• USD 379.8
  • EUR 424.5
просмотров 270

Родственники погибших в авиакатастрофе в 2017 году до сих пор не знают причину крушения самолета

Опубликовано: 14 Мая 2019 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
Родственники погибших в авиакатастрофе в 2017 году до сих пор не знают причину крушения самолета
ibirzha.kz

Открытое письмо подполковника запаса из Уральска Виталия Кутафина министру индустрии и инфраструктурного развития нашло отклик в сердцах казахстанцев. Да и как не сопереживать отцу пилота Евгения Кутафина, погибшего в авиакатастрофе АН-28 более 2,5 лет назад, если обстоятельства и причины гибели не названы до сих пор.

«Невнимание правительства и администрации, которые обещали позаботиться о семьях погибших, убивает веру в справедливость, – пишет Виталий Кутафин. – Мне потребовалось больше полугода, чтобы разобраться в нормах социальной защиты граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Я часами просиживал в ЦОНе и ездил по городу в поисках нужных справок. У нас в Казахстане попросту отсутствует программа поддержки и помощи таким, как мы, оказавшимся один на один с бедой. Обращаюсь к Вам в надежде, что на правительственном уровне решат два вопроса. И тогда внук на страховую сумму сможет получить образование, а нам, родителям погибшего, вернут вещественную память о сыне – его вещи – вместе с верой и надеждой в профессионализм следственных органов…».

Напомним, самолет санитарной авиации АН-28 разбился недалеко от Алматы в 2017 году. Экипаж и бригада врачей погибли. В том числе и пилот Евгений Кутафин, известный всему Уральску как парашютист и планерист, не раз обеспечивавший команде города призовые места на международных соревнованиях. И вот его отец, опытный летчик, до сих пор не может добиться результатов расследования авиакатастрофы.

Как оказалось, на официальном сайте Министерства индустрии и инфраструктурного развития опубликованы результаты расследования трех из пяти авиакатастроф, происшедших в 2017 году. Два происшествия, включая крушение самолета АН-28, до сих пор как-либо не квалифицированы.

По словам Виталия Евгеньевича, отсутствие заключения о происшествии не позволяет страховой компании осуществить необходимые выплаты, а семье погибших – спокойно спать.

В прошлом я пилот гражданской авиации, подполковник запаса, – говорит мужчина. – Понимаю сложность расследования и не пытаюсь давить на затянувшийся анализ причин катастрофы. Хотя для меня, как и для всех опытных авиационных специалистов, исключены основные: техническая неисправность самолета и ошибка экипажа. Командир Геннадий Цой был опытнейшим пилотом-инструктором, освоившим три типа самолетов – АН-28, ЯК-40 и Boeing 737. Мой сын Евгений – спортсмен-парашютист, совершивший более 900 прыжков, пилот-планерист, имевший более 100 часов самостоятельного налета на планере, около 700 часов на самолете АН-2 и более 100 часов на самолете АН-28. С таким опытом экипаж справился бы с экстренной посадкой в самых неблагоприятных условиях – и ночью, и с отказавшими двигателями. Самолет упал в 28 километрах от Алматы в районе села Мичуринское и в 15 километрах от Илийского военного полигона. Установить факт воздействия на самолет, внешнего или внутреннего, – дело чести следственного управления. Еще раз подчеркну, что предполагать человеческий фактор могут или несведущие в авиации люди, или чиновники, которым нужно скрыть истинные причины катастрофы./cit]

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале