просмотров 1163

Смерть девушки-психолога в Павлодаре обрастает шокирующими подробностями

Опубликовано: 17 Марта 2020 Автор: Даурен ХАИРГЕЛЬДИН | Павлодар
Смерть девушки-психолога в Павлодаре обрастает шокирующими подробностями
Галина Мельник

Павлодарка обвинила в бездействии полицейских, выясняющих причину гибели ее дочери. По словам Галины Мельник, за четыре месяца расследования стражи порядка не смогли даже сказать, с какого этажа высотного дома упала девушка.

О трагедии, происшедшей в ноябре 2019 года, в СМИ практически ничего не говорилось. Сообщалось лишь, что 24-летняя учительница психологии выпала с балкона, получив травмы, от которых спустя несколько часов скончалась. Но странностей в этом деле, как говорят родители погибшей девушки, более чем достаточно. Во-первых, квартира Лилии Мельник расположена на первом этаже дома. Во-вторых, склонностей к суициду у нее не было. И в-третьих, девушка написала несколько научных работ о том, как уберечь от такого необдуманного шага подростков.

Она не могла, понимаете, будучи молодым ученым, посвятив полтора года своей жизни этой теме, ввязаться в то, от чего сама спасала подростков. И причин для сведения счетов с жизнью у нее не было, – рассказывает Галина Мельник.

Тем не менее в ноябре 2019 года полицейские расследовали дело по статье «доведение до самоубийства». По словам Галины Мельник, она обращалась в северный отдел полиции УВД Павлодара, чтобы получить информацию о ходе следствия. Ей ответили, что оперативники работают. Убитая горем мать просила восстановить удаленные сообщения с мобильного телефона дочери, отследить ее последние перемещения посредством все того же смартфона и проверить личный ноутбук. Но женщине заявили, что таких специалистов в Казахстане нет.

Результата не было никакого. Следователь молчал, никаких деталей и подробностей мне, как главной потерпевшей, не сообщали. Я обратилась к министру внутренних дел, от которого 31 января 2020 года мне пришел ответ. В нем говорилось, что полицейские действительно не занимались расследованием гибели моей дочери, создавая лишь имитацию работы. Министр также сообщил, что взял дело на контроль. Но прошло еще полтора месяца, а дело с мертвой точки так и не сдвинулось, – добавила мать покойной.

В марте полицейские все же пришли к Галине Мельник домой. Но, к ее удивлению, с ордером на обыск. Блюстители порядка перевернули весь дом в присутствии понятых, пытаясь найти какие-то улики. Женщина препятствовать обыску не стала, но документ подписывать отказалась, потому что не была уверена в законности действий полиции. Что же искали блюстители порядка? Очевидно, возможные зацепки, но уже совсем другого преступления.

1 марта мне сообщили, что мужа погибшей дочери избили в подъезде его собственного дома. А уже на следующее утро я узнала, что это была не просто хулиганская выходка, а нападение: он получил несколько ножевых ранений, от которых позже скончался в больнице. И тогда же в отделение полиции доставили моего мужа, которого привезли с работы, и сына, находившегося в гостях. Кстати, полиция обыскала и ту квартиру, где гостил сын, – рассказывает Мельник.

Очевидно, что следствие пытается установить какую-то связь между семьей Галины Мельник и нападением на ее зятя, которого она сама обвиняла в гибели дочери.

Я объясняла полицейским, что у меня есть основания полагать, что мой зять причастен к убийству Лилии, – говорит женщина. – Потому что за несколько дней до своей смерти она сообщила мне, что собирается подавать на развод, так как жить с мужем больше не может. Он закрытый человек, который не знает, что такое семья, и она пыталась привить ему простые человеческие ценности. Но не вышло. Дочь стала понемногу перевозить свои вещи в родительский дом. А потом ее не стало. Но сразу скажу, никакой неприязни между зятем и мной не было. Я, наоборот, пыталась наладить контакт, относиться к нему как к сыну, но мои попытки подружиться он отверг.

Стражи порядка допрашивали мужа и сына Галины Мельник на протяжении 14 часов.

Мне сказали, что полиция рассматривает версию мести, – говорит она. – Будто бы мой муж и сын таким образом поквитались за Лилию. Статус супруга не определен, а сын проходит по делу в качестве свидетеля. Но его сейчас принуждают участвовать в следственном эксперименте, где будет воссоздана картина происшествия. Другими словами, его хотят перевести из категории свидетелей в категорию подозреваемых.

На официальное письмо корреспондента «ЭК» с просьбой пролить свет на эту историю в пресс-службе областного департамента полиции заявили, что ответ находится на согласовании в прокуратуре.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале