просмотров 1042

Детский ад

Опубликовано: 25 Мая 2018 Автор: Виктория ЛЯХОВА | Актобе
Детский ад
pixabay.com

Мама скончавшегося от рака мальчика добивается, чтобы в Актобе построили хоспис для онкобольных детей. Сейчас мамам умирающих деток приходится вымаливать у врачей обезболивающие лекарства.

Мне тяжело вспоминать, как Никите пришлось бороться с болью, – говорит Нина Чуприна. – Умирая в муках, он просил, чтобы ему сделали какой-нибудь укол, чтобы не было так больно. Но в наших детских больницах не предусмотрены обезболивающие препараты для онкобольных детей на последних стадиях заболевания. Для них вообще ничего не предусмотрено!

Жизнь Нины Чуприной изменилась в декабре 2015 года, когда у ее сына диагностировали злокачественную опухоль. Актюбинские врачи отправили мальчика в Алматы, где Никита перенес восемь курсов химиотерапии. Затем последовали операция и еще 27 недель химиотерапии. В декабре 2017 года Никите опять стало плохо. Мальчика доставили в реанимацию, а маму предупредили, что его нужно санавиацией снова направить в Алматы.

Никита был в очень тяжелом состоянии, но никому не было дела до того, как он доберется до алматинской клиники, – вспоминает безутешная мать. – Откликнулись алматинские и актюбинские волонтеры, они нам и помогли купить билеты на самолет.

В Алматы Нине объяснили, что врачам нужно время, чтобы понаблюдать за состоянием Никиты. Но спустя некоторое время маме и сыну просто заявили, что они могут отправляться домой «доживать». Женщина с ужасом вспоминает эти слова. Никто не побеспокоился о том, как задыхающийся ребенок, которому удалили одно легкое, доберется до самолета, как перенесет перелет, кто ему поможет, если станет плохо. И тут вновь помогли волонтеры. Они, как и мама Никиты, уверены, что врачи просто упустили драгоценное время.

Мы подняли на уши ребят, которые организовали для Никиты лечение в Индии, но было поздно. Нашего мальчика не стало, – говорит, еле сдерживая слезы, волонтер Шолпан Калиева.

К слову, известный актюбинский волонтер Екатерина Голотина писала в облздрав и депутатам парламента с просьбой открыть в городе хоспис для онкобольных детей, где будет оказываться специализированная помощь.

Как объяснить маме задыхающегося ребенка, что в бюджете просто нет денег на то, чтобы ему помочь? – вопрошает она. – А на что они тогда есть? Выделяют миллионы на новые программы, которые делают жизнь людей интереснее, но нет 850 тысяч тенге на кислородные концентраторы, чтобы помочь дышать пяти больным детям…