаться нужного автобуса. Пересев на узловой станции, добраться до точки назначения можно гораздо быстрее. Кроме того, автобусы ходят точно по расписанию, с интервалом не более чем 5–10 минут.

Здесь вам не там

Тем не менее у немецкого опыта есть нюанс, который делает его воплощение в Актобе невозможным.

Наверное, я единственный, кто скажет вам правду. Я не политик, мне не нужны голоса на выборах, – говорит Томас Хельм. – Вы в Актобе очень мало платите за мусор. За такие деньги ни одна компания по вывозу мусора не сможет добросовестно выполнять свои обязанности. У нас же есть правило, в котором говорится, что компания не имеет права устанавливать цену за утилизацию мусора меньше, чем на сумму, утвержденную государством. Поднимать тариф можно, снижать нельзя. Если тариф будет меньше установленного, то компании придется на чем-то экономить, а это скажется не лучшим образом для окружающей среды.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале