просмотров 2844

Пасынки капитана Гранта

Опубликовано: 08 Февраля 2018 Автор: Александр КАМИНСКИЙ | Алматы
Пасынки капитана Гранта
presidentfoundation.kz

Скандал с распределением грантов на научные исследования набирает обороты. Напомним, не получили финансирования проекты, набравшие наивысшие баллы международной экспертизы, но их конкуренты с низкими баллами прошли на ура. Национальный научный совет выделил почти четверть всего финансирования науки по приоритетному направлению «информационные, телекоммуникационные и космические технологии» одному институту, директор которого по странному совпадению заодно является председателем этого самого ННС. Помочь нам разобраться в ситуации мы попросили ведущих ученых Казахстана, чей авторитет не вызывает сомнений. 

IMG_4397.jpg

Сергей ДУБОВИЧЕНКО,  доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Государственной премии РК им. аль-Фараби, лауреат премии ЛКСМ Казахстана, академик пяти академий в РК, России, Европе и США, член Международного астрономического союза, член Американского физического общества, член Европейского физического общества, лауреат Европейской «Золотой медали», лауреат Европейской медали Гаусса и некоторых других наград, зав. лабораторией «Ядерная астрофизика» Астрофизического института им. В. Фесенкова: 

По-моему, почти во всех статьях, появившихся в прессе, не отмечено самого главного. Начинать надо с легитимности того Национального научного совета, который распределял гранты.

В постановлении правительства Казахстана, № 519 от 16 мая 2011 года, сказано, что «в составы ННС не входят руководители аккредитованных субъектов научной и/или научно-технической деятельности и их заместители, а также более одного работника из одной организации». А председатель указанного выше ННС Калимолдаев как раз директор Института информационных и вычислительных технологий, которому щедрой рукой «отстегнули» 1,4 млрд тенге.

Чтобы это нарушение завуалировать, его представляли не по должности, а как «академика Национальной академии наук», основное место работы просто не было указано. Это потом уже дотошный научный народ раскопал в Интернете, кто есть кто! Как и второго члена ННС из этого же института, и ректора вуза. Все это – прямое нарушение постановления правительства.

Казахстанская наука в огне информационной войны
читайте далее

В постановлении кабмина РК установлено, что члены ННС должны иметь индекс Хирша не меньше двух. Этот индекс присваивается каждому ученому в мире и определяет его научный статус. А у Калимолдаева он равен единице! Можете посмотреть в свободном доступе на сайте ISI WEB of  KNOWLEDGE. (Для сравнения:  у самого автора этих строк индекс Хирша равен 15. – Прим. редакции).

Тем не менее он председатель Национального научного совета! Занимается распределением денег на фундаментальную науку всего Казахстана! Я посмотрел его научные работы в базе Томпсон – у него всего три статьи в международных журналах с ненулевым импакт-фактором. И это за всю его жизнь! Такие результаты сойдут для докторанта накануне защиты, но ведь Калимолдаев – директор института, главный ученый секретарь НАН РК, и я на днях с удивлением узнал, что он стал вице-президентом Национальной академии наук Казахстана. Это уже перебор по всем разумным критериям.

Объяснение председателя Комитета науки Министерства образования и науки Абдрасилова, почему деньги получили претенденты с очень маленькими баллами – у кого 16, у кого 18, просто несостоятельно. Якобы эти работы были заявлены по приоритетным государственным направлениям. Но ведь приоритеты расставляет не Абдрасилов. Они устанавливаются правительством, парламентом, президентом.

Я считаю, что ННС под председательством Калимолдаева не легитимен, сформирован с грубыми нарушениями постановления правительства, а поэтому и его решения не могут быть признаны легитимными и должны быть отменены!

Тейфель В Г (2).jpg

Виктор ТЕЙФЕЛЬ, доктор физико-математических наук, профессор, руководитель лаборатории физики Луны и планет Астрофизического института им. В. Фесенкова, дважды награжденный бронзовыми медалями ВДНХ СССР,  экс-президент комиссии по физике планет Международного астрономического союза, член отделения планетных наук Американского астрономического общества, автор 320 научных статей и двух монографий, переведенных NASA в США:

Наше высокое начальство пытается представить это как некую обиду ученых: дескать, их грантами обнесли, вот они и шумят. А главное то, что фундаментальная наука фактически остается без финансирования. Те заявления, что, дескать, нам зарубежные эксперты не указ, тоже смехотворные. Спрашивается: зачем же тогда надо было устраивать эту гонку с предоставлением заявок, переводами на английский язык, рассылкой по экспертам? На их оплату ушло более миллиарда – для чего? Чтобы потом сказать, что они нам не указ? Но, простите, это ведь не частные отзывы, а государственная экспертиза, обладающая уже статусом почти закона!

Также наивно утверждение, что распределение грантов производилось, исходя из стратегических задач страны. Где эти задачи сформулированы? Или их срочно придумал сам ННС, сформированный из людей, судя по всему, случайных? Стратегические интересы в том и состоят, чтобы развивать науки как прикладные, так и в особенности фундаментальные, о чем говорил президент!

Но будем смотреть глубже. Происходящее сейчас – следствие ошибок, которые были сделаны много лет назад. Начнем с того, что была фактически ликвидирована как государственное учреждение Академия наук, которая всегда была штабом фундаментальной науки, и ей руководили настоящие ученые. Я начинал, когда во главе академии стоял незабвенный Каныш Имантаевич Сатпаев. Помню, как развивалась наука в те времена. Но академию превратили в общественное объединение, сделали бесправной.

Далее. Принятый в 2011 году закон о науке. Утверждалось, что наукой будут руководить не чиновники, а сами ученые, статус которых поднимется высоко… На самом деле все произошло наоборот, и все из-за того, что чья-то недобрая рука прямо перед принятием закона убрала оттуда положение о базовом финансировании науки. Ученых оставили только на грантах и на программно-целевом финансировании, что практически одно и то же. Это поставило ученых в положение сезонных рабочих. Кончился грант – кончились исследования, и неизвестна твоя судьба.

Погоня за грантами превратилась в чисто коррупционное предприятие. Но три года назад количество заявок на гранты было всего 400 с чем-то, и только 17% не получили финансирование. Сейчас их количество увеличилось в 10 раз – до 4,4 тысячи! Спрашивается: откуда? Ведь количество ученых и исследовательских учреждений в 10 раз не возросло.

Единственное «жемчужное зерно» в законе о науке – это положение о том, что «гарантируется и обеспечивается свобода творчества». Но это – чистая риторика. На деле все произошло иначе, нас загнали в календарный план, по нему чиновники и следят за наукой. Но ведь научные исследования по шаблону не проводятся! Когда вы ищете что-то новое – а это и есть наука, вы не можете знать заранее, когда получите какой результат. Вот такие абсурдные вещи, к сожалению, происходят. Чиновники не понимают разницы между производством и наукой.

Возвращаясь к теме, скажу: те обращения, которые сейчас идут, вполне справедливы. Но речь идет не просто о жалобах ученых, фактически идет уничтожение науки в республике. А вот это уже абсолютно недопустимо!