просмотров 4290

Режиссер Ахат Ибраев обращается к членам Союза кинематографистов Казахстана

Опубликовано: 28 Августа 2019 Автор:
Режиссер Ахат Ибраев обращается к членам Союза кинематографистов Казахстана
Ахат Ибраев / time.kz

26 августа на нашем сайте вышел материал «Вокруг Дома кино в Алматы разгорается скандал». После его публикации к нам обратился режиссер, продюсер и сценарист Ахат Ибраев, чьи интересы эта статья затронула. Поэтому, следуя правилам объективной журналистики, мы решили дать ему слово. Отвечая на приведенные в материале факты, Ахат Ибраев обращается к членам Союза кинематографистов Казахстана, который он возглавлял в 2016–2018 годы. 

Уважаемые члены Союза кинематографистов РК, обратиться к вам меня заставляет статья, выпущенная представителем Ермека Турсунова Канатом Торебаем. Как вы знаете, я проработал на посту председателя Союза кинематографистов с 2016 по 2018 год, куда я пришел со своей программой. В ней среди других были следующие пункты:

– способствовать выводу национальной киноиндустрии на лидирующие позиции на местном и центральноазиатском рынках;

– создать условия для системной подготовки и переподготовки профессиональных англоязычных кадров на территории Казахстана;

– повышать уровень жизни отечественных кинематографистов, сделать киносреду привлекательной и стабильной для молодежи;

– разработать и внедрить прозрачную систему распределения государственных средств в области кино.

Все это можно реализовать через качественное исполнение существующего Закона РК «О кинематографии», в разработке которого я принимал самое активное участие.

Несмотря на те планы, которые я строил, в первый же день работы сотрудниками союза мне были названы проблемы, о которых вам не доложили на съезде и которые имели жизненно важное значение для организации:

1) у союза скопились колоссальные задолженности перед налоговыми органами и своими работниками по зарплате;

2) здание Дома кино находится в аварийном состоянии и необходим срочный ремонт;

3) у здания Дома кино имеется арендатор, договор с которым был подписан за два месяца до съезда, в декабре 2015 г., но оплачивать аренду он намеревается только в ближайшие несколько месяцев, все остальное будет зависеть от количества проведенных им в здании мероприятий. То есть финансовое благополучие союза было поставлено в зависимость от удачи данного арендатора, так как сама организация не могла покрывать своих расходов.

Забегая вперед, оговорюсь: на момент моего ухода из Союза кинематографистов, уже через два года, были следующие результаты:

– в Доме кино производились капитальные работы по реконструкции всего здания, модернизации устаревших инженерных сетей и канализации, отремонтирована крыша;

– старые налоговые и зарплатные задолженности погашены;

– проведены мероприятия по поощрению молодого поколения и независимых режиссеров за вклад в кино – «Выбор критиков-2017», День казахского кино-2016;

– инициирован и совместно с Министерством культуры и спорта проведен через парламент долгожданный закон о кино, о котором кинематографисты говорили на протяжении десятилетий. Он был написан на основе разработанной нами концепции развития отрасли, анализа текущей ситуации, десятков «круглых столов» и встреч на официальном уровне.

Прошу заметить: никакого финансирования за всю эту работу мы не получали, ни в каких тендерах не участвовали.

Но в феврале 2018 года Ермек Турсунов и Канат Торебай приняли все меры, чтобы сместить меня с должности председателя союза, спешно организовали съезд, голосование и непосредственно само смещение.

Уже через месяц, после того как я покинул место председателя, новым руководством СК были инициированы следующие действия против меня:

1. Они пытались открыть против меня уголовное дело. Однако в результате досудебного расследования, длившегося полгода, в возбуждении уголовного дела прокуратурой заявителю было отказано за отсутствием в моих действиях состава преступления.

2. Ими также были начаты несколько отдельных процессов в гражданском суде. В рамках одного из судебных дел против меня член союза Салимгали Мырзашев требовал от суда отменить результаты голосования 2016 года, когда сопредседателями союза были избраны Ибраев А. и Тауекел С. Причем Салимгали Мырзашев подает в суд не на меня, а на Союз кинематографистов. Истец мотивирует свой иск тем, что он не знал о результатах съезда, не участвовал в нем, хотя выступал на съезде со своей программой. В результате никому не понятного мирового соглашения между участниками спора Союз кинематографистов выплачивает Мырзашеву неустойку.

Для чего это было нужно? Ответ прост: для того чтобы принятые мной решения признать нелегитимными. Ведь к тому времени в законном порядке мной был расторгнут договор с прежним арендатором и заключен с другим, тем, который обязался провести реконструкцию здания и выплачивать союзу арендную плату ежемесячно.

Кстати, об уважаемом Сламбеке Тауекеле. Он решил сложить свои полномочия и порекомендовал правлению оставить меня в качестве единственного председателя. Правление союза единогласно приняло рекомендации господина Тауекела, решив не созывать повторный съезд союза. Копия протокола у меня на руках, с подписями кворума членов правления.

3. Параллельно Союз кинематографистов по своей инициативе ставит под арест здание Дома кино с целью того, чтобы новый арендатор, с которым был заключен договор, не смог закончить ремонт. В своей статье они утверждают, что их не запускают в здание и что они не могут туда попасть. Но арест на здание поставлен ими лично. Сам арендатор не раз пытался оплатить аренду, но союз поменял свои банковские реквизиты, не поставив в известность партнера, а его попытки встретиться с руководством СК ни к чему не привели. То есть создаются условия для того, чтобы он выглядел в ваших глазах нарушителем. Сам арендатор, который абсолютно честно хотел сотрудничать, тоже стал жертвой исковых требований союза. Несмотря на то что он вложил свои средства в ремонт и хотел проводить мероприятия раз-два в месяц (а все остальное время он готов был помогать союзу в организации его собственных мероприятий), Турсунов и Торебай категорически отказываются от любого сотрудничества.

2.jpg

Прошу вас заметить, уважаемые члены союза, что, произведя ремонтные работы в Доме кино, мы автоматически повысили его стоимость. И если у каких-то третьих сил были планы купить здание за бесценок, мы эти планы поломали. Получается так.

Но зачем выгонять арендатора, который вкладывается в ремонт твоего здания, платит аренду и открыт к сотрудничеству? Не потому ли, что необходимо просто освободить здание для другого хозяина? Так что сделать меня виноватым в продаже исторического здания, находящегося в списке культурного наследия города Алматы, не получится. И уже не получается.

Канат Торебай заявляет, что устал от судебных тяжб и разборок, инициированных, между прочим, им и его патроном. По трудам и награда.

Итак, уважаемые члены союза, с тех пор как я ушел из Союза кинематографистов, прошло больше полутора лет. Это судебные заседания, анонимные угрозы, интриги. По этим причинам я был вынужден выйти из экспертного совета, созданного по закону Центра поддержки казахстанского кино, но нападки на меня не утихают даже после этого.

Хочу вам сообщить, что Верховный суд РК, состоявшийся 17 июля этого года по моей жалобе, отменил решения, вынесенные ранее. У меня на руках есть все судебные документы, подтверждающие мою правоту.

Поэтому я задаюсь вопросом: если старшее поколение, прикрываясь демократической риторикой, в жизни пользуется недопустимыми методами устранения конкурентов, то какая судьба ждет нашу культуру – ту сферу, от которой зависит какой быть нашей нации?

С уважением, Ахат Ибраев, режиссер, продюсер, сценарист

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале