просмотров 883

Семейная пара пытается отнять жилье у пенсионерки

Опубликовано: 15 Января 2019 Автор: Даурен ДАКИН | Павлодар
Семейная пара пытается отнять жилье у пенсионерки
© ТАСС

Труженица тыла Елена Думнич едва не осталась за воротами собственного дома. 82-летняя женщина переписала имущество на семейную пару, живущую по соседству, в обмен на обещание достойно похоронить ее после смерти. Правда, сама пенсионерка узнала об этом своем «решении» от соседей, которые пришли попрощаться с давней подругой.

На протяжении многих лет Елена Ивановна живет одна. Женщина, похоронившая мужа и четверых детей, уже привыкла к ежедневному одиночеству. Дважды в неделю к ней приходит социальный работник, который помогает наводить порядок в доме и ходит в магазин. А в ноябре 2017 года пенсионерке неожиданно стало плохо.

Я подходила к двери и почувствовала, что теряю равновесие, – рассказывает Елена Думнич. – Несколько раз упала, поднялась и дотянулась до телефонной трубки. Пальцы соскальзывали с кнопок, но мне кое-как все же удалось вызвать «скорую помощь». Уже теряя сознание, я услышала шаги врачей. Они померили давление и сказали, что мне нужна госпитализация. Я попросила позвать кого-нибудь из соседей, чтобы приглядели за домом, и меня отвезли в больницу.

Врачи диагностировали у павлодарки инсульт и артериальную гипертонию третьей степени, рекомендовав ей постельный режим. Но покой старушке мог только сниться, потому что супруги Геннадий и Людмила Павленко, живущие по соседству, стали захаживать к ней чуть ли не каждый день. А 28 ноября чета взяла Елену Ивановну под руки и повезла к частному нотариусу, где старушка написала дарственную на имя Людмилы Павленко, а после составила еще и завещание, согласно которому соседка становилась новой владелицей дома. Об этом сама Думнич узнала от своих подруг-соседок.

2.jpg Мне сказали, что мой дом теперь принадлежит Людмиле. Будто я сама отписала все свое имущество ей. Но я этого не помню, потому что меня только выписали из больницы. Ничего не соображала. Как я могла что-то подписывать, если я даже вижу очень плохо? – задается вопросом пенсионерка.

Но чета Павленко от дома отказываться не собиралась и уже в суде настаивала на том, чтобы договор дарения и составленное бабушкой завещание признать законными. Однако защитник пенсионерки Аскар Туякбаев заявил, что после перенесенного инсульта Думнич не могла отдавать отчет своим действиям, а соседи воспользовались ее беспомощным состоянием.

26 ноября 2017 года они заключили договор дарения, а после, в тот же день, оформили еще и завещание! – говорит юрист Туякбаев. – Этот момент и вызвал подозрения – зачем составлять завещание, если уже есть дарственная? Если следовать логике, то ответчики таким образом освобождали себя от обязанности ухаживать за старушкой вплоть до ее кончины и фактически могли просто оставить ее на улице, поскольку уже являлись собственниками жилья, оценочная стоимость которого составляет 8 млн тенге.

Суд встал на сторону труженицы тыла. Служители Фемиды сделку дарения признали незаконной, лишив Павленко всяческого права на дом Елены Думнич.

Со слов соседей, семейная чета и ранее не особо общалась со старушкой, хотя жили они всего в нескольких метрах друг от друга. Но когда бабушка заболела, стали навещать ее, топить печь и интересоваться состоянием здоровья. После того как суд лишил Павленко прав на жилье старушки, супруги оборвали все контакты с пенсионеркой, но дорогу к ее дому не забыли.

Когда я спала на веранде, в мою дверь частенько стали бросать камни. Я боюсь этих людей, поскольку живу одна и неизвестно, что им может прийти в голову, – поделилась опасениями Елена Думнич. – У меня остались внучки, которые живут в Германии и России. Им я и хочу отписать свой дом, чтобы вновь не стать жертвой обмана.

Официальную точку в этом деле ставить рано. Дело в том, что семья Павленко подала апелляцию на решение суда первой инстанции и на вновь назначенном заседании будет доказывать свою правоту, требуя признать их права на дом соседки Елены Думнич законными.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале