Главное кладбище Тараза под угрозой закрытия

Опубликовано: 08 Апреля 2021 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Тараз
Главное кладбище Тараза под угрозой закрытия
© Ольга ЩУКИНА
просмотров 3796

Причина до банального проста: на таразском кладбище «Зеленый ковер» закончилась земля. Хотя рядом травой и джингилом зарастают пустующие территории землепользователей.

Захоронения уже подошли к границе кладбища и даже местами перешли ее. А началось все летом прошлого года, когда в Таразе бушевала пандемия. 

В июле раз в десять увеличилось количество похорон, – рассказывает директор ТОО «Специализированные ритуальные услуги», в ведении которого находятся городские кладбища, Кадырхан Абдуллаев. – Покойников везли и везли. Если обычно мы производим по три-четыре захоронения в день, то в тот страшный месяц число ежедневных похорон достигало 30 и выше. Представляете, сколько земли на это нужно? Кладбище стало стремительно разрастаться. И когда оно подошло к своим границам, я обратился к заместителю акима Тараза Асхату Есеналиеву, что, мол, мне делать, поскольку дальше начинаются земли Жамбылского района и арендаторов. Земли, надо сказать, пустующие и неиспользуемые. Есеналиев тогда мне ответил: «Вы правильно поступаете, в час беды горожанам надо помогать. Хороните, оформим потом». Понятно, что всем тогда было не до юридических вопросов: люди болели и умирали, мы только и успевали рыть могилы… И вот теперь, когда волна эпидемии прошла, мы получили судебный иск от одного из арендаторов неиспользуемых земель – гражданки Еламановой. Что нам делать дальше, я не знаю. Придется, наверное, закрывать кладбище. Но где тогда хоронить?

Вообще-то этот вопрос назрел не вчера и даже не прошлым летом. Дирекция кладбища при поддержке этнокультурных объединений уже обращалась к руководству области с просьбой о прирезке новых участков к кладбищу «Зеленый ковер». Но все обращения пересылались в акимат Жамбылского района, а там даже слышать не хотели о том, чтобы поделиться землей. Вот и в последний раз не далее как в марте Кадырхан Абдуллаев побывал на приеме у акима Жамбылского района Сакена Арубаева и услышал вежливый отказ. Дескать, такая землица нужна самому…

2.JPG

И тогда этнокультурные объединения уселись за «круглый стол», чтобы сообща подумать, как жить дальше и как умирать. На разговор позвали руководство акиматов области, Тараза и Жамбылского района, а также маслихатов и городской прокуратуры. Правда, пришли руководители отделов и представители.

Мы пригласили вас, чтобы обсудить наиважнейший для нашего города вопрос: как спасти кладбище, над которым нависла угроза закрытия, – открыла «круглый стол» ветеран Русской общины Жамбылской области Светлана Чаутина. – И если мы сегодня его не решим, если кладбище прекратит свое существование, то не пройдет и полгода, как оно будет разграблено. А это могилы наших близких и всех тех, с кем связана история областного центра, его становление, развитие. Мы просто не имеем права предать наших предков. На 109 гектарах этого кладбища находятся более 250 тысяч захоронений – считайте, целый город, – подхватил директор кладбища Кадырхан Абдуллаев. – И у этого «города» есть своя инфраструктура – это дорожки, колонки, мусорные контейнеры. Здесь здание администрации, часовня, морг, залы для прощания и поминок, точки торговли ритуальными принадлежностями, тут же расположены мастерские по изготовлению памятников. Не так-то просто перенести все это в другое место. Да и нет в Таразе других мест. Мусульманское кладбище на Тектурмасе вряд ли можно рассматривать в качестве основного – всем известно, как сложно копать в преобладающей там горной породе. И правильно заметила Светлана Чаутина: стоит только уйти, как сюда набегут вандалы. Даже сейчас, когда мы здесь, когда охрана осуществляется днем и ночью, и то они постоянно грабят могилки, унося металлические части. Я сам лично поймал и сдал в полицию более 300 вандалов. Правда, мало кто из них получил наказание, но это уже другой вопрос. А что будет, если нас здесь не окажется? Разнесут все! Тем более что при существующем законодательстве наша полиция перед кладбищенскими ворами бессильна. Но есть решение вопроса: прирезать к территории кладбища смежные земли. Ведь не в разных государствах живем. Земля наша, казахстанская. И я не понимаю, почему, если там землю не используют, а здесь в ней острая необходимость, то не передать ее нам?!

– Если бы это была наша земля, давно бы уже передали, – вздохнула руководитель юридического отдела акимата Тараза Гульшат Айтбаева. – Но земля принадлежит частникам…

После этого в разговор вступил руководитель отдела земельных отношений Жамбылского районного акимата Беркинбек Бижигитов. Он принес с собой карту района и, демонстрируя ее, принялся долго объяснять, почему невозможно осуществить передачу земли. Главным образом, потому что по генеральному плану района на этих землях предусмотрен жилой массив.

– А нельзя ли внести изменения в генплан? – поинтересовался старший прокурор городской прокуратуры Нурсултан Нурымбетов.

Тут слово взял заведующий сектором отдела земельных отношений горакимата Гани Усибалиев. Но поехал куда-то не в ту степь.

– Заход кладбища на чужую территорию – уже не первый факт захвата земли в Таразе. Когда же мы научимся соблюдать закон? – начал он. – Можно ли сейчас рассуждать на тему передачи земли, тем более что это целая процедура, рассчитанная не на один год, когда у меня на руках исковое заявление в Таразский городской суд? И пока суд не состоится, мы не имеем права даже обсуждать этот вопрос!

Разия Кушакова.JPG А вы нас не пугайте, – парировала правозащитница Разия Кушакова. – Вообще странно, что вы, государственный служащий, выступаете не в защиту горожан, а в интересах частного лица. От иска как-нибудь отобьемся. Здесь другой иск может возникнуть. Сейчас в Казахстане очень остро стоит вопрос нерационального использования земель, работает мониторинговая группа, выполняя поручение президента страны Касым-Жомарта Токаева о перераспределении неиспользуемых участков. В 2015 году акимат Тараза выделил землю в аренду гражданке Еламановой с целевым назначением «для обслуживания зданий и сооружений». Где на этом пустыре здания и сооружения? Городские власти имели право изъять земли за нецелевое использование? Имели. Почему не воспользовались этим правом? Земельный кодекс также дает право изымать государственные земли в общественных интересах при эпидемиях и в чрезвычайных ситуациях. А разве у нас не такой случай? Так что еще не поздно подать встречный иск.

– Да, государство в интересах общества имеет право изымать земли, – заметил председатель Жамбылского областного общества греков Георгий Буюкиди.

На «круглый стол» также были приглашены духовные лица. Их тоже попросили высказаться по теме.

– Я родился и вырос в этом городе, и мне небезразлична судьба кладбища, где похоронены в том числе и мои близкие, – сказал протоиерей храма Успения Божией Матери отец Петр. – Для христианина кладбище – это место, где покоятся усопшие, дожидаясь второго пришествия Иисуса Христа. То есть это очень значимое и святое место. Ни красоты телесной, ни богатства мы с собой на тот свет не унесем. А вот свои поступки берем с собой. Я не юрист, но думаю так: надо искать компромисс в данном вопросе. И дай бог всем здоровья и мудрости на этом пути. А кладбище необходимо сохранить.

Священника Русской православной церкви поддержал его духовный коллега – заместитель имама мечети Хибатулла ат-Тарази Галымбек Жапек:

– Все мы гости на этой земле, и за наши добрые дела воздастся Аллахом. Так, может, землепользователи пожертвуют эту землю для кладбища в качестве садака? 

Неожиданно к столу подошла замдиректора кладбища Камарсулу Жангазиева. Она сидела чуть поодаль и внимательно всех слушала.

Скульптуры с разбитыми лицами и исчезнувшие могилы. Что происходит на Центральном кладбище Алматычитать подробнее

– Дорогие приглашенные участники, я хочу обратиться к вам, – взволнованно произнесла Камарсулу. – Вы на время забудьте, что вы – чиновники. Просто будьте людьми и послушайте свое сердце. Не надо ходить кругами, искать юридические зацепки, чтобы уйти от вопроса. Проблему надо решить и как можно скорее. Нам, правда, негде уже хоронить.

То ли пронзительные слова женщины проникли в души, то ли подействовал скрытый укор духовных лиц, но случилось неожиданное. С места встал председатель КХ «Амангельды» Касымхан Канаев:

– Есть такая притча. Спорили два человека, один говорил: «Это моя земля», другой: «Нет, моя». А земля тихо прошептала: «Все вы мои…». Поэтому правильно здесь было сказано: деньги, богатство никто из нас на тот свет не заберет. Я хочу безвозмездно передать свои земли, в которых уже покоятся люди, кладбищу.

Кругом стало тихо. А потом раздались аплодисменты…

Участники «круглого стола» решили еще раз встретиться, проработав в госструктурах все вопросы, но уже в более представительном составе – на уровне не ниже заместителей акимов.

После заседания мы решили посмотреть собственными глазами на спорные участки. Нам открылся огромный пустырь, уже разбитый на клетки, с засыпанными гравием дорожками к новым захоронениям. «Старые» могилки датируются 2012-м, 2013-м годами (получается, что, выделяя земли в 2015 году, госорганы не видели захоронений?), но преобладает 2020-ый год. Где-то вдалеке замаячило одноэтажное строение, похожее на барак или длинный сарай. Если это объект Айжан Еламановой, то не много ли 5 гектаров земли для его «обслуживания»? Строение и пустырь разграничивают стойки под будущий забор. Никаких сомнений, что земля здесь никогда и никем не обрабатывалась.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале