просмотров 1255

На вас напали в темном переулке. Имеете ли вы право на самооборону?

Опубликовано: 29 Апреля 2019 Автор: Елена ЧЕРНЫШОВА | Петропавловск
На вас напали в темном переулке. Имеете ли вы право на самооборону?
vk.com

Житель Петропавловска вступился за паренька, которого на улице атаковала нетрезвая компания, а в итоге сам оказался на скамье подсудимых. После подобных случаев в обществе с новой силой разгораются жаркие дискуссии на тему совершенствования законодательства о необходимой обороне.

Мимо не прошел

Возвращаясь летним вечером с рыбалки, Женис услышал призывы о помощи. Кричал паренек, которого избивала нетрезвая компания.

«Я увидел, что несколько человек бьют одного, и спустился к ним, – сказал во время суда Женис. – Один ударил меня первым, второй сделал подсечку, в его руке я увидел нож. Но мне удалось его вырвать, и этим ножом я стал наносить беспорядочные удары избивавшим меня парням, после чего они успокоились».

В итоге двое из этой компании получили проникающие ранения, нанесенный им вред оценен как тяжкий. Покинувший место драки Женис позже сам пришел в полицию и был взят под стражу. Юноша, за которого он вступился, говорил, что избиение прекратилось лишь после вмешательства Жениса.

Но суд пришел к выводам, что к моменту, когда к дерущимся подошел Женис, инцидент уже был исчерпан, нож принадлежал самому подсудимому, а применение оружия «не вызывалось ни характером, ни степенью опасности посягательства». При этом было учтено желание мужчины восстановить справедливость. Женис был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном при превышении пределов необходимой обороны, и приговорен к одному году ограничения свободы.

Обжаловать приговор он не стал и сейчас даже не хочет вспоминать об этой истории (поэтому в тексте его имя изменено). По словам супруги, у мужчины, который во время следствия провел четыре месяца в изоляторе, ухудшилось здоровье. На вопрос, как он поступит, если опять услышит крик о помощи, Женис ответил, что однозначно поспешит пройти мимо.

Громкое дело

Ранее в Алматы прошли разбирательства по громкому делу о потасовке возле клуба «Чукотка», о чем подробно рассказывали СМИ. Напомним, в марте 2015 года между тремя посетителями вспыхнула драка, закончившаяся гибелью 37-летнего мужчины. Он и его приятель вступили в конфликт с Александром Кузнецовым, который в ходе потасовки нанес одному из оппонентов удар, от чего тот рухнул на асфальт и скончался.

Сначала ситуация трактовалась как убийство при превышении пределов необходимой обороны, затем – как убийство по неосторожности, в итоге Александр Кузнецов был приговорен к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении. Когда в прошлом году суд заменил Александру неотбытую часть срока штрафом, потерпевшая сторона подала жалобу, и ее удовлетворили. Апелляционная инстанция возобновила следствие, и подсудимый получил восемь лет в колонии общего режима. Кузнецов должен был снова вернуться в места лишения свободы, но к этому моменту уже покинул страну.

7.jpg

Следившие за ходом этих событий казахстанцы разделились на два лагеря: одни яростно поддерживали потерпевшую сторону, другие горой встали за Александра. В соцсетях шли горячие споры. На своей страничке в Facebook Кузнецов еще во время первого процесса написал: «Прокурор просит полтора года, говорят, что я мог избежать нападения и бить слабее. Но в постановлении Верховного суда РК от 11 мая 2007 года сказано, что право на необходимую оборону имеют в равной степени все лица, независимо от их профессиональной или иной подготовки… Лицо обладает правом на необходимую оборону, независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или госорганам».

«Да, Кузнецов мог уйти от конфликта, а мог в тот день не выходить из дома, и тогда конфликта не было бы, а еще мог вовсе не рождаться», – написал с горькой иронией один из друзей подсудимого.

Высказывались по этому поводу и многие известные адвокаты. Вот что написал один из них: «Реальный срок при указанных обстоятельствах ранее не судимому лицу – это пощечина разуму, инъекция страха всем на будущее. Отныне каждый должен знать: если на вас напал пьяный дебошир, ни в коем случае не сопротивляйтесь, встаньте смирно. Вы будете мертвы, но правы».

Высказываний в таком духе было столько, что Союз судей Казахстана даже обращался к Республиканской коллегии адвокатов с просьбой о строгом соблюдении этики и закона об ответственности за вмешательство в деятельность суда. Защитники родных погибшего также возмутились «нагнетанием обстановки в соцсетях, чтобы вызвать у населения мнение о невиновности Кузнецова». Говорилось, что изначально они не намеревались обжаловать первый приговор и решились сделать это из-за информационного давления.

Стой, стрелять буду

Споры о пределах необходимой обороны не утихают. Реальность такова, что попытавшийся защитить себя или близких от хулиганов человек может оказаться в тюрьме. Что при таком раскладе выбирать: бежать (если возможно) или бить? Стать жертвой с риском умереть или попытаться дать отпор, но получить наказание? К слову, такие же дискуссии постоянно возникают и в соседней России, где случаев, когда обороняющийся человек попадает в тюрьму, пруд пруди. Люди возмущаются и говорят, что законы надо менять. Дескать, у гражданина должно быть право давать злоумышленникам любой отпор.

Некоторые предлагают решить этот вопрос кардинально, сняв любые ограничения для необходимой обороны и исключив из законодательства ответственность за ее превышение. Сторонники этой точки зрения предлагают изучить опыт США, где каждый знает, чем чревато, например, проникновение в чужое жилище. Закон разрешает американцам защищать свой дом с помощью оружия.

8.jpg Согласно второй поправке к Конституции США, каждый гражданин имеет право защищать свою жизнь и собственность с применением оружия, – говорит бывшая сотрудница «Экспресс К» Альфия Тодд, проживающая сейчас в Техасе. – Во многих штатах не только разрешено иметь и хранить оружие, его можно носить при себе скрыто или открыто (при наличии лицензии). Практически у всех, кого я знаю, дома есть оружие. Многие проходят специальные курсы по его применению. Мой муж и сын также ездят на стрельбища, сын стреляет с семи лет.

Впрочем, и в этой стране граждане, давшие чрезмерный отпор нападавшим, могут быть наказаны. В Интернете можно прочитать историю 59-летнего американца, получившего большой срок за то, что застрелил грабителя. Прокурор посчитал, что пули, выпущенные после первой, были излишними. Тогда люди возмущались, что жизнь преступника дороже, чем законопослушного гражданина.

Позже прокатилась волна протестов по противоположному поводу, когда был оправдан хозяин дома, застреливший безоружного подростка, проникшего на его участок. Тогда говорили, что право на самооборону превратили в лицензию на отстрел. А вот еще случай: женщина-полицейский, придя домой и увидев постороннего, застрелила его, а потом поняла, что она… ошиблась дверью. Авторы некоторых исследований утверждают, что разрешение на использование огнестрельного оружия для самообороны привело к повышению частоты убийств в некоторых штатах.

Право на защиту

В Казахстане ситуация иная: здесь население, наоборот, разоружается. Хотя, конечно, необходимая оборона является неотъемлемым конституционным правом: каждый имеет право на защиту от общественно опасных посягательств на жизнь, здоровье, имущество, жилище и другие охраняемые законом интересы. Вопрос необходимой обороны регламентируется статьей 32 УК РК, статья 102 предусматривает ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а статья 112 – за причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Превышением пределов обороны признается явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства, в результате чего посягающему причиняется явно чрезмерный вред. Это влечет за собой уголовную ответственность, но только в случаях умышленного причинения вреда. Кроме того, согласно статье 66 УК РК, лицо, превысившее пределы необходимой обороны вследствие страха, испуга или замешательства, вызванного посягательством, может быть с учетом обстоятельств освобождено от уголовной ответственности.

6.jpg

Насколько часто в Северо-Казахстанской области бывают такие случаи? Согласно информации областного управления Комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП РК, в 2017 году в СКО по статье 102 было зарегистрировано одно правонарушение, по статье 112 – три, в 2018-м – ни одного и два, соответственно, в первом квартале этого года – таких случаев не было. С 2017 года суды региона рассмотрели по статье 112 два дела, по статье 102 – пять.

По данным следственного управления департамента полиции СКО, в 2018 году было прекращено только два дела, связанные с причинением вреда при превышении пределов самообороны. Одно – за примирением сторон, другое – за отсутствием состава уголовного правонарушения. Как отметили в СУ, уголовных дел по фактам очевидной необходимости самообороны, в том числе при защите жилища, в производстве не имелось.

Где пределы?

Как видим, число таких дел невелико, что, конечно, можно трактовать по-разному. Но надо отметить, что в судах региона решений об их переквалификации на более тяжелые статьи (99 или 106) за указанный период не было. По словам самих следователей, главной загвоздкой остается определение пределов необходимой обороны, при превышении которых действия самого обороняющегося становятся преступными. Они считают, что закон не раскрывает до конца понятия превышения, не хватает конкретики.

Одной из самых трудноразрешимых проблем института необходимой обороны является определение границ правомерности защиты, выработка ясных, понятных прежде всего для защищающегося лица, критериев, определяющих пределы возможного причинения вреда, – сказал старший преподаватель кафедры правовых дисциплин Северо-Казахстанского государственного университета, член совета областного филиала РОО «Казахстанский союз юристов» Павел Афанасьев. – Иногда выводы о том, что вред несоразмерен, обосновываются тем, что оборонявшимся лицом не используется возможность причинения менее опасного вреда посягающему. Но, во-первых, не всегда возможно установить тот вред, который ожидался при посягательстве. Например, при том же проникновении в жилище ночью. Во-вторых, возможны ситуации, когда посягающий может и не причинить вреда, но причинение ему самому физического вреда может быть законным. Например, неизвестный на улице резко хватает ваш портфель с целью хищения, а хозяин, сопротивляясь, травмирует ему глаз. По моему мнению, в этой ситуации обороняющийся не должен нести ответственности за превышение пределов обороны. Превышение имеет место прежде всего в случаях резкой несоразмерности вреда. Но с учетом того, что установление соразмерности вызывает наибольшие трудности, а установить абсолютные критерии соразмерности невозможно, то, я считаю, использование только этого принципа приводит к неполной оценке действий обороняющегося. Соразмерность – категория оценочная, она требует не только превосходного знания положений закона и разъяснений высшей судебной инстанции, но и максимально полной оценки всех обстоятельств дела. когамов 2.JPG

О важности тщательного изучения и анализа всех обстоятельств при рассмотрении таких случаев говорит и председатель Общественного совета МВД РК, доктор юридических наук, профессор Марат Когамов. Но он убежден, что в законодательстве, регламентирующем эти вопросы, ничего менять не надо.

В УК РК все четко и ясно прописано на этот счет, – считает Марат Чекишевич. – Другое дело, что по-разному складывается практика правоприменения. Наверное, нужно еще раз эту практику обобщить, провести обширные исследования. Возможно, стоит прописать эти вещи в законодательстве о профилактике правонарушений, в законодательстве об участии граждан в обеспечении общественного порядка. Там такая мысль есть, но, может, стоит разработать отдельную статью, более конкретные нормы. Институт самообороны очень важен. Он может быть хорошей профилактикой, дополнительной силой в противодействии преступности. Ведь каждый преступник должен знать, что на любой его удар последует ответный удар. Этому институту нужно уделять больше внимания, ведь бывают случаи, когда человек, сопротивляющийся преступникам, сам подвергается наказанию. Из-за этого люди стараются не вступать в конфликты, и даже когда видят, что совершается правонарушение, стараются не замечать, чтобы потом самим не попасть на скамью подсудимых. Вот такой парадокс. Если дело доходит до суда, требуется кропотливая работа следователей, прокуроров и судей. Но это же вовсе не обязательно. Надо, чтобы наши правоприменители более решительно применяли институт необходимой обороны. И каждый гражданин должен знать, что у него есть право на необходимую оборону, право давать отпор тем же бытовым насильникам. Нужно широко освещать такие случаи, особенно если они нашли правильное юридическое разрешение. Нужны пропаганда и глубокий анализ.

Тонкая грань

Необходимо также понимать, что далеко не все бывает очевидно и однозначно. Не секрет, что многие преступники, выбирая линию защиты, утверждают, что действовали именно в рамках необходимой обороны. Но в значительной части дел такие заявления оказываются голословными, утверждают судьи.

Нельзя забывать и о том, что в каждом деле есть вторая сторона, потерпевшая, у которой может быть прямо противоположный взгляд на происшедшее, – сказал председатель специализированного межрайонного суда по уголовным делам СКО Сергей Викторенко. – Поэтому каждое дело требует предельного внимания, тщательного изучения и оценки всех обстоятельств в совокупности. Речь идет об очень тонкой грани, сложно порой бывает определить, имелись ли основания для необходимой обороны, было ли общественно опасное посягательство на жизнь, здоровье… Ведь бывает так: есть погибший, и есть живой подсудимый, у которого никаких следов побоев. Свидетелей нет, а подсудимый говорит, что на него напали. Как быть? Все это расписано в законе, который, по моему мнению, в изменениях не нуждается. Есть также нормативное постановление Верховного суда о применении законодательства о необходимой обороне, где все подробно расписано. Если есть сомнения, можно, например, назначить дополнительную экспертизу. Так было при рассмотрении одного из дел в прошлом году, и подсудимая в итоге была полностью освобождена от уголовной ответственности.

Речь идет о сельчанке, которая во время очередного скандала с пьяным сыном выхватила из его рук нож и нанесла ему смертельный удар. Дополнительная амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза показала, что на момент деяния женщина находилась в состоянии эмоционального напряжения, испытывала отчаяние, ужас, страх, что предусмотрено статьей 66 УК РК. В итоге ее признали виновной, но от уголовной ответственности освободили.

Всего с начала 2018 года в этом суде рассмотрено три дела (включая вышеуказанное), где подсудимых признали виновными в убийствах при превышении пределов необходимой обороны (в суд они поступили с другой квалификацией). Мужчина, отбивавшийся от пьяного агрессивного родственника, и женщина, вступившая в бой с нетрезвым супругом, получили по два года ограничения свободы.

В Петропавловском городском суде в 2018 году рассмотрено одно уголовное дело по статье 112 УК РК. Подсудимый, ранивший ножом бывшего мужа своей избранницы, который был инициатором конфликта, получил один год ограничения свободы.

Итак, имеет ли право казахстанец защищать себя и близких от преступных посягательств дома и в темном переулке? Ответ очевиден: да. Есть ли гарантия, что он не попадет сам на скамью подсудимых? Нет. Исход дела зависит от добросовестности правоприменителей.

Что же делать? Полицейские советуют не ходить ночью по улицам и крепко запирать двери, юристы – учить законы. Ну а инструкторы по самообороне – осваивать специальные приемы. Ведь в случае реальной угрозы жизни рассчитывать надо прежде всего на собственные силы.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале