• USD 375.5
  • EUR 426
просмотров 1656

Деспот 23 года терроризировал бывшую жену. О чем рассказывают женщины, обратившиеся в Центр семьи

Опубликовано: 13 Ноября 2018 Автор: Илья МИЛЛЕР | Семей
Деспот 23 года терроризировал бывшую жену. О чем рассказывают женщины, обратившиеся в Центр семьи
madamenoire.com

В Семее работает общественный фонд, занимающийся защитой материнства и детства, а также решением проблем института семьи в целом. Он так и называется – Центр семьи.

Год назад на заседании национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при президенте работу фонда было рекомендовано тщательно изучить и внедрить в других регионах страны. И это неудивительно, ведь за свою десятилетнюю историю фонд аккумулировал колоссальный опыт в деле укрепления семейно-бытовых отношений и практической реализации казахстанской концепции семейной и гендерной политики. Необходимость создания Центра семьи была продиктована самой жизнью.

4.jpg Моя профессиональная деятельность была связана с неправительственными организациями, касалась вопросов семейных отношений, гендерной политики, – вспоминает президент Центра семьи Жанна Жибраева. – Люди обращались со своими проблемами, и так появилась идея создать фонд, который целенаправленно занимался бы исключительно институтом семьи. Собравшись с единомышленниками, мы основали этот фонд, который первое время функционировал на волонтерской основе. И сегодня волонтеры по-прежнему активно вовлечены в его работу.

Название общественного фонда говорит само за себя. Здесь занимаются решением всех проблем, которые могут случиться как в семье, так и с отдельными ее членами. Основная целевая аудитория фонда – это люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, будь то многодетные и неполные семьи или подростки с девиантным поведением. Каждому, кто пришел сюда со своей бедой, идут навстречу.

Наша задача не осудить человека, а принять его с имеющимися проблемами и постараться решить их комплексно, довести до логического завершения ту или иную ситуацию, – говорит исполнительный директор фонда Людмила Асташкина. – Обратившиеся к нам могут бесплатно получить все необходимые консультации и помощь.

Практика показывает, что очень часто нашим гражданам бывают нужны квалифицированные юридические услуги. Как отмечают в фонде, этому немало способствует сложившийся в обществе правовой нигилизм, особенно заметный в сельской местности.

2.jpg Люди элементарно не знают своих прав, не знают, куда им обращаться за той или иной справкой или услугой, – констатирует Людмила Асташкина. – В результате некоторые годами не получают гарантированные им пособия и выплаты. Государственные программы в Казахстане очень хорошие и толковые, но население просто не умеет ими пользоваться.

– Правовая неграмотность приводит к тому, что человек ходит от одной инстанции к другой, стучится в разные двери, но ответа не получает. Так он оказывается у нас, – подключилась к разговору юрист фонда Руфия Омирбаева. – К примеру, женщины нередко обращаются по вопросам выплаты алиментов: «Помогите собрать документы, написать заявление». Естественно, первым делом мы изучаем ситуацию в семье, спрашиваем: «Почему вы разводитесь, что к этому привело?».

Надо сказать, что сотрудникам фонда не впервой мирить пары, чей «семейный кораблик» вдруг начал дрейфовать. Одни приходят сюда сами, других направляют прямиком из зала суда, после того как они подали иск на расторжение брака.

Зачастую люди не видят элементарных вещей. И вроде бы решение лежит на поверхности, однако им бывает тяжело самостоятельно к нему прийти, – объясняет психолог фонда Николай Лылык. – К примеру, чтобы в одной из семей воцарилась идиллия, достаточно было элементарно распределить обязанности между супругами. Бывает и так, что приходится учить женщин быть умнее и хитрее, а мужчин – уметь находить компромиссы и где-то уступать своей спутнице. 3.jpg

Психологическая работа не ограничивается одними лишь консультациями. Большую часть времени психолог Центра семьи проводит на выездах: разговаривает с населением о семейных ценностях, профилактике суицида и на другие актуальные вопросы. Другой пласт работы – диагностика. Ее проводят, когда люди обращаются непосредственно в фонд, чтобы установить причину той или иной проблемы, которая, как правило, кроется во взаимоотношениях в отдельно взятой ячейке общества.

Мама привела сына с жалобами: перестал слушаться, в школе на него начали обращать особое внимание, – приводит пример психолог. – Во время диагностики выяснилось, что отец никакого участия в воспитании ребенка не принимает. В дальнейшем работа будет вестись уже с ним.

Наиболее сложной и многоплановой является коррекционная работа, результат которой зависит не только от времени и усилий, но и от личного желания человека исправить сложившуюся ситуацию.

В течение нескольких месяцев мы работали с мужчиной, страдавшим от игромании, – продолжает Николай Лылык. – Весь семейный бюджет он спускал на азартные игры. В результате его уволили с военной службы, от него отвернулась семья. Сегодня можно сказать, что нам удалось побороть его пагубную зависимость. Мы поддерживаем с ним контакт – человек уехал к возлюбленной в село, ведет свое хозяйство и доволен жизнью.

Удивительно, что в XXI веке одной из распространенных проблем у казахстанцев остается... отсутствие прописки и документов.

Недавно инспекторы ювенальной полиции привели к нам многодетную мать, которая уже 20 лет живет без документов, – говорит Руфия Омирбаева. – Женщина просто «повисла в воздухе», ее детям не выплачиваются пособия. А ей это и не надо – она пьет. И, к сожалению, таких женщин сегодня много. Другие и рады бы получать пособие, но по разным причинам отсутствует прописка. Помогаем и им. Надо отдать должное: когда сотрудники Центра семьи куда-то обращаются, им никогда не отказывают.

К примеру, жительница Семея, оставшаяся с тремя маленькими внуками на руках, с помощью фонда обрела свой угол. Хотя до этого ей казалось, что жизнь пошла под откос – сначала умерла сноха, следом – сын, съемную квартиру попросили срочно освободить. Центр семьи обратился с письмом к депутату гормаслихата, на участке которого проживала женщина. Народный избранник нашел ей комнату в общежитии, сделал там ремонт. А общественники еще и похлопотали о переводе ребятишек в новую школу.

При Центре семьи также функционирует кризисный центр для жертв бытового насилия. Этот проект реализуется на средства государственного социального заказа по линии управления координации занятости и социальных программ ВКО. Здесь содержатся женщины и дети как пережившие домашнюю тиранию, так и те, в отношении которых угроза насилия сохраняется до сих пор. Кроме бесплатного крова и питания, на протяжении шести месяцев пострадавшим от бытового насилия оказывается весь комплекс необходимых услуг – медицинских, правовых, психологических.

Среди так похожих друг на друга жизненных драм подопечных кризисного центра порой встречаются случаи, выходящие из ряда вон. К примеру, одну женщину бывший муж терроризировал в течение... 23 лет после развода! Сотрудники фонда в первый раз встретились с нею, избитой и запуганной, в больнице, куда та попала после очередного общения с бывшим супругом.

Официально пара состояла в разводе более 20 лет. Все это время мужчина держал в страхе своих бывших жену и тещу. Заявлялся домой и вытворял буквально все что хотел. Наверное, потому что чувствовал свою безнаказанность. Куда женщина только ни обращалась, однако управы на него не находила, – рассказывает Людмила Асташкина. – У бывших супругов была старшая взрослая дочь, которая уже успела подарить им внука. А младшая четырехлетняя девочка появилась на свет в результате изнасилования.

На первых порах доморощенного тирана пытались вразумить, однако он и не думал менять годами выработанную модель поведения. Когда же женщину с дочкой поместили в кризисный центр, самодур попытался вычислить их местонахождение, организовав за сотрудниками фонда слежку. Да так, что им пришлось уходить от погони! На этом экшн не закончился. После он предпринял попытку запугать общественников. Для этого деспот привел в офис Центра семьи своего ранее судимого знакомого, который без объяснений принялся снимать всех вокруг на камеру сотового телефона. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы общественники не обратились в Генеральную прокуратуру.

Буквально на следующий день нас принял областной прокурор, и дело сдвинулось с мертвой точки. Дебошир подался в бега, однако его все равно задержали, – вспоминает Жанна Жибраева. – Когда мужчину привели в наручниках, то было видно, что человек впервые серьезно напуган. В конечном итоге угнетатель предстал перед судом. Бывшую семью он больше не беспокоит. Но мы до сих пор вспоминаем всю эту историю с содроганием.

Вообще, во время разговора с представителями Центра семьи у меня сложилось впечатление, что им совершенно неинтересно смотреть сериалы. Психологи, юристы, социальные работники и волонтеры сами могут рассказать десятки, а то и сотни невыдуманных жизненных историй, которые дадут фору любой мыльной опере или бульварному роману. При этом перипетии реальной жизни зачастую бывают намного интереснее самого лихо закрученного художественного сюжета.

Одна женщина пришла к нам в положении и с маленьким ребенком на руках. Случилось так, что она жила с одним, а забеременела от другого. В итоге ее не приняла ни старая, ни новая семья, – вспоминает Людмила Асташкина. – Она пошла к своему отцу, но и тот наотрез отказался ее впускать. Вдобавок мужчина крепко пил. Мы подключили участкового инспектора, переговорили с родителем, общими усилиями помирили их. Недавно созванивались. Так вот, отец прошел курс лечения от алкоголизма, они начали дома ремонт. Вообще нам приятно, когда те, кому мы когда-то помогли, остаются с нами на связи, рассказывают, как у них идут дела. Люди знают, что Центр семьи – это их второй дом, куда они в любое время могут прийти и с печалью, и с радостью.
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале